Женщина с большой буквы Ж

Размер шрифта: - +

Помолвка Барбары

Вчера Пол пришёл в гости.

— Мама передавала тебе привет. Сказала, что ты очень хорошая барышня. Слушай, у тебя почерк нормальный?

— Отвратительный.

— Тогда напиши мне пару слов.

Он положил передо мной открытку с амурами и сердечками.

— Ну?

— Пиши: «Выходи за меня!»

Я уставилась на него, ничего не понимая. Пол затрясся от беззвучного смеха.

— Ой, балда! Это не тебе, это Барбаре.

— Ты ей делаешь предложение?!

 

Оказалось, что Пол умудрился втереться в доверие не только к Мелиссе, но и к Барбаре и ее бойфренду — полицейскому Хуану. Будучи серьёзным мужчиной, Хуан решил жениться и пошёл за советом к Полу.

— Надо, чтоб по всем правилам, — сказал он. — И чтоб надолго запомнилось.

Пол выступил в роли массовика-затейника и составил сценарий помолвки:

1) Открытка с предложением руки и сердца запихивается в фигурную бутылку.

2) Он подбрасывает бутылку на пустынный берег Тихого океана.

3) Хуан ведет Барбару прогуляться вдоль прибоя.

4) Барбара находит бутылку, открывает её и читает открытку.

5) Хуан падает на колено и дарит ей кольцо.

— Мы уже разослали приглашения всем друзьям, — сказал Пол. — Они будут ждать в ресторане неподалёку. Как только Хуан сделает предложение, вся толпа высыплет на улицу и начнёт рукоплескать. Ты с нами?

 

Вечером Барбара была сама не своя. Молоко убежало, чашка разбилась.

— У тебя всё в порядке? — спросила я.

Барбара промокнула глаза передником.

— Не знаю! Хуан какой-то странный в последнее время. То исчезает по вечерам, то звонит и не говорит кому…

Я понимающе заулыбалась.

— Да ладно! Может, он тебе сюрприз готовит?

— Вот то-то и оно! Сегодня позвал на пляж. Сроду такого не было!

В сумке Барбары запели церковные колокола.

— Это Хуан!

Она бросилась к телефону.

— Да… Да… Конечно…

По персиковой щеке покатилась слеза.

— Что он сказал?

— Что надушился одеколоном. Приезжай, говорит, на пляж, дам понюхать.

 

Пол несколько раз пытался оставить бутылку на оговорённом месте, но через пять минут её находили посторонние. В конце концов он спрятал её в расщелине между камней.

— Алло! Хуан, это Пол. Вы где?

— Мы уже на пляже.

— Ага, вижу вас. Бутылку пришлось перепрятать. Следуй моим инструкциям. Иди прямо. Нет, правее! Правее! Теперь слишком вправо забрал…

 

Барбара ничего не понимала. Хуан встретил её в костюме, в котором она видела его всего один раз — на похоронах тёти Розитты. Потом он схватил телефон и принялся с кем-то трепаться. Причём специально говорил так, чтобы Барбара не могла понять, о чём речь: только «угу» и «ага». При этом лицо у него было совершенно несчастным.

— Ты что, не можешь отложить этот разговор на потом?

— Нет!

— И кто это тебе такой важный звонит?

— Я потом объясню. Так, пошли вон к тому камню!

— Мы уже пятьдесят раз туда-сюда ходили. Может, хватит?

— Нет-нет! Погода чудесная!

Хуан схватил Барбару за руку и вновь забормотал в телефон.

— Да. Понял. Сейчас.

Барбара вырвала ладонь.

— Никаких «сейчас»! Я ухожу!

Тем временем на стоянке перед рестораном Пол вскрывал машину Хуана, чтобы засунуть в неё шампанское и букет роз. За этим занятием его и застала Барбара.

С криком «Нашу тачку угоняют!» она подскочила к нему сзади и огрела сумкой.

— Стой! Не двигайся! Выходи за меня замуж! — завопил Хуан.

Заломив Барбаре руки по всем правилам полицейского задержания, он оттащил её от Пола.

И тут из дверей ресторана высыпали друзья и начали аплодировать.

 

Сгустились сумерки. Волны с грохотом разбивались о камни. Освещая себе путь зажигалкой, мы с Полом брели по пляжу,

— Чёрт, куда я засунул эту бутылку? — бормотал он. — Может, завтра при свете дня посмотрим?

— Давай ищи! — подбадривала я. — Это семейная реликвия. Завтра её кто-нибудь уже подберёт.

Волна залила нам ноги.

— А-а! — завопил Пол. — Я им новую бутылку куплю! Ты подпишешь открытку, и дело с концом!

И тут мы её увидели. Она лежала, наполовину засыпанная песком — как послание с дикого острова.

 

Потом мы сидели на заднем крыльце ресторана и курили.

— Ты что, воды боишься? — спросила я.

— Нет. Просто… Не знаю… Стихия — это страшно. Землетрясения всякие, цунами…

— А меня гораздо больше люди пугают. Стихия не может преследовать тебя специально, а люди — могут.

Пол хмыкнул.

— Значит, вместе мы с тобой ничего не боимся. Если что, мы будем взаимно друг друга спасать.

 

Да, меня надо спасать. Причём спасать — это не кидаться грудью на амбразуру. Это стоять за меня и когда я права, и когда не права. Это быть рядом до конца, что бы ни случилось: попади я под трамвай или сядь в тюрьму. Это лечить, когда я больна. Тратить время на мои безумные проекты. Учить, когда я не знаю, как быть… И ещё — не пускать к психоаналитикам.

Вот так было бы очень хорошо.



Эльвира Барякина

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться