Женщина с большой буквы Ж

Размер шрифта: - +

Приключения бравого солдата Джоша

Димочка Кегельбан говаривал, что он мечтает жить в «Звёздных войнах».

— Там совсем иная реальность! Ты можешь носить оружие, сражаться врукопашную, освобождать далёкие планеты! Там есть Добро, Зло и Сила…

Подобные разговоры меня бесили: я начинала подозревать, что Димочка — никакой не мачо, а обычный кухонный мечтатель.

Если бы я знала тогда, что иную реальность можно отыскать, не вылетая в космос! Димочке следовало записаться в морскую пехоту США, и фантастических впечатлений ему бы хватило на всю жизнь.

Этой звёздной дорогой пошёл Джош. Лукавый рекрутолог, получающий большие деньги за каждую проданную душу, заехал за ним в шесть утра.

— Тебе это не понадобится, — сказал он, оглядев его багаж. — Твоя прежняя жизнь останется дома.

Джош с лёгким сердцем скинул на пол рюкзак. И правда, зачем киберсолдату тёплые штаны и пирожки с черникой?

Превращение в героя началось с того, что его побрили как пуделя. Потом отобрали личные вещи, вплоть до трусов.

— Получишь, когда выйдешь из игры, — сказали ему.

Взамен Джошу выдали форму и очки в огромной пластиковой оправе. На армейском сленге они назывались «противозачаточное средство».

— Спать не давали двое суток, — с гордостью рассказывал мне Джош, — Сначала гоняли по врачам, потом читали инструкции.

— И какие были первые ощущения от службы? — спросила я.

— Ну какие, какие… Башка чешется, жопа болит от прививок и спать дико хочется.

В армии США всё очень чётко продумано. Рекрутов отрывают от реальности — с корнем, с мясом, — чтобы они думать забыли о жизни за воротами базы. Задача командиров — сломать людей и превратить их в существа иного порядка, в солдат. А для этого нужно подавить главное в человеке — волю.

До окончания Школы молодого бойца рекрут не имеет права называть себя «я». О себе он говорит в третьем лице: «Рекрут Подкопски по вашему приказанию прибыл», «У рекрута Гонзалеса есть вопрос».

Сержант — это бог. Новобранцы не смеют называть его не то что по имени, но даже по званию. К нему положено обращаться только «сэр».

В американской армии никого не бьют. Но там орут. Орут так, что новобранец стоит весь оплёванный. За малейшую провинность заставляют отжиматься до рвоты. А за провинность чуть серьёзней отвечает весь взвод. Круговая порука, как известно, лучший способ воспитания.

 

О чём думает американский солдат после отбоя? Нет, не о голых женщинах. Он думает о том, почему у него с утра не встаёт.

Всякие мысли приходили в голову Джошу: застудился, валяясь в грязи, сглазил сержант Моррисон, старость не радость…

— Парни! — горячим шёпотом из-под одеяла. — А у вас как?!

Вся казарма загудела как вертолётное нутро: да-да, у всех то же самое!

Уже решили письмо в штаб писать, парламентёров выделили: «Сержант Моррисон гоняет нас по ядерному полигону!»

На следующее утро паника распространилась на соседние казармы. По лагерю поползли страшные слухи.

— Только у Гонзалеса всё в порядке. Он, кстати, никогда желе в столовке не ест. Они небось подмешивают селитру в желе, ну вот мы все и того!

За завтраком никто не притронулся к желе. Расстроенные повара кричали друг на друга.

Солдаты ждали утренних результатов больше, чем писем из дома.

— Ну как?!

— Ничего…

— Ничего…

— Бли-и-ин! И это что, навсегда?

— А у Гонзалеса опять стоит!

Кто-то высказал догадку, что дело не в желе, а в картофельном пюре. Потому что Гонзалес не жрёт и картошку.

После обеда поварам пришлось выкинуть три бака пюре. Завкухней сказал, что ему пора на пенсию.

— Гонзалес, ну будь человеком… Скажи честно, ты кетчуп ешь?

— Ем.

— А чай пьёшь?

— Пью, отвяжитесь!

— А руки после туалета моешь? Ребят, может, они в мыло что-нибудь подмешивают?

 

Один раз в три месяца новобранцам разрешалось поговорить с офицером: зайти в кабинет и рассказать о наболевшем.

Джош долго не мог решиться задать вопрос. Стоял по стойке «смирно», не сводя глаз с капитана.

— Разрешите обратиться, сэр!

Капитан внимательно выслушал жалобу.

— Ну так ведь это и хорошо, что он не того…

— Как?! — возопил Джош.

— Ну смотри: стоишь ты в карауле, всё честь честью: форма, оружие, ботинки… Идёт мимо дама-полковник — а у тебя такое безобразие.

— Да мне хотя бы с утра… Нас тут травят, да?

Капитан не ответил прямо. Лишь улыбнулся по-отечески и сказал, что скоро всё будет в норме.

Так оно и случилось.

 

Легенда о селитре родилась ещё во времена Первой мировой войны. Высшие чины клянутся, что ничего хуже яичного порошка в еду не подмешивается и что «dick be gone» — всего лишь результат переутомления и смены обстановки.

Но бойцы не верят.



Эльвира Барякина

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться