Жених для Снегурочки, или Отрази меня в Зеркале.

Размер шрифта: - +

Глава 4. Вновь обретённые воспоминания.

Вокруг меня крутился вихрь из чёрного пепла. Во мне болело и горело буквально всё. Единственным желанием было — умереть немедленно, чтобы прекратить мучения. И это продолжалось бесконечно долго.

Когда я уже потеряла надежду и приготовилась к смерти, боль начала отступать. Одновременно утих ад, разверзшийся в моей голове. Будто там одновременно шёл показ сотен различных фильмов. Какофония звуков просто разрывала мозг на части. Так ко мне возвращалась память, а мозг пытался примирить шквалом налетевшие прошлые воспоминания с воспоминаниями последних четырёх лет.

Придя окончательно в себя, я осмотрелась и поняла, что я уже не на Броссе, но и не на Земле. Вокруг меня, сколько хватало глаз, лежала безжизненная скалистая, покрытая серым пеплом и кое-где снегом, пустыня. Вдали у скал мелькали пугающие тени. Судя по безрадостной картине, меня закинуло на Аггарх.

Этот пейзаж мне был знаком по картинкам из учебника по географии других миров.

Подумать как следует, что делать дальше, мне помешали. Позади раздался чей-то истошный вой, и я поползла к ближайшей скале и, обнаружив под ней неглубокую нору, полезла внутрь.

Нора оказалась обитаемой. Не успела я устроиться поудобнее, как рядом что-то зашуршало. Мягкие меховые комочки, попискивая, жались ко мне, тычась в живот. Странно, но я не испытывала страха. Видимо всё, что со мной произошло до этого, казалось гораздо страшнее.

Чувствуя ужасную усталость, я решила отлежаться и постараться привести обрушившиеся на меня воспоминания в какое-то подобие порядка.

 

Самым свежим воспоминанием была сцена у алтаря. Чёрт, никогда не думала, что могу попасть в такую историю. Теперь, вспоминая ту сцену, я понимала, что в тот момент не контролировала себя абсолютно.

Вспомнилась последние слова Верховного Жреца у жертвенного стола.

-...отныне оба станут одним и до самой смерти.

Запястье тогда обожгло, словно его опустили в чан с кипятком. После чего на руке проступила странная завитушка, похожая на старинный иероглиф из Книги Времён. Да, но такая же татуировка проявилась на запястье принца. И что же это означает? Я что, вышла за него замуж?! Вот мало мне было проблем, а? Но какова Рамелия Куной! Неужели она это всё проделала специально? Но зачем? Впрочем, может быть и тут Чёрный Жрец приложил свою руку. Я бы не удивилась.

И всё же. Интересно, что же заставило Рамелию Куной изменить ритуал? Почему она так плакала? Загадки, сплошные загадки и не одного ответа...

Перед глазами возникла чёрная фигура с красноватыми глазами, сверкающими из под надвинутого на лицо капюшона, с зеркалом в руках.

Зеркала у дальвейгов были под запретом с незапамятных времён. То, что стояло в спальне матери, никогда не открывалось. Считалось, что зеркала высасывают души. Я в это верила, поэтому все четыре года на Земле страшно боялась зеркал, и недоумевала, почему кроме меня их никто не боится. Конечно, фобию можно было объяснить психическим расстройством, которым я якобы страдала. Это теперь я знала, что никаких психических расстройств у меня никогда не было. Потому что я - дальвейг.

Ритуал, который пытался провести Чёрный Жрец, мне был хорошо известен. Им пугали женщины-дальвейги маленьких детей. «Не будешь слушаться, - говорили они, - придет Чёрный Жрец и сложит тебя с таким же не послушным другим. И станешь ты никем, и будешь прислуживать ему до конца дней своих и служить пищей».

Пока я про себя произнесла слово «никем», в мыслях возник странный образ. И я нашла ему аналог в русском — гермафродит. Вот за чем охотился Чёрный Жрец. По легенде, двое, объединённые одной аурой, при слиянии превращались в одного гермафродита — двуполое существо, служащее живым источником чёрной магической энергии. Бррр... Страшная же меня ожидала участь.

Осознав, от чего меня уберегла судьба в этот раз, я поёжилась от озноба и потеснее запихалась в гущу мохнатых клубков.

Вспомнилось, как опутанная заклинанием Чёрного Жреца, проникшего в ту ночь в мою комнату, я нашла-таки способ обвести вокруг пальца женщину, что назвалась моей матерью, и сбежала на церемонию бракосочетания во дворец.

Думая теперь об этой женщине, я прокручивала в памяти множество сцен из детства. Вот мама помогает мне надеть новое платье, а я вырываюсь, потому что Геник показывает мне язык из приоткрытой двери, и машет игрушечным мечом. А вот в комнату, потеснив Геника, заходит улыбающийся отец...

Только теперь я осознала, что если бы отец не вмешался, я бы уже сейчас была неизвестно кем. Это он не дал произойти нашему с принцем слиянию, и разрушил зависимость, созданную страшным колдуном.

Теперь я уже не испытывала жгучего желания бежать на поиски его высочества — моего ментального двойника. И это означало одно из двух. Либо произошел полный разрыв нашей связи, либо его просто выкинуло в другой мир. Во всяком случае, моя бедная психика, кажется, получила необходимую передышку.

Я пребывала в странном полусонном состоянии и постепенно мешанина из воспоминаний становилась всё более упорядоченным потоком. И ура. Кажется, я уже могла мыслить рационально.

Вспомнились некоторые события из школьной жизни. Когда мне было пятнадцать лет, принц приехал поучаствовать в Празднике Смены Времён, и перетанцевал буквально со всеми девушками. Школа потом долго не могла придти в себя. Темой для обсуждения в девичьих спальнях на ночь был он - Северис Урим. И если мои одноклассницы при упоминании этого имени закатывали глаза и прижимали руки к груди, то я обхватывала голову и старалась спрятаться куда угодно, лишь бы не слышать это имя никогда.

По-видимому, тогда я ещё инстинктивно ощущала чужеродность и опасность от зависимости по имени Северис Урим. Однако, мои усилия сопротивляться судьбе оказались тщетны.

Впервые увидав его на балу, сиятельного красавца, окружённого девушками, я было посмеялась. Однако, стоило на минуту пересечься с ним взглядом, стало понятно, что я пропала.



Наталья Романова

Отредактировано: 12.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться