Женщина на корабле приносит Не счастье

Размер шрифта: - +

глава 12

А был ли удовлетворен положением дел князь Ларнака?

Если так посмотреть...

Договор с наместником Перкиссы остался в силе. Ларнак свои преференции в виде беспошлинной торговли на черном берегу получил. И даже защиту кораблей от пиратов.

Увы, не оправдала его надежды дочь... Зато очень удачно все вышло с сестрой!

 

***

Перед официальным представлением будущему мужу Гелис безумно волновалась, понимая, что в свои тридцать три года не может соперничать с красотой юной племянницы. Говорить о гаремных красотках вообще не хотелось. Когда Гелис представляла себе все эти притирания, ванны и массажи, у нее глаза закатывались от восторга.

И вот на фоне всего этого великолепия она. Неухоженная старая дева. В ее возрасте при удачном стечении обстоятельств можно было бы стать бабушкой.

Короче говоря, переживала Гелис ужасно. Ведь если она не понравится принцу, ее сошлют куда-нибудь в дальний угол и никогда больше не вспомнят. И чем тогда ее жизнь будет отличаться от той, что она вела в Ларнаке? А тут в Перкиссе гарем, полный интриг, красивых соперниц, жизни!

Нет, леди была готова бороться за свой шанс.

Принятое ею решение было смелым, можно сказать, рискованным. В другое время брат, узрев свою набожную и чопорную сестрицу в таком виде, просто приказал бы выпороть, но не сейчас. Сейчас он и сам понимал, игра идет ва-банк. А потому, увидев Гелис без покрывала, князь сначала поперхнулся от изумления. Но потом прошелся по ее внешнему виду придирчивым мужским взглядом и удовлетворенно крякнул. Однако велел накинуть наглухо зарытую мантилью.

Наряд леди Гелис состоял из черного кружевного корсета Анхелики, и тонкой нижней шелковой юбки на кринолине. Юбка тоже была черного цвета, ее украшали кружевные вставки и крохотные бантики, такие же как и на корсете. То есть, фактически, леди появилась в нижнем белье. Но в каком белье!

Корсет делал осиную талию и высоко поднимал грудь, оставляя руки и плечи открытыми. Оказалось, что у Гелис вполне аппетитная грудь и гладкие плечи. А под юбкой угадывались не менее аппетитные округлости.

К тому же, у леди были густые длинные каштановые волосы и белая кожа. За волосами она всегда ухаживала, умащивая и расчесывая их перед сном. Они блестели как шелк и были мягкими как пух на голове младенца. Но раньше ее волос никто, кроме нее самой не видел. Теперь же леди с гордостью выставила их на обозрение. Если учесть, что с точки зрения любого магриба, женщина с такими волосами должна была считаться красавицей, это уже было половиной победы.

Лицо конечно выдавало возраст... Но и тут нашелся выход. Смелая косметика. Гелис напудрила лицо и грудь, густо подвела черным глаза. Кроваво красная помада, мушка на левой груди, мушка в углу рта.

Принц Валид был обречен.

Увидев ее, он прошептал одно слово:

- Лилит...

- Эээ... Ангелис, - решился поправить князь.

Но принц его и не слышал. Что сия прекрасная дама не была той юной девицей, обещанной ему, Валид понял сразу. У него был миниатюрный портрет невесты. Откуда он его добыл, не надо спрашивать, но принц легковерным не был, предпочитал всегда заранее ознакомиться с товаром. Однако портретное, вернее, родовое сходство было несомненным. И то, что невеста была не совсем молодой, только добавляло ей прелести в его глазах. Потому что главным было отнюдь не это.

Глядя на красавицу, принц видел перед собой легендарного демона секса. Предания о них, способных подарить мужчине невиданное наслаждение, передавались в Магрибахарте из уст в уста. Правда, согласно легенде, у этих демониц были острые зубы, и они пили кровь мужчин. Но все равно нашлось бы немало желающих рискнуть жизнью за райское наслаждение. А тут живое воплощение!

Когда первое ошеломление прошло, принц вполголоса обратился к князю:

- Пусть леди ээээ... покажет зубы.

О, вот зубы тоже были предметом гордости Гелис, ровные белые. Острые.

Валид смотрел на них секунду... И решил, была не была. Наслаждение стоит риска. Брачный договор был подписан незамедлительно, а новое имя госпожи второй жены наместника теперь звучало Лилит.

Правда, в первую ночь любви принц слегка опасался, что острые зубы Лилит вопьются в его шею, но потом ему стало так хорошо, что ни зубы, ни страхи уже не имели значения.

И теперь в гареме наместника Перкиссы уже который день была единственная тема усиленного обсуждения - вторая жена принца. Сказать, что она вызывала у дам зависть, значит, ничего не сказать. Потому что наместник проводил с ней все ночи. А наутро выглядел помолодевшим и счастливым. Говорили, он даже стал мягче в государственных делах, мог простить долг, не всех преступников казнил, кое-кого и миловал.

Если так дальше продлится, полагали в гареме, то скоро их ждут большие перемены.

Что за перемены их ждут, никто не знал. Но супруга одного из властителей Магрибахарта была родом из страны великой и просвещенной восточной Ши-Зинг, так вот она принесла из своей страны занятное выражение. Звучало оно: «Чтоб вам жить во время перемен», и не сулило ничего хорошего.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 28.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться