Жемчужина темного дракона

Размер шрифта: - +

Вторая глава

Было очень неловко. И жутко. И откровенно неприятно от всего, что здесь происходило. Но так хорошо… как мне еще никогда в жизни не было до этого прекрасного момента. 
Тетя Садира сидела и удивленно переводила взгляд синих глаз с меня на дракона, и обратно. Я так и видела, как ее голова полнилась мыслями, готовыми в любой момент сорваться бранью с этого змеиного языка. Дядя Алак занимал место в своем любимом большом кресле, обтянутом кожей венгеского бронториза с присущими серебристыми переливами, и, кажется, тоже был в шоке. Но больше всех удивленной оказалась Элара. Она смотрела на меня с нескрываемой ненавистью, закипая от гнева и ярости, что плескались в ее голубых глазах, ставших почти синими от эмоций. 
М-да… живой я отсюда точно не выйду после этого представления родственникам. Только ногами вперед, видимо. 
– Я выбрал вашу племянницу своей невестой, – совершенно спокойно сообщил всем присутствующим дракон, поглаживая большим пальцем внутреннюю сторону моих ладоней. Он делал это так трогательно и мягко, что я таяла, чувствуя, как плавились внутренности и преграды в моей голове. 
«Ты же согласишься стать моей невестой, да?»
«Да» 
От воспоминаний, что пронеслись вихрем в голове, пунцовый румянец окрасил щеки, и я понуро отвела взгляд в сторону, смотря в извилистый рисунок нашего ковра на полу. Красивый ковер, он мне всегда нравился. Я обожала заниматься на нем, когда учила уроки или просто читала. Я помнила, как отец подарил этот ковер своему брату на день рождения и с тех самых пор, как я появилась в этом доме, то всегда мечтала отрезать кусочек этого ковра. 
– Господин тэх’с Луэн… – начал говорить дядя, наконец-то собираясь с мыслями, но тетя его перебила. 
– Господин тэх’с Луэн да как же так можно?! – воскликнула женщина, вскочив со своего кресла и подсаживаясь к любимой дочери. – Вы ведь даже не познакомились с Эларой, – тетя ласково погладила плечо своего принцессы и метнула в мою сторону гневный взгляд. Повезло нам, что эта женщина не была ведьмой или магом. Очень повезло, особенно мне. – Она у нас настоящая умничка, – и начала Садира петь соловьем, воспевая достоинства своей ненаглядной. Эрик на подобное поведение матери лишь устало закатил глаза, а мне так обидно стало… Щеки покраснели от клокотавшей в груди злости, и сердце в груди забилось быстрее. – Вот ее грамоты и награды за детские выступления на ярмарках, – веером раскрыли разноцветные картонки, которые когда-то получала кузина. – А это ее полотно, которое она с пяти лет пряла! – и все это было с такой лучезарной улыбкой, что мне даже тошно стало. 
Я постаралась вырвать свою руку из цепкой хватки дракона, чувствуя, что вот и все. 
Сейчас он наслушается этих хвалебных излияний и точно поймет, что выбрал не ту Делонг. И будет прав. Элара намного лучше, и она… красивая, а у меня этот уродливый шрам… 
– Хватит, – тихо, но уверенно приказал Расон и тетя замерла от испуга. Некультурно икнув, она рухнула на кушетку рядом с дочерью, судорожно сжимая в побелевших пальцах то самое полотно. Ага, помню я сколько денег они отдали прядильщице, чтобы выдавать эту безвкусицу за деяния Элары. 
Я вздохнула, Эрик весь подобрался, ожидая продолжения спектакля, а вот дядя Алак как-то горестно насупился. 
– Я сделал свой выбор, мистер Делонг и менять его после этого восторженного обмана не собираюсь, – четко и сухо сообщил дракон и сжал мою руку, прикоснулся губами к ледяным пальцам и озорно улыбнулся. – К тому же моя жемчужинка намного красивее и теплее вашей холодной и кукольной дочери. 
Эрик удивленно уставился на сестру, а дядя раскрыл было рот, но так и ничего и не сказал. Зато с ответом нашлась Элара. 
Кто бы сомневался, что у дочери змеи будет не менее ядовитый язык. Наследственность никто не отменял. 
– Гадкая уродина! – воскликнула обиженно и явно оскорбленно Элара, и в следующее же мгновение ее тело вспыхнуло зеленой вспышкой. Дракон даже не двинулся с места, а моя кузина превратилась в пищащую и рассерженную крысу с голубыми, яркими глазами.  
– Советую заняться воспитанием дочери, Алак, если хотите, чтобы она когда-нибудь стала человеком. 
– Что вы с ней сделали?! – дядя, наконец-то, вышел из своей задумчивости и обратил внимание на окружающую его действительность. Как он вообще дела с торговлей вел, если вот так вот уходил в себя постоянно?! 
– Лишь обратил в ее изначальную форму. Каждый смертный и бессмертный имеет животное-покровитель, видимо, ваша дочь не особо благородна, – я на последней фразе мысленно улыбнулась. Да уж, кто бы мне еще утром сказал, что я увижу Элару в форме крысы… – Когда она перестанет вести себя столь неуважительно, магия разрушится. Жемчужинка, ты хочешь забрать какие-нибудь вещи? – когда Расон обратился ко мне, то у него даже голос стал мягче и приятнее. 
Я непроизвольно вздрогнула, посмотрела на Эрика, который игрался с обезумевшей сестрицей-крысой, потом на дядю и только потом взглянула на Расона.
– Да, они в моей комнате, – кивнула я и наконец-то смогла вырвать свои руки из пальцев дракона. Никогда не думала, что эти создания такие хваткие. – Я скоро вернусь. 
– Буду ждать, – широко улыбнулся Расон и подмигнул мне, а я от такой неожиданности даже застыла на месте и просто пялилась на мужчину, не имея возможности пошевелиться. 
Он такой красивый…  Эти чуть курчавые волосы, что на солнце переливались золотыми искрами, тонкие губы, растянутые в улыбке и самые прекрасные серебристые глаза, которые плавили мои внутренности. 
– Я тебе помогу, – пришел мне на выручку Эрик и практически затащил меня на второй этаж и втолкнул в самую маленькую, дальнюю спальню. Захлопнув за нами дверь, кузен прислонился к ней спиной и сложил руки на груди. Элара сидела у него в кармане пиджака и зыркала на меня, как на врага народа. 
– Итак, Коралина. 
– Что? – спросила у кузена, попутно доставая небольшую походную сумку из своего комода. Открыв ее, начала скидывать сменную одежду, кое-какие книги, доставшиеся от родителей в наследство и небольшую шкатулку, украшенную жемчугом, который составлял узорные зигзаги на крышке. Это были драгоценности моей мамы, которые она оставила мне. Можно считать это моим приданным, если не думать о том, что половина семейного бизнеса теперь станет официально принадлежать дракону. 
– Что «что»? – передразнил меня Эрик, с насмешкой наблюдая мои быстрые порывы все успеть. – Он хочет представить тебя императору Шеноры, Коралина! Тебя! Как свою невесту, – напомнил мне кузен, а я обессиленно рухнула на свою скрипучую кровать и зарылась пальцами в волосы, опуская голову и тяжело дыша. 
Перед глазами на миг потемнело и горло сжал судорожный спазм дикого ужаса, который не позволял нормально думать и просто даже дышать. Действительность обрушилась на меня, словно наковальня, заставляя стиснуть зубы и взглянуть на своего кузена. 
– Знаю, – сухо сказала я, взглянув в карие глаза Эрика и делая судорожный вдох, наполняя легкие необходимым, чуть прохладным воздухом. – Но вряд ли мне или тебе удастся изменить его решение. Он же дракон! Еще и брат императора, Эрик. Он второй после императора! – мой голос предательски дрогнул от начавшейся истерики, что накатывала волнами на разум. 
– Спасибо, я историю нашего мира прекрасно знаю, Коралина, – фыркнул кузен. – Важнее, что будешь делать ты? 
– А что я могу? – спросила неуверенно.
– Ты согласилась стать его невестой, Коралина. И сделала это добровольно, хочу тебе напомнить. Ты сказала ему «да» и теперь это уже не изменить. Он даже превратил Элару в крысу, – вспомнил он о своей сестре, и та громко запищала в его кармане. – Тише, тише, сестренка. Правда, думаю, Эларе и маменьке это станет хорошим уроком. 
– Тетя Садира будет в шоке, когда очнется, – мои губы сами собой растянулись в счастливую улыбку. Да уж, как представляю удивление в синих глазах, так аж бальзам на душу. Тетя никогда не считала меня достойной – наследства, фамилии Делонг и даже того, чтобы я просто жила в ее доме. Мое уродство она ненавидела так сильно, что после хвори несколько раз пыталась подмешать мне в еду яды, чтобы я не портила фамильные портреты и просто ее имя. 
Уродина, проклятая, сиротка… Меня обзывали по-разному, но больнее всего было, когда эти злобные слова вырывались изо рта тетушки. 
– Скажу больше, в ближайшее время лучше тебе не появляться на семейных торжествах, а то загрызут и драконом не побрезгуют, – предостерег меня Эрик, а я тяжело вздохнула и покачала головой. 
– Последнее чего бы мне сейчас хотелось, это стать невестой дракона, тем более Расона тэх’c Луэна… Это словно какой-то сон… 
– Но он тебе понравился, как и ты ему, Коралина. Это заметили все, поэтому маменька и начала так себя вести. Потому что его отношение уже сейчас разительно отличается от того, что нам о нем рассказывали другие потенциальные невесты, – проникновенный голос Эрик достиг своей цели, заставляя меня чуть отвлечься. 
– А что они рассказывали? – я посмотрела на кузена, нервно теребя мамин кулон у себя на шее. 
– Что он грубый, прямолинейный и десяти минут не сидел в доме. В некоторых случаях он даже на порог не заходил, просто разворачивался и уходил, а с тобой… – Эрик замолчал и начал поглаживать сестру по голове. Та сначала сопротивлялась, но потом сдалась, довольно пискнув. – Он такой заботливый, что даже страшно. Его образ обученного, холодного ящера, никак не сходится у меня в голове с тем влюбленным мужчиной, который называет тебя своей жемчужиной. Это странно. 
– Он мне действительно понравится, – тихо призналась я и приложила руку к сердцу, что при одном воспоминании о Расоне забилось быстрее. 
– Я рад, но, кажется, тебя уже заждались, – улыбнулся Эрик, а потом кивнул в сторону окна. 
У меня едва визг не вырвался, потому что Расон парил над землей, прямо напротив окна в мою комнату и был полностью расслаблен. Руки он засунул в карманы брюк, голова наклонена, а глаза у него сужены так, что едва заметен серебристый блеск. 
– Мамочки! Ты знал, что драконы так умеют? – спросила я у Эрика, на что он лишь пожал плечами. Схватив сумку со своими немногочисленными пожитками, а обернулась на пороге и застыла, мысленно прощаясь с этой комнатой и этой жизнью. Теперь все изменится. Я не знала насколько сильно, но была уверена, что больше ничего не будет как прежде. – Прощай, – я провела рукой по косяку, бросила прощальный взгляд на потертые стены, серый потолок и деревянный пол. В углу стояла небольшая кроватка, слева прямоугольный, доставшийся от Элары комод, раскрашенный карандашами и отбитым уголком. На стене справа была небольшая картина, которую сюда притащил Эрик.                                                                                                                                                  
Я провела здесь десять лет – хороших, плохих и терпимых. Я здесь смеялась, плакала, ругалась и изучала письмо, историю, чтение, Эрик помогал мне учить этикет, проверял способности к оригами и лепке, рисованию и пению, правда, дальше начальных этапов дело не дошло. Единственное, что мне нравилось это оригами, и то лишь немного. 
– Какое прощание, Коралина? Я еще собираюсь потрепать тебе нервы и твоему мужу тоже. Держи, если потребуется помощь или захочешь сбежать, то просто нажми на камень, и я тебя заберу, – Эрик не улыбался, протягивая мне небольшое кольцо, которое налезло мне только на мизинец. – И не забывай о нас, мы с отцом будем рады, если ты будешь иногда приезжать на праздники, – кузен неожиданно обнял меня, а в следующий миг, словно по волшебству мое тело охватило зеленое сияние, и я оказалась на руках у дракона, который смотрел на меня с явным недовольством. На плече у него весела моя сумка, и мы оба болтались на высоте второго этажа. 
Я снова чуть не завизжала, цепляясь за мужчину, прижалась к нему сильнее, чтобы точно не рухнуть вниз. Не умру, конечно, но что-нибудь сломаю определенно. Вот будет смеху, когда императору представят покалеченную невесту брата. 
– Господин дракон, вы меня до сердечного приступа так доведете, – возмущенно прошипела я от испуга и зажмурилась, чувствуя, как дрожали коленки и даже хорошо, что меня сейчас очень сильно держали. 
– Жемчужинка, я тебя напугал? – встревоженный голос сверху, от которого мурашки пробежали по спине, заставляя вздрогнуть. – Не волнуйся, моя хорошая, я тебя никогда не уроню. Ну же, Коралина, посмотри на меня. 
Я с трудом, но смогла открыть глаза, и оказалось, что мы стояли на твердой земле и больше не летали. Слава Трилицему! Я думала, что у меня точно сердце остановится. 
– Она боится высоты, – с сомнениями сообщил дядя, оказавшись также на улице и стоя напротив нас. – В детстве даже по лестнице подниматься боялась. 
– М-да… злая шутка Судьбы, – грустно произнес дракон, смотря на меня удивительными серебристыми глазами, что мерцали в свете яркого полуденного солнца. – Я буду привозить Коралину к вам, если она этого захочет, – улыбнулся мужчина, продолжая держать меня на своих руках. 
Казалось, что ему это даже нравилось и нисколько не мешало вести диалог. 
– Был бы очень вам за это благодарен, – тепло улыбнулся дядя Алак. – Могу я обнять свою племянницу перед вашим исчезновением? – спросил он, обращаясь к Расону. 
– Только быстро, – дракон с явной неохотой отпустил меня, ставя на ноги. 
Я крепко обняла своего дядю, вдыхая присущий лишь ему запах – табак и перечная мята. Я запомню этот момент, это тепло, которое мне подарили так неожиданно, но так приятно. Предательские слезы окропили мою кожу, стекая вниз по щекам и собираясь на подбородке. 
– Будь сильной, Коралина. Твои родители бы гордились тобой, – прошептал дядя и сжал сильнее, практически стискивая меня. – Я открыл для тебя именной счет, все сбережения уже там, – я почувствовала улыбку в голосе мужчины, и мое сердце забилось быстрее. 
– Спасибо.                                                                                            
– Довольно, – приказал дракон, и я вынужденно отпустила дядю, подходя к своему жениху и кожей ощущая его яростное недовольство. Его эмоции прокатились волной жара по моим рукам и ногам, заставляя нервно закусить нижнюю губу и прикрыть глаза, чтобы вновь не разреветься. – Я не похищаю тебя, жемчужинка, – прошептал прекрасный голос с легким придыханием мне на ухо. Горячее дыхание опалило шею, заставляя смущенно покачать головой и ощутить, как покраснели щеки. – Хотя и признаю, что очень хочется заточить в своем замке и никуда не выпускать, – очаровательно улыбнулся мужчина. Его сильные, но заботливые руки опустились мне на талию, прижимая к себе ближе. – Закрой глаза, Коралина, – и зеленое сияние окружило нас, заставляя меня зажмуриться и потеряться в калейдоскопе искр и волшебства, от которых закружилась голова, и образы начали сменять друг друга в моем воображении.  
                                                                                                                                                      
***



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться