Жемчужина темного дракона

Размер шрифта: - +

Первая глава

Виктория Скляр

 

Жемчужина темного дракона

 

Любовь – это единственное, чем она еще не болела.

Амели.

 

Первая глава

 

Порывистый ветер развевал мои распущенные волосы, отчего пряди хлестко били по лицу, но я не обращала на это внимание. Вздохнув полной грудью чуть морозный, свежий воздух, почувствовала, как боль и тоска железными тисками сдавили сердце, не позволяя дышать. 
– Ты в порядке, милая? – тихим голосом спросил мой кузен Эрик, положив руку мне на плечо и чуть сжимая. Его голос доносился до меня, словно из далекой пещеры, чуть приглушенным эхо, отраженный от тысячи стен. 
– Да, все нормально, – кратко кивнула, сжимая в пальцах небольшой, красивый букет полевых цветов.  – Я рада, что ты здесь со мной, – я благодарно улыбнулась парню, удостоившись в ответ кривой ухмылки, которая была обязательной для его тонких губ. 
– А где еще мне быть, Коралина? – нахмурился кузен, теряя всю веселость, которая у него имелась.
Сегодня была десятая годовщина со дня смерти моих родителей и еще сорока двух жителей нашей усадьбы. Вздрогнув от воспоминаний, промелькнувших в голове чередой кровавых, скорбных моментов, я с силой зажмурила глаза и потрясла головой. 
Каждый год я приезжала в свой родной дом, иногда с дядей, но чаще именно с Эриком, потому что он стал моей единственной опорой и поддержкой после тех ужасающих, трагичных событий, унесших столько жизней и позволивших выжить лишь мне одной. Десять лет назад наша усадьба была уничтожена магической хворью, которая не щадила никого – ни живых, ни полуживых, ни взрослых, ни детей, ни даже животных. Все они стали жертвами этих событий, которые наша история именовала не иначе как: «Черная неделя». 
От моего дома не осталось ничего, кроме пепла и углей. И теперь, приходя на могилы своих близких, я задавалась лишь одним вопросом: «Почему выжила именно я?». 
После гибели родителей, хворь оставила мне вечное напоминание об этих событиях – уродливый  шрам в виде месяца на левой стороне лица, прямо рядом с глазом. И медальон, подаренный мамой в день моего двенадцатого дня рождения. 
Мы с Эриком по уже привычной традиции направились вдоль поляны, по вымощенной крупными булыжниками тропе, неся с собой обычные уже угощения мертвецам – рисовые пирожки, фасолевый пирог и бутылку эльфийского вина. 
Оправив свое синее, в пол простое платье, я подошла к сорока четырем надгробным плитам, что выросли на небольшой полянке, словно грибы после дождя. 
Глаза увлажнились от набежавших слез скорби и тоски, сердце сбилось со своего ритма, и ком встал в горле, заставляя судорожно всхлипнуть и упасть на колени перед могилами своих родителей. Прикоснувшись дрожащими пальцами к бетонным плитам, с выгравированными на них именами, я возложила цветы, а Эрик поставил угощения, выкладывая их из плетенной корзинки. 
– Мне вас так не хватает, – судорожно прошептала я, чувствуя, как предал меня голос. Вытирая слезы тыльной стороной ладони, устало прислонилась лбом к холодной плите, пытаясь сделать вдох, чтобы вытеснить железный, тугой обруч, стиснувшим грудную клетку. Сжимая в пальцах мамин медальон с изображением летящего дракона, я зажмурилась и качнула головой, чувствуя как длинные пряди прилипли к мокрым щекам, а колени начали болеть от холодной земли и твердых камней. Но мне было плевать на это. 
– Вставай, простудишься же. На дворе осень в полном праве, – Эрик осторожно помог мне подняться, поддерживая своими сильными руками за плечи. 
Запрокинув голову, я пыталась остановить глупые слезы, которые, словно издеваясь, змеились по щекам, увлажняя кожу. 
– Я рядом, Коралина, ты не одна, – обнял меня Эрик, а я доверчиво прижалась к его горячему боку и удивленно распахнула свои карие глаза, и глупо уставившись на синее, безоблачное небо. – Там дракон… Настоящий… – выдохнула я пораженно, неприлично тыча пальцем вверх и дергая кузена за рукав камзола. – Эрик, там дракон!  – воскликнула удивленно, а парень неожиданно нахмурился и поджал губы. 
– Судя размаху крыльев и окрасу, то это кто-то из императорского патруля. Смотри, у него на хвосте блестит золотое кольцо, такое только у воинов есть, – Эрик указал на блестящую точку, которую я с трудом могла разглядеть. – Идем, не хотелось бы мне пересекаться с патрулем императора. Говорят, что они последние месяцы участили проверки на границе. 
– Но мы же ничего не сделали, – в моем голосе прозвучала неуверенность. Что может быть плохого в том, чтобы прийти на могилу к близким? – Мы лишь пришли почтить память своих родственников. 
– Ты это им объяснить попробуй. К тому же тебе известно, что темный дракон, Расон тэх’c Луэн ищет себе невесту среди человеческой аристократии. И как раз сейчас у него очередное знакомство с потенциальной невестой. 
– Бедная невеста, – хмыкнула я себе под нос. 
Месяц назад по империи пронеслась молва о том, что темный дракон – брат императора – ищет себе невесту. И стоило этому произойти, как матери забились в судорогах, а отцы решительно намерились увезти своих любимых дочерей в горы или даже на болота, лишь бы избавить от встречи с пугающим, жутким ящером, именем которого пугали даже орков. 
Но отказаться нельзя, ибо отказ означал одно – смерть. 
Да уж, прошлый месяц стал откровенно нервным для всех нас, особенно для Элары и тетушки Садиры, потому что наша семья являлась представителями человеческой аристократии и отсюда факт, который был неоспорим. И мы были обязаны показать дочерей темному дракону для его выбора. 
Элара – моя кузина по линии отца в тот момент рухнула в обморок и пролежала без сознания около трех дней, которые показались нам целой вечностью. Тетушка была уверена, что именно ее любимая дочурка станет невестой темного дракона – красивая, статная, обученная этикету и просто очаровательное создание. 
Как она могла ему не понравиться? 
Мы же с Эриком сбежали на два дня из поместья дяди, чтобы прийти на могилы моих родителей. Если бы не кузен, то я бы точно не смогла здесь появиться. Меня бы просто не отпустили, боясь разгневать темного дракона. Он уже прибыл в столицу, и каждый день знакомился с новой семьей, следовательно, скоро и до нас очередь должна была дойти. 
Уверена, что по возвращению тетя Садира будет кричать и ругаться, возможно, даже решится нас выпороть, но это того стоило. Мои родители стоили любой боли, которую мне могли причинить. И мне было плевать на желание темного дракона. Я-то точно не стану его невестой, так что в принципе, меня можно было и не принуждать к этому мероприятию. 
Вот только у дракона, кажется, были свои мысли по этому поводу. 
Когда мы с Эриком покинули опушку и направились к нашей карете – от дома дяди до сгоревшей усадьбы было около пяти часов пути, – то увидели неприятный сюрприз. Я пораженно замерла рядом с кузеном, с силой сжав его руку своими пальцами. Устремив взгляд в землю, я оторопело замерла, не имея сил пошевелиться. 
– Эрик… – испуганно позвала кузена. 
– Не переживай, все будет хорошо. Мы не нарушили никаких законов, – он ободряюще сжал мою ладонь и пошел к незнакомцу. Я не знала, кем был этот нежданный гость, но от одного его присутствия у меня все внутри переворачивалось, и легкие болезненно сжались от страха. – Меня зовут Эрик Делонг, и я хотел бы узнать причину появления командира шенорского патруля… – начал было кузен, а я больше не имея сил сопротивляться любопытству, все-таки не каждый день с темным драконом видишься так близко, подняла глаза и обомлела. 
Командир… значит, этот мужчина был ненаследным принцем!
И хотелось испугаться, убежать, скрыться как можно скорее, но сил не было. 
Передо мной застыло лишь серебро бездонных глаз, от взгляда которых не спрятаться и не скрыться. Я чувствовала, как умирала и возрождалась вновь лишь по велению хозяина этих великолепных, чарующих глаз и вся моя жизнь стала подчинена его силе.  И нужно бы отвести взгляд, отступить, забыть и вырваться из этого утягивающего омута… да только сил совсем не осталось и все мое существо потянулось к дракону, желая стать к нему ближе. 
– Мы с кузиной… – продолжил говорить Эрик, и его голос разрушил притягательную иллюзию, заставляя меня вздрогнуть, как от боли и сжать кулаки от безысходности. В мою грудь словно вонзили отравленные стрелы, что разъедали внутренности и заставили сердце с глухим звуком рухнуть в желудок. 
Все это лишь мираж… который не отпустит меня более никогда. И больше нет меня и больше нет выбора. 
Темный дракон неожиданно дернулся, будто его ударили, и приглушенный рык донесся до меня вибрирующим рокотом, заставляя судорожно сглотнуть и вздрогнуть, как от удара. Этот рык обрушился на мои нервы, забился истошным пульсом где-то в горле и ноги были готовы в любой момент подкоситься. И также неожиданно, как приворожил меня, ненаследный принц империи Шеноры оказался рядом, будто порталом перенесся. Его сильные, большие руки нежно опустились мне на талию, приподнимая и прижимая к себе, как самый драгоценный дар.  
Рядом послышался сдавленный хрип кузена, его попытки что-то сказать или сделать не увенчались успехом.                                                                                                                          
  А я… я смотрела в эти бездонные, пленительные серебристые глаза и мне так хотелось прижаться к нему, коснуться коротких каштановых волос и вдохнуть его запах, провести пальцами по черной кожаной куртке, облегающей широкие плечи. Я грезила о том, чтобы раствориться в этом мужчине и слиться в одно целое. 
Чистое наваждение не иначе. Магия…                                                                                         
– Нашел, – выдохнул дракон сдавленным, тихим голосом, прижимая к своей твердой груди и ставя на ноги. Он обнял меня, мягко притягивая к своему мускулистому телу, зарылся пальцами в мои распущенные волосы, а я просто смотрела на него, не имея сил отвести взгляд. – Трилицый, я тебя нашел… Спустя столько лет…. 
Он был так прекрасен. Аристократические черты лица и чуть тронутая загаром кожа. Тонкие губы были растянуты в чарующей, какой-то даже хмельной улыбке, от которой сердце сбилось со своего привычного ритма, и румянец опалил щеки и шею. А эти глаза… я точно знала, что они будут сниться мне до конца жизни, преследуя своим взором и опаляя лавовым жаром.
– Что вы себе позволяете, господин тэх’c Луэн?! – обеспокоенно воскликнул Эрик, обретая власть над своим телом и голосом.  
А я все также смотрела в эти серебристые глаза и не могла оторваться. Казалось, мир рухни, а я буду смотреть и таять, наплевав на окружающую действительность. Главное, чтобы этот невероятный дракон был рядом и держал меня в своих сильных руках. 
– Немедленно отпустите мою кузину! – громко приказал Эрик, свирепея окончательно и, кажется, теряя остатки самообладания. Кузен у меня был парнем боевым и немного вспыльчивым, поэтому с ним никогда, и никто не связывался, боясь напороться на кулак, а то и на колено. 
И Эрик допустил глупейшую ошибку, пытаясь достучаться до охмелевшего, чуть сумасшедшего дракона – он попытался оторвать меня силой от этого мужчины. Сначала весь мир, будто замер, застыл на миг, а после послышался рык, зеленое сияние вспыхнуло на пальцах Расона, и в следующую секунду я услышала, как кузен испуганно вскрикнул и оцепенел. 
– Какой громкий мальчишка, – красивый голос дракона проник в саму мою суть, заставляя вздрогнуть и покинуть эту иллюзию, разрушая ее своей волей. 
– Что вы с ним сделали?! – испуганно вскрикнула я. Эрик застыл с поднятым вверх кулаком и открытым ртом. – Вы его убили?! – ужас пронесся ледяной волной по моему телу, заставляя вздрогнуть и вырваться из сильных объятий Расона, чтобы добраться до своего кузена. Эрик был единственной опорой в моей тяжелой жизни, и я не могла допустить, чтобы с ним что-то случилось. 
– Он просто заморожен, – спокойно, словно маленькому ребенку пояснил темный дракон и положил руки мне на плечи. Он чуть сжал пальцы, разворачивая меня к себе лицом и не позволяя отстраниться вновь. – Как тебя зовут, жемчужинка? – спросил он мягким, чувственным голосом, заглядывая в мои глаза и заставляя вновь потерять связь с реальностью. 
– Прекратите, – жалобно попросила я дракона, ощущая, как предательски задрожали колени, и потемнело перед глазами. 
– Жемчужина моя, – встревоженный голос, наполненный искренним страхом, – что с тобой? Тебе плохо? Больно? – руки мужчины опустились и подняли меня, прижимая ближе. 
– Я… я в порядке… – вяло ответила я, часто моргая. – Опустите меня, пожалуйста, господин дракон. И кузена разморозьте. 
– Как пожелаешь, жемчужина моя, – очаровательно, с озорным блеском в серебре прекрасных омутов улыбнулся Расон и зеленое сияние вновь окутало Эрика. Он начал медленно оттаивать. 
– Поставьте меня на ноги, со мной все хорошо, – снова попросила я мужчину, придавая своему голосу нарочитой строгости. 
– Не хочу. 
– Коралина, ты в порядке? – встревоженный голос Эрика, который понял, что соваться к дракону себе дороже прозвучал как гром среди ясного неба. – Он не сделал тебе больно? 
– Нет, со мной все нормально, – улыбнулась я ободряюще, заметив, как напряглись мышцы темного, и его горячее дыхание пошевелило мои волосы. 
– Коралина, – повторил мое имя дракон, и звук его голоса прокатился жаром под моей кожей, заставляя простое имя, такое обычное и привычное звучать, словно эльфийская музыка в моих ушах. – Эрик, где вы живете?
– У нас поместье в пяти часах отсюда, – тихо ответил Эрик, а затем поспешно закрыл себе рот рукой. – Как вы это сделали? – он уставился на дракона с нескрываемым ужасом в глазах. Сделав неосознанный шаг назад, кузен едва не упал, запнувшись за свою же ногу.
– Магия, – пожал плечами дракон. – Тогда вставайте рядом. Я хочу немедленно забрать жемчужину в свой замок и представить брату, как невесту, – приказал нам мужчина, заставляя меня удивленно уставиться на него с широко распахнутыми глазами. 
– Что?! – испуганно воскликнула я, посмотрев на господина Луэна, как на ненормального. – Какая еще невеста? Какой замок?! – неосознанно оглянувшись, я словно пыталась увидеть позади себя эту бедную девушку, которую господин дракон выбрал себе в пару. Вот только на дороге мы были втроем и потенциальной невестой оказалась именно я. 
– Жемчужина, у тебя прекрасный голос, – зачарованно шепнул Расон и наклонился ко мне, опаляя щеку своим горячим дыханием. – Ты же согласишься стать моей невестой, да? – и взгляд такой пленительный, что сопротивляться просто невозможно, а отказать – словно заживо сердце себе из груди вырвать. В голове была полная каша из чувств, мыслей и отголосков магии, а душа радуется этому странному, тягучему пленению, от которого у меня перехватило дыхание. 
И будто помимо воли, мои губы двинулись, и с них сорвалось предательское согласие: 
– Да, – а после нас захлестнуло зеленое сияние магии. 



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться