Жена поневоле, или Все хотят Люси

Размер шрифта: - +

2.7 - Артас

— Арти, дорогой, как ты возмужал! Как вырос!

Я склонился к лицу матери и позволил ей расцеловать меня в обе щеки.

Сохранить вежливую мину было непросто, но я справился. Напоминать, Фортуне, что ее мальчик вырос сорок лет назад, когда получил посох верховного мага, было бессмысленно. Вечно юная и легкая на подъем, богиня так и не научилась следить за временем.

— Ваша божественность, вы ещё прекраснее, чем в день нашей последней встречи. — Я подвел мать к диванчику для посетителей, а сам поспешил занять место за письменным столом.

Нет, я не боялся богини Удачи, просто, когда эта женщина вдруг начинала проявлять материнские чувства и рвалась меня целовать или обнимать, я ощущал себя по-идиотски.

— Правда? А мне говорили, что эта челка меня старит. — Белокурая красавица пригладила волосы пятерней и явно напрашивалась на комплименты.

— Если это Зарэль, то она просто завидует. Праматерь всех эльфов вынуждена следовать традициям.

— Которые достали Зарэль не меньше, чем её народ. То ли дело я… — Выдержав паузу и убедившись, что я не расположен и дальше обсуждать её несравненную красоту, Фортуна наконец-то задала тот самый вопрос, ради которого и появилась в Атарлоне: — Как проходит подготовка к турниру? Ты уже со всеми командами познакомился?

— Если ты сейчас имеешь в виду прекрасных созданий из академии Эдинхара, то да… со всеми. Боевую нимфу парализовало в моей постели в день прибытия.

— Ка-а-к? У девочки отличная растяжка!

— Лично проверяла или положилась на мнение тех, кто имел... близкое знакомство?

Лицо матери пошло красными пятнами, фиолетовые глаза потемнели, но ей удалось взять себя в руки. Дыхательная гимнастика способна сотворить из любой женщины богиню спокойствия. И не нужно ей знать, что её подопечную заморозил в эффектной позе высший лич из охраны замка. Сработала сигнализация, вот он и поступил согласно регламенту, а потом сидел рядом на стуле и доводил нимфу воспитательной лекцией на тему развратности нынешней молодежи. Когда я пришел и отменил заморозку, дева по-армейски натянула платье и умчалась убивать лича. С тех пор роль матери моих детей нимфу больше не прельщала, чего нельзя было сказать о её соратницах по команде.

— Арти, ты ужасающе груб! Не понимаю, где я допустила ошибку в твоем воспитании.

— Не тревожься. Её не было. Как, впрочем, и воспитания, — добавил я еле слышно, но Фортуна не захотела уклоняться от темы.

Сейчас ее интересовало, как же так вышло, что ни одна прекрасная дева из команды Эдинхара не привлекла моего внимания.

— Признаю, боевая нимфа вела себя недостойно, но остальные чем тебе не угодили?

— Дай подумать… Недостаточной дозировкой приворотного зелья?

— Девочки, просто поторопились…

— Скупить все зелья страсти в округе. Торговцы уже внаглую каждое утро новую партию к воротам замка подвозят. Поползли слухи, что ежегодный турнир Атарлона уже не тот.

— Бедняжки готовы ради тебя на всё, это так романтично! Обязательно определись с выбором до начала турнира, я не хочу, чтобы кто-то из девочек пострадал. Они такие нежные, хрупкие…

Видела бы она как эти нежные и хрупкие шинкуют нежить или сжигают боевые фантомы, многим боевикам такая прыть и не снилась.

— Арти, они здесь только ради тебя!

Вот это меня и беспокоило.

— Команда из Эдинхара находится на четвертом месте по результатам предварительных поединков, — скупо объявил я.

— Мои девочки так талантливы! Все они из знатнейших родов нашего мира, обладают безупречным воспитанием, одарены магически и родят мне не менее одаренных внуков.

— Все четверо? — вяло поинтересовался я, только сейчас осознав весь размах подставы.

Если главы родов девушек догадаются об истинных причинах, побудивших их принять участие в турнире, мне останется только податься в храмовники. Тем жениться и размножаться по статусу не положено.

Пока же я являлся верховным магом Эвина и лордом-протектором замка Атарлон. В нем ежегодно проводились магические турниры, в которых принимали участие лучшие маги-старшекурсники этого мира и их талисманы.

Кстати, о талисманах…

— Можешь меня поздравить, у команды Клевера новый талисман.

— Кто посмел?! — Прелестные черты матери исказились, сделавшись хищными как у гарпии. — Эм… Кто это прелестное создание?

— Увы, ни одна из твоих жриц не согласилась прибыть в Атарлон.

— Быть такого не может! — На точеном лице Фортуны появилось наигранное удивление.



Лина Алфеева

Отредактировано: 11.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку