Жена Болотного царя

Размер шрифта: - +

прода от 11 июля

— Поясни.

— Ну… — Я кашлянула и несколько раз сглотнула, желая избавиться от горечи, затопившей рот. — Какой-то месяц назад я была принцессой. Второй наследницей на престол Зорцесвета. Благословенной самой богиней. А теперь я беглянка.

Один из болотников, обладатель странного топора с длинным топорищем, овитым тонкой, вдавленной в дерево стальной лозой, подошел ко мне.

Я удобнее перехватила ветку — свое верное оружие.

Кто-то насмешливо хмыкнул заметив это.

Мужчина улыбнулся… Наверное, улыбку его можно было считать дружелюбной, но мне едва удалось удержать себя на месте — если бы не наболотник за спиной, я бы непременно попятилась.

Склонившись, он поднял с земли одну из бусин, лежавшую у моих ног, — я затаила дыхание и не дышала, пока этот странный тип не выпрямился.

— И жена Болотного царя, — весело отметил он, катая между пальцами бусину. — Поздравляю, брат, хотя бы одна добралась до тебя живой.

Чувствуя на себе заинтересованные взгляды болотников, я успела сто раз пожалеть, что не выбросила эти бусы еще вчера и не выплела из волос красные бусины, на которые сейчас все смотрели.

— Не совсем так, — сдержанно проговорила я, стараясь смотреть в лицо смутившему меня мужчине, но взгляд то и дело опускался к земле, — ритуал не был завершен… Собственно, потому я еще жива.

— Что же случилось?

Он начинал меня раздражать.

— На лагерь напали какие-то хищники. Меня к костру не пригласили, что спасло мою жизнь. Пока остальных ели, я успела сбежать, — проговорила сухо, чувствуя, как сердце начинает стучать быстрее, растревоженное воспоминаниями. Уронив ветку на землю и поддернув дрожащими пальцами рукава платья, я продемонстрировала всем желающим запястья, на которых все еще болтались обрывки веревок.

— Мы же не бросим ее здесь? — с надеждой спросила Агнэ. — Ее нельзя бросать, она же пропадет.

— Сгинет еще до полудня, — со знанием дела подтвердил стоявший передо мной болотник, отчего неприязнь моя к нему лишь возросла. Он же не просто так это сказал, вон как насмешливо смотрит, запугать пытается, не иначе… сын кикиморы! Как будто я недостаточно напуганная сейчас перед ними стою.

Да если бы мне хоть вполовину не было так страшно, я бы сейчас прямо тут самозабвенно рыдала, выплакивая все, что накопилось. А накопилось много.

— Заберем с собой, — решил неразговорчивый отец Агнэ, кивнув этому невыносимому типу.

Я не успела среагировать, когда шеи коснулись теплые пальцы, забирая у меня это тяжелое утро и меняя его на столь же тяжелую темноту.

***

В себя я пришла резко, вынырнула из забытья, как из холодной реки, хватая ртом воздух и задыхаясь. Сердце колотилось как бешеное, на глаза навернулись слезы, пересохшее горло разъедало едким дымом, а передо мной на корточках сидел недавний знакомец, широко улыбаясь и держа в руках тлеющий и щедро дымящий пучок каких-то трав.

— Сильна же ты спать. — Глаза его в наплывающих сумерках начинали опасно светиться, придавая лицу хищный вид.

— Вы… — прохрипела я сдавленно, звонко чихнула и наконец смогла глубоко вдохнуть. — Вы что со мной сделали?

— Избавил от необходимости терпеть небезопасный, долгий пеший переход, — сообщил он. — Ужин готов, поднимайся.

Желудок скрутило голодным спазмом от его слов.

Этот день и правда был безжалостно выкраден из моей жизни — солнце уже покинуло небо, будто его и не было, лишь над вершинами деревьев виднелись розоватые разводы дотлевающего заката. Разбудили меня относительно ранним вечером, на какой-то прогалине, со всех сторон окруженной пушистыми елями. Под лапами одной из колючих красавиц был разведен скромный огонь. Едва видный и почти не дымный, нужный болотникам лишь для того, чтобы приготовить еду.

Я не ела двое суток, но больше пищи мне сейчас нужна была вода. Облизав пересохшие губы, я огляделась.

— Что такое?

— Пить хочу, — неохотно призналась излишне внимательному болотнику.

Он понимающе кивнул.

— Прошу к костру, сейчас все устроим.

Не обманул.

Меня и напоили, и полную плошку какой-то странной каши преподнесли, и даже куртку на плечи набросили, спасая мой измученный организм от наползающего с темнотой промозглого холода.

Снаряжены болотники были на славу, и пять больших походных сумок я не увидела при первой нашей встрече лишь потому, что их бросили, услышав крик Агнэ. К счастью для всех нас, в этих болотах не водилось живности, которую могли бы заинтересовать оставленные без присмотра вещи.

Пока остальные члены нашего неожиданного отряда с аппетитом уплетали ужин, я подозрительно разглядывала содержимое плошки, несмотря на весь свой голод не спеша есть.

— Это вкусно, — сказала Агнэ, незаметно оказавшись рядом. — А Сэн туда еще и специальные травки добавляет, чтобы спалось лучше.

— Травки, — задумчиво повторила я, теряя аппетит.

— Сэн в этом деле мастер, — горячо заверила меня болотница и подсела ближе, почти касаясь моего плеча своим. — Он у Ллэт в учениках ходил, а она лучшая знахарка на всю Зыбь.

— Зыбь? — переспросила я рассеянно, с еще большим недоверием рассматривая свой ужин.

— Вы зовете эти земли Сумеречными топями, мы Зыбью, — раздалось справа от меня.

Болотный царь сидел у затухающего костра, равнодушно ковыряясь в своей порции сомнительной каши, сдобренной чудодейственными травками…

Я испытывала странную неловкость, просто глядя на этого мужчину, ничем не похожего на царя.

Быть может, Арис что-то напутал? Вдруг на обед к наболотнику чуть не угодила вовсе не дочь местного правителя, а дочь кого-нибудь из его солдат? Капитана, например. Угрюмый и немногословный, отец Агнэ вполне сошел бы за командира этого отряда.



Купава Огинская

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться