Жена князя луны

Размер шрифта: - +

Глава 5.3

- Знаешь, всегда любила ходить с тобой по рынку,- со вздохом призналась Арфель.

- Потому что я потрясающе иронична или потому что я выбираю лучшее мясо? – с интересом уточнила Каэль.

Арфель рассмеялась и кивнула на парящие в воздухе корзины:

- Потому что не приходится таскать тяжести. И можно за один раз унести все и сразу.

Каэль рассмеялась и проворчала что-то о том, что ее слишком низко ценят. Ведь она ого-го что может.

Первое, что сделала Арфель придя домой - бросилась на кухню. Тесто сбежало. Оно выползло из своей миски, вольготно расположилось на столе и даже начало потихоньку перебираться на пол.

- А оно и было такого странного цвета? - напряженно спросила Каэль и чуть подвинула подругу в сторону,- ну что за привычка замирать в дверях!

- Вообще-то нет,- задумчиво отозвалась госпожа Льефф. - Может, здесь слишком жарко?

- Может ты просто что-то не то добавила? - поддела подругу Каэль. - Изумительный зеленый оттенок. Интересно, как бы выглядели пирожки после запекания?

- Но оно таким не было,- чуть не плача ответила Арфель. - Я прекрасно пеку. Ты же знаешь!

Каэль безусловно это знала, но госпожа Льефф слишком часто хвасталась своими дивными пирогами и сейчас маг-практик просто не могла перестать ее подкалывать.

- Как знать, как знать,- пожала плечами госпожа Хемм. - Быть может, ты просто покупала где-то эти прекрасные пышки?

- Я тебя убью и даже плакать не стану,- буркнула Арфель. - И вообще, ты говорила про заклинание в три пасса - действуй!

- Действуй,- передразнила подругу Каэль и одним ловким движением уничтожила тесто. - Все! Только миску надо прохладной водой ополоснуть. А то после заклятья остается противный привкус.

Арфель кивнула и тут же подхватила миску.

- Предлагаю заняться ужином,- бросила она Каэль. - Через пару часов мы будем слишком голодные, чтобы приготовить что-нибудь путное.

Госпожа Хемм согласно кивнула и тут же распределила обязанности:

- Поставь тесто, то, быстрое. А я натру мясо специями и помою овощи.

Вдвоем готовить куда приятней, да и веселей. Каэль поведала подруге несколько презабавнейших ситуаций, в которых побывала во время столичной поездки. Правда, эти самые ситуации госпоже Хемм пришлось немного урезать, потому что смешного было мало, а грустного много, но... Но это довольно привычное действие, на самом деле. И Арфель, когда рассказывала про своих подопечных-увечных, тоже многое урезала. Просто потому, что есть вещи, с которыми тяжело смириться и которые тяжело принять. Подруги привыкли щадить друг друга, но при этом не дошли до откровенной лжи. Они никогда не умалчивали о том, что происходило непосредственно с ними. И потому Каэль была немного напряжена, когда решилась задать Арфель прямой вопрос:

- Почему ты выкинула амулет?

- Что? - Арфель накрыла тесто чистым полотенцем и повернулась к подруге. - В смысле?

- От оборотня,- Каэль искоса посмотрела на подругу,- ты ведь не мужененавистница, верно? Чисто теоретически, если бы не вся эта ерунда с Соглашением, ты бы хотела выйти замуж и родить детей. Господи, да даже я этого хотела! И ты берешь и выбрасываешь свой счастливый билет. Почему?

На лице Арфель отразилась нешуточная борьба двух эмоций - раздражение и непонимание. В итоге травница присела на табурет и честно сказала:

- Я не знаю. Но меня просто передергивает при мысли об этом амулете. Я ведь и денег не взяла.

- Ты не взяла деньги? - Каэль отмыла руки от специй и поставила на плиту чайник. - Я не могу сказать, что знаю тебя как жадную до золота сквалыгу, но дорогая моя, ты всегда берешь оплату за свой труд. Просто потому что люди имеют свойство наглеть и один раз получив помощь бесплатно они приходят с друзьями и родственниками, которые тоже хотят бесплатно.

- Ой не напоминай,- отмахнулась Арфель. - Но справедливости ради, я должна заметить, что далеко не все такие. И вот, к примеру, вдова господина Брайса не может заплатить за настойки для своего сына. Нет у нее денег. Но зато она приносит мне мед и варенье. То самое, которое ты сейчас в вазочку перекладываешь.

Госпожа Хемм с сомнением посмотрела на банку в своих руках, принюхалась к содержимому и даже бросила диагностирующее заклинание. Подвоха не было – прекрасное смородиновое варенье, в меру сладкое, в меру кислое.

- Но она богата,- возмутилась Каэль. – Я точно знаю!

- Ага, но до совершеннолетия сына не может снять деньги со счетов мужа,- фыркнула Арфель. - В итоге они живут в большом доме, потихоньку распродают мебель и ткани, и развели огород вместо парка. Как она недавно мне сказала: "Великое счастье, что в свое время я убедила мужа посадить несколько плодовых деревьев и ягодных кустов". Это просто кошмар, Каэль, осознавать, что на счетах несколько тысяч золотых, а на руках мозоли от лопаты и граблей. И ребенок, которому требуется квалифицированная помощь, но все, что может дать ему мать - мои настои.

- А полностью ты его вылечить не можешь? - с острым сочувствием спросила Каэль.

- Ты правда думаешь, что я бы оставила ребенка страдать? - с обидой спросила Арфель. - Я уже прыгнула выше головы и создала несколько абсолютно новых настоек. За которые меня могут высечь на площади, ведь они непроверенны и я не имею лицензии на их продажу. С другой стороны, я и не продаю.

- То-то и оно, что не продаешь. А что с мальчиком?

- Одно наложилось на другое,- вздохнула Арфель и поблагодарила подругу за чашку ароматного чая. - Дети это дети. Он с друзьями отправился в лес, показать свою удаль. Что-то из того, кто дальше всех в лес зайдет, тот и молодец. Там его укусила змея.

- Редкая магическая?

- Да если бы,- вздохнула Арфель. - Обычная гадюка, никто и не всполошился. Дали противоядие и думать об этом случае забыли. Потом господин Брайс заболел и на мальчишку перестали обращать внимание. Сыт, одет, занят - хорошо. В общем, как мы потом смогли установить, он еще и ягод наелся в лесу. Как обычных, так и магических. Сами по себе эти ягоды никакого вреда не несут. Но они вступили в реакцию с ядом, получилась странноватая смесь которую сверху полили противоядием. И вот теперь эту странную субстанцию нужно вывести из организма ребенка. У наших целителей такого опыта нет, мальчишке всего тринадцать лет – организм вовсю перестраивается и это усложняет процесс изъятия.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку