Жемчужина Морского Дьявола

2 Барракуда на корабле

Как и ожидалось, до утра следующего дня никто легата, развлекающегося со строптивой наложницей, тревожить не собирался. Поэтому я смогла спокойно приступить к планированию побега. Отрезав от кремового цвет простыни два ровных квадрата, я сделала из них удобные узелки. В один положила кусок гуся и немного фруктов. Легат к предстоящей ночи хорошо подготовился, еда находилась на круглом столике неподалеку от кровати. Во второй узелок я собрала все золотые побрякушки, что находились в комнате. К сожалению, в собственной спальне бывший прославленный полководец, а ныне начинающий синеть труп, денег не хранил. И мой улов в этом плане состоял из браслета на плечо, массивного серебряного медальона, снятых с покойника, и позолоченных кисточек с занавесок. Заниматься мародерством было противно, да и деньги, которые я выручу за эти трофеи, не велики, однако выходить в свободное плавание, не имея никакой наличности, было еще хуже. Остальные тряпки разрезала на широкие полосы, скрутила, связала друг с другом. Комната легата находилась на втором этаже и выступы на стене присутствовали, но, учитывая высоту здания, вполне реально было сломать себе ноги при спуске без веревки. Не стала трогать только занавески, чтобы никто снаружи не догадался о происходящем раньше времени.

Самым сложным было дождаться темноты, зато, когда, наконец, пришло время действовать, никто не заметил или скорее не обратил внимания на темную фигуру, вылезающую из окна особняка. На улица Руби было полно праздношатающегося люда, от которого пахло алкоголем напополам с развратом. Жители города чествовали свою богиню. Для меня этот праздник оказался настоящей удачей. В своем бордовом платье я совершенно не выделялась из толпы разодетых горожан, а если кто увидел капли крови на нем, то, верно, принял за пролитое вино. Мне даже на мгновение пришла в голову чушь, что сама Церера сегодня на моей стороне. Наверное, и правда, можно было бы так сказать, если бы боги существовали на самом деле.

Быстрым шагом я прокладывала себе путь по освещенным факелами улицам среди подвыпивших людей. Пункт назначения был мне известен еще вчера. Если и есть место, из которого можно почти мгновенно исчезнуть из столицы, то им, без сомнений, является порт. Я даже успела присмотреть корабль, на котором хотела бы совершить побег.

На пути к порту не обошлось без приключения. Какой-то пьяный терраец в испачканной виной тоге схватил меня за запястье и пытался что-то предложить, дыша мне в лицо перегаром. Я едва удержалась от того, чтобы резануть по его лапе стилетом, зажатым в левой руке. К счастью для пьяницы, его друзья оказались поблизости и вовремя его от меня отцепили. Похоже, некоторые типы людей одинаковы во всех мирах.

В отличие от улиц, по которым я прошла, в порту практически никого не было. Видимо, основное действие праздника разворачивалось на главной площади города или поблизости от нее. Здесь же даже факелы были зажжены не все, поэтому причалы в большинстве своем оставались в темноте. Я прошла вдоль берега в поисках нужного корабля. Но судна, с которого сошла та самая девушка в сарафане, не обнаружила. Наверное, они уже уплыли. Это расстраивало. Я уверена, что смогла бы договориться с местными «славянами», хотя бы потому, что наши родные языки похожи. Но теперь меня снова впереди неизвестность. Кто знает, не выкинут ли меня за борт хозяева корабля, когда обнаружат в трюме «зайца»?

Пришлось снова обойти все причалы, внимательно разглядывая судна. Все корабли с веслами я игнорировала. Они показались мне ненадежными и совсем не подходили для моего побега. В тесном трюме, полном гребцов, спрятаться негде. Как не посмотри, парусные судна выглядели привычнее и внушительнее. Из-за темноты мне мало что удалось рассмотреть, да и не разбираюсь я в судостроении. Поэтому выбирать пришлось практически наугад. Все решил случай. Когда я уже собиралась залезть на крайний корабль, с противоположного конца пирса вдруг раздался заливистый храп, заставивший меня замереть на месте. Мне вдруг в голову пришла мысль, что пусть почти все моряки и сошли со своих кораблей на землю, чтобы поучаствовать в вакханалии имени Цереры, однако оставить на борту хотя бы одного часового они были обязаны. Иначе их ограбят. Неизвестно, что делает часовой на том судне, который я выбрала, но мне точно известно, что кто-то сладко храпит с противоположной стороны. Пришлось срочно менять направление.

Так как меня никто не ждал, то, естественно, и трапа никто не оставил. Взбираться на корабль пришлось по канату, которым судно было привязано к пристани. Канат был толстым и жестким. Пока ползла по нему, ободрала себе обе ладони и два раза чуть не соскользнула в воду. Когда канатный путь был преодолен, я перевалилась через бортик и без сил упала на палубу. Наверное, при этом я была недостаточно тихой, потому что храп прекратился, заставив меня замереть без движения. Совсем рядом я заметила тусклый свет, кто-то завозился. Я вновь сжала в руке стилет, готовясь оказать сопротивление часовому, если он заметит меня. Если повезет, и он тут один, то у меня есть шанс ранить его и сбросить за… Храп раздался вновь, нарушив мои коварные планы.

Встав на четвереньки, я прихватила керосиновую лампу, стоящую на столике часового, и поползла искать вход в грузовой отсек трюма. Он обнаружился в надстройке на корме. Трюм был до отказа заполнен мешками и бочками. Видимо, мне повезло и этот корабль хозяева уже нагрузили товаром, а значит, он скоро отплывает. Единственным, что я абсолютно не смогла предвидеть в своих планах и что никак не способствовало моей незаметности на корабле, была большая клетка, стоящая у стенки трюма. Я не сразу поняла, что в ней находится. Сначала мне показалось, будто хозяева корабля перевозят какое-то дикое животное. Но приблизив к клетке лампу, я поняла, что это человек. Он безвольно лежал на полу клетки, одетый в серые рваные тряпки, сквозь которые были заметны льняные бинты, на которых запеклась кровь. Мужчина был тяжело ранен, но даже весь избитый, бледный и без сознания имел весьма грозный вид. Его опасность подтверждали также кандалы, обвивавшие его запястья. Мне следовало уйти с этого корабля, как только я его увидела. С таким попутчиком сложно будет оставаться незаметной. Но я и так потратила много времени, чтобы добраться сюда, скоро уже начнет светать. Меня могли увидеть, и потому я не стала уходить. Оставалось надеяться, что пленник искренне ненавидит своих тюремщиков и не расскажет им обо мне.



Сонная Сказочница

Отредактировано: 30.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться