Женщины генерала Варго

Размер шрифта: - +

от 1.06.18

***

Солнце освещало веранду, отбрасывая тень на кусты фиалок. Цветы в этом году распустились раньше на неделю. Пар от ароматного облепихового чая согревал лицо. Держа ладонями кружку, зажмурила от удовольствия глаза. Денис практически всю ночь спал, дав наконец-то выспаться вволю. На дереве переговаривались меж собой птицы, соседи спали, что еще нужно для счастья.

            Воробей привалился к левой ноге, бодая головой мои лодыжки. За черный окрас и белое пятно на пузатом брюхе хотела назвать его Пушком, но он был таким маленьким, словно воробушек, что имя это ему совершенно не подходило. Так и повелось с тех пор – «Воробей». Кот отвлекся на шуршание с кухни и убежал. Хлопнула дверца холодильника, застучали шкафчики, скворчание масла раздражало рецепторы, пришлось со вздохом встать. Катя – ранняя пташка, каждое утро встает спозаранку и сразу за плиту.

            - Доброе утро, - улыбнулась, глядя на Катю. Та, как нахохлившаяся куропатка, ходила всегда с растрепанными волосами. Раскосые глаза цвета топленого молока игриво прищурились, вокруг глаз образовались смешливые морщинки.

             - Доброе, доброе, чего так рано вскочила? – ленивый тон и мягкая улыбка подняли настроение, внутри разлилось тепло.

            - Выспалась, - сыто улыбнулась и отпила глоток чая.

            Часы показывали 7 утра. Денис пока спит, можно и почитать. Тишина спальни умиротворяла, желание прилечь и вдоволь поваляться, уткнувшись в подушку, было практически непреодолимым. Потянувшись, расправила все позвонки, и взялась за книгу – антиутопия оказалась на этот раз скучной, практически плагиат Оруэлла. С неудовольствием отбросила книжку и задумалась – а что дальше. В последнее время одолевала тоска – серые будни, монолитные стены давили. Иногда, проводя время с Денисом, отчаяние отступало, но, когда оставалась наедине с собой и мыслями, возвращалось троекратно – ощущение недосказанности и пустоты горьким комом оседали в горле. Дед периодически поднимал настроение, приносил фрукты, рассказывал детские истории, но разговор каждый раз заходил в тупик, когда речь заходила о родителях. Те отказывались приезжать, повидать дочь и внука, и у себя не привечали. Дед уповал на их занятость, но им было стыдно за такую дочь, я ощущала это в каждом их слове, выражении лица, интонациях речи по телефону. Сестре было плевать, ни одного звонка за все это время.

            Во дворе затарахтел мотор автомобиля. Улыбнулась, по звукам узнав Миноса. Стараясь не шуметь, спустилась вниз встречать кузена. Приложив палец к губам, дождалась понимающего кивка и обняла брата.

            - Как ты?

            - Все хорошо, - натянутая улыбка не коснулась глаз, так что он не поверил, лишь недовольно поджал свои губы-ниточки.

            - Не звонят? – догадался о причине моей хандры.

            Неопределенно повела плечами, не желая ничего обсуждать. Зябко закуталась в плед, накинутый на плечи, и поплелась на кухню. Влекомый аппетитными запахами, Минос пошел следом, на ходу скидывая обувь и куртку. Недовольно глянула на это непотребство – все никак не приучу его делать все у входа, как-никак младенец в доме. Брат стыдливо потупился и разложил все по местам. И все-таки надо напомнить Кате сделать влажную уборку.

            - Привет, Катюха, - девушка на его радостный оскал только глаза закатила.

            - Че приперся? – ее недовольство никого не удивило, хотя в лучшем случае та одаривала Миноса полным игнорированием. Тот пытался что-то вставить, но девушка отвернулась к ним спиной и продолжила орудовать сковородой.

            - Кать, еда готова? – от сладкого запаха блинчиков свело желудок.

            Девушка споро накрыла на стол, не отвлекаясь от готовки. Блинчики таяли во рту, так что разговор особо не вязался – хотелось насладиться завтраком. Кот мешался под ногами, выпрашивая еду со стола. Хитрец отодвинул миску, набитую кормом, в коридор, но Катя, шикнув на него, приволокла ту обратно. Кот зашипел, но спорить не стал, довольствуясь своей кошачьей пищей.

            - Инна, Инна, - глухо доносилось до девушки. Кузен щелкал пальцами перед глазами, вопросительно заглядывая в них.

            - Мм? – лениво отозвалась, погруженная в свои мысли.

            - Как Дениска проснется, говорю, съездим к Штольдману. Дед договорился, нас сегодня примут.

            Внутри радостно отозвалось материнское беспокойство – ребенок в последнее время часто плаксиво хныкал без причины, врачи лишь разводили руками. Штольдман по слухам был специалистом в педиатрии, так что помощь деда пришлась кстати.



Сания

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться