Жемчужина дракона

Размер шрифта: - +

Глава 8

После сытного обеда — пойманный кролик оказался на удивление жирным — и отдыха шагалось гораздо легче. А дракон, перестав водить кругами, словно издеваясь над ними, подбрасывал на пути самородные камни.

— Вот тебе рубин, — расхохоталась Вита, наклоняясь и поднимая кругляш с перепелиное яйцо, лежащий прямо у носка сапога.

Клос даже злиться начал — ему, опытному следопыту, камни в руки не идут, а какой-то мальчишка на них ногами наступает. И его Ортвину самородки в лапки не идут. Он вынул зверька из-за пазухи и пустил впереди себя — пусть ищет золото и изумруды. Ласка недовольно поцокал, мол, спал, никого не трогал, а его теперь заставляют лапками идти.

— Мог и сам насобирать камней на безбедную жизнь, — продолжала изгаляться Вита, — и не надо было бы рисковать здоровьем как своим, так и чужим.

— На себя намекаешь? — скривился Клос.

— Не без этого, — согласилась она с ним. — Я бы, между прочим, сидел сейчас дома, мягко спал, сладко ел, а не таскался бы с тобой по горам в неизвестном направлении…

— А тебя никто не звал, сам увязался…

Огромный бурый медведь возник перед ними совершенно неожиданно. Он стоял, подняв лапы вверх, готовый обрушиться всей своей мощью на шедшую первой Виталину. Она даже закричать от ужаса не смогла — шлепнулась на землю и стала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег.

Клос, выхватив свой тонкий, как пика, нож, в отчаянном прыжке бросился вперед, стараясь закрыть парня своим телом. Удар когтистой лапой отбросил его далеко в сторону, и он закувыркался по склону. Но эта минутная заминка спасла жизнь Вите. Стараясь увернуться от когтей зверя, она, несколько пришедшая в себя после удара и падения Клоса, перевернулась через голову, вскочила на ноги и, отчаянно вопя и размахивая руками, побежала в сторону, противоположную той, куда улетел от удара Клос, отвлекая теперь зверя на себя. Ее рука сильно кровоточила, она без труда могла предположить, мужчине сильно досталось. Драконье яйцо вывалилось у нее из-за пазухи и покатилось, подпрыгивая по камням. Ортвин в первую секунду заметался между хозяином, ней и яйцом, но потом, видимо, решив, что люди сами о себе в состоянии позаботиться, метнул гибкое длинное тело в сторону яйца, стараясь настигнуть его или хотя бы не потерять из вида. Разыскивай его потом среди травы!

Медведь грозно зарычал на весь лес, но преследовать беглецов не стал, решив, что с них и так достаточно…

 

— Как ты? — Вита, поддерживая израненную руку, присела перед продолжавшим лежать на земле Клосом.

— Как будто не знаешь, — проворчал тот, даже не предпринимая попытки сесть или встать.

— А чего тогда лежишь? — не поняла она его.

Да, у нее сильно болела правая рука, но кости были целы, она это чувствовала, еще немного саднило тело после удара о землю. Ничего страшного. Они все целы и относительно здоровы. А остальное все заживет. Главное, чтобы раны, нанесенные когтями зверя, не загноились.

Клос перевернулся на спину и, смущенно вздохнув, поднялся на ноги.

Вита сначала ничего не поняла, а потом разразилась неудержимом хохотом на всю округу, распугивая птиц и зверей.

— Смейся, смейся, — попытался обидеться мужчина, прикрывая лохмотьями, тем, что осталось от его куртки, рубахи и штанов, белое, совершенно незагорелое, тело. — Тебя, между прочим, защитить от когтей медведя пытался.

— Вижу, — вытирая выступившие от смеха слезы, ответила Вита.

И если куртку с рубахой можно было перехватить веревкой, чтобы хоть как-то прикрыть телеса, то что делать с разодранными сверху донизу штанами, было совершенно непонятно.

И она снова зашлась в безудержном хохоте, согнувшись пополам, а потом и вовсе повалившись на траву, так как сил стоять на ногах просто не было.

— Снимай штаны, — скомандовала Вита, прохохотавшись, — зашивать прореху будем.

— Ага, у тебя и нитка, и иголка имеется. Я заметил.

А вот Клосу совершенно не было смешно. Он хоть и не стеснялся парня, но ходить, когда все торчит наружу было как-то, на его взгляд, несколько неудобно.

— Снимай, — повторила Вита. Она уже придумала, как помочь беде — штаны у мужчины были почти новые, крепкие, и если по краю разрыва сделать дырочки и вплести веревку, а потом стянуть ее, то вполне могли получиться штаны со шнуровкой. Тут главное не промахнуться и близко к краю дырок не накрутить, иначе ткань, какая бы прочная не оказалась, разлезется, но и далеко от разрыва шнуровку относить не следовало — можно и не влезть в «новые» штаны.

Сначала Клос не совсем понимал, что задумал парень, но потом сам принялся ему помогать — крутил острой палочкой дырки и продергивал в них концы расплетенной веревки. А вот с рубахой и курткой такой «фокус» не прошел — совсем изношенные и старые те были. Пришлось рубаху надеть задом наперед под куртку и повязать поверх все той же веревкой, как поясом.

— Место для ночлега надо искать, — важно заметила Вита, потрогав яйцо за пазухой.

Прошедшую ночь она провела на дне медвежьей ямы. Но, как оказалось, это было не самое страшное — живые медведи бродили по горам, встречи с которыми она больше не желала. Впрочем, быть затоптанной кабанами, следы которых стали попадаться довольно часто, она тоже не хотела.

— Сухая пещерка вполне подойдет, — добавила бодро.

— И кто нам отыщет эту пещеру? — фыркнул Клос.

Ему тоже хватило встречи с медведем. И теперь он желал надежных крепких стен и покоя.

— Ортвин, — невозмутимо ответила Вита. — Ну, пошел, ищи, — обратилась она к зверьку, которого не посадили, как обычно, за пазуху, а заставляли топать по склонам на своих лапах.



Учайкин Ася

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться