Женщины во лжи

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ТРИКС КЕНДАЛЛ УХОДИТ ОТ ПОЛИЦИИ

- Первый двигатель истории – это ненависть. Второй - мода. Третий – война. Но ненависть, все-таки, главный. 
Трикс бросила взгляд на говорившую, а потом – по привычке – в окно. Вид был довольно безмятежным: позднее утро в маленьком провинциальном городке на востоке Луизианы, улицы пустынны, пара машин припаркована у хозяйственного магазина напротив кафе, в котором и происходил разговор. 
- Вы так не думаете? – женщина, сидящая напротив нее, ответа, казалось, не ждала. «И слава Богу! – подумала Трикс. – Какого хрена ей тут вздумалось философствовать? Это точно подстава. Она тянет время. Ждет, когда приедет группа захвата? Так, пора валить». 
- Посудите сами. К чему привели добрые или благородные поступки? Мать Тереза повернула колесо истории? Или, может, принцесса Диана своей благотворительностью изменила мир? Знаете хоть одного Далай-ламу, чью деятельность стоило внести хотя бы в школьный учебник? Нет? И я не знаю. А вот Гитлера знают все. И Саддама Хусейна, и Аль-Каиду. Ненависть, дорогая. Всюду ненависть. Крестовые походы – ненависть христиан, революции – ненависть нищих, войны – ненависть побежденных… Ненавидеть – это нормально. Это естественно. И поступки, движимые ненавистью – всегда ведут к прорыву. 
Трикс вежливо улыбнулась, кивая, и поднялась, выждав паузу в монологе странной тетки. 
- Поищу дамскую комнату, - сказала она самым сладким голосом, который был в ее арсенале. 
И мозг сразу же лихорадочно заработал. Трикс встала из-за стола и окинула взглядом помещение кафе, мысленно рисуя его схему – совсем как на картинках, показывающих, куда бежать в случае пожара. У нее сейчас не менее экстремальная ситуация. 
Главный вход, скорее всего, уже перекрыт, он, как сторона отхода, автоматически отпадает. Окна большие, но открывается только верхняя часть, теоретически, запрыгнув на стол, она смогла бы выбраться, но на это уйдет куча времени. Неторопливо проходя мимо бара, Трикс спросила у барменши, где здесь туалет, хотя и так прекрасно видела указатель. Одного взгляда хватило, чтоб увидеть за спиной молодой девушки, стоящей за стойкой, широкую кухню – почти пустую, всего один повар и низкорослая официанточка, выгружающая посуду в мойку. Там точно должен быть второй выход, и она, кажется, видит дверь за стеллажом. Секунда, чтоб выбить дверцу барной стойки и ворваться на кухню, вторая – расталкивая всех, кто там есть, и, опрокидывая за собой полки, добежать до черного выхода. Там наверняка стоят машины персонала, и она в два счета сможет завести любую тачку без ключа. 
И в тот момент, когда она уже, внутренне подобравшись, готова была ломиться за стойку бара, к заветной дверке подошел охранник и лениво попросил барменшу налить ему чашку кофе. 
- Хорошая работа у охранников, а, Чак? – беззлобно подшутила девушка. 
- Ну так идем ко мне сменщицей! – огрызнулся охранник. 
Трикс, пытаясь унять панику, ревущую внутри, как мотор реактивного самолета, бросилась в туалет. Грязноватое, темное помещение, но над последней кабинкой – узкое окно с толстым стеклом. Открытое! 
Повесив сумку на шею, Трикс закрыла дверь кабинки на шпингалет и забралась на крышку унитаза. Так, теперь подтянуться на боковой стенке… Еще немного… 
- Что это вы делаете, дорогая? 
Повиснув на стенке, точно коврик, Трикс едва не разревелась. 
- Слезайте оттуда, вам это ни к чему. Я знаю, о чем вы подумали. Со мной нет никакой полиции. Есть только деловое предложение, от которого мы обе будем в выигрыше, поверьте. 
Дело, к которому они готовились целых полгода, не выгорело. Трикс так до конца и не поняла, что именно пошло не так. В прошлом году она разослала резюме по банкам небольшого промышленного городка в Северной Каролине. Положительный ответ поступил из двух, и они выбрали тот, что дальше от цента – небольшой, но с единственным офисом. Должность была скучнейшей, менеджер младшего звена. День за днем она стояла у входа, как швейцар, подсказывая глупым клиентам, к какому окошку идти, где лежат бланки, и когда будет готова чековая книжка, выслушивала жалобы и угрозы, да и начальство гоняло, как рабыню на плантации. Трикс предвкушала развязку, как ребенок – рождество. За время работы она изучила помещение банка от и до, составила его схему, выяснила, у кого хранятся ключи от хранилища, где расположены камеры и какие у них углы обзора. Все было готово. 
Когда настало решающее утро, она, как всегда, стояла радом с напарницей у своей стойки возле входа, в ожидании открытия. Менеджеры включали компьютеры, запускали систему. Все шло как обычно, но у Трикс в сознании вдруг начали отчаянно звонить звоночки. Старший менеджер сегодня любезна с ней, как никогда. Улыбнулась и спросила, как у Трикс дела. Хотя от этой грымзы, как правило, не дождешься ни одобряющего взгляда, ни ободряющего слова. 
- А это еще кто? – шепотом спросила она у напарницы, кивнув на двух здоровенных мужиков в деловых костюмах. Та пожала плечами: 
- Новенькие. Менеджеры по работе с клиентами, миссис Дейл сказала, сегодня у них первый день. Красавчики, да? Видишь, как волнуются. 
Волнуются? Спокойны, как индейские вожди. Спокойны и собраны. Хмурые лица, здоровенные кулаки, стрижка ежиком. Менеджеры по работе с клиентами? Белые сорочки вздулись, обтягивая мышцы. И вообще, рубашки сидят как-то странно. Как будто под ними бронежилеты. 
И в этот момент она увидела, как на другой стороне улицы припарковалась машина Риччи. Сегодня все должно было закончиться, они выбрали утро, потому что в это время меньше всего клиентов. Риччи и ребята уже выходили из машин. И шли прямо в засаду. 
Трикс, стараясь выглядеть спокойной, пошла в глубину зала, туда, где за серой дверью с надписью «Вход только для персонала», шел длинный коридор, ведущий в административные помещения. По коридору она уже бежала: кабинет старшего менеджера – нет окон, туалет – решетки, комната отдыха – стоп! Окно там было сломано, и пока его меняли, рабочие сняли решетки! Трикс бросилась туда. 
В комнате торчала Джуди, вечно опаздывающая, она только разделась и красила губы перед зеркалом. Трикс закрыла дверь, повернув собачку замка. 
- Что это ты делаешь? – удивленно спросила девушка и получила по голове тяжелой пепельницей. 
Когда Трикс распахивала окно, она услышала в зале громкий голос Риччи: 
- Всем не двигаться, это ограбление! 
А потом началась стрельба. 
Позже, постепенно, в течение месяца, выбираясь из штата на угнанных тачках, автобусом, автостопом, Трикс узнавала новости, читая газетные передовицы. Из участников банды, совершившей налет, в ожесточенной перестрелке погибли восемь человек: три грабителя, два полицейских под прикрытием, один офицер полиции снаружи (его убил Риччи, вырвавшейся из здания) и двое сотрудников банка – миссис Дейл и Джуди. Миссис Дейл Риччи взял в заложники, и прикрывался как щитом, пока не дошел до машины. Он застрелил ее и выпихнул из тачки, выехав из города. 
И теперь полиция трех штатов шла по его следу. А по ее следу, кроме полиции, шел еще и Риччи. Трикс была уверена – он думает, что это она сдала их копам. 
Снова и снова убегая, меняя машины, парики, гримируясь в туалетах придорожных кафе, Трикс понимала, что ее все глубже загоняют в угол, из которого она скоро не сможет выбраться. Она уже практически долбится лбом в его стены. 
В этот городок она приехала ночью, остановившись в пустынном мотеле на окраине. Деньги из сумочки Джуди стремительно таяли, а все кредитки она давно выбросила. Трикс сбегала из мотелей, не заплатив, крала батончики и готовые гамбургеры в супермаркетах, тратилась только на необходимое – бензин. 
И вот утром, осторожно выглянув из-за двери своего номера, она увидела эту странную женщину. То есть, тогда она не нашла в ней ничего странного. Двери номеров мотеля выходили прямо на улицу, вместо коридора – дощатая терраса под навесом. Женщина стояла у офиса, где располагался ресепшен, и выглядела немного растерянной. Трикс, бросив на нее взгляд, пошла к машине. Она решила позвонить из автомата своей сестре в Дакоту. Это было, конечно, очень рискованно, да и сестра ее не жалует, но иного выхода просто не оставалось. Ей нужно где-то осесть. Тогда-то женщина ее и окликнула: 
- Доброе утро, дорогая мисс! Вы едете в город? Будьте любезны, подбросьте и меня! 
Сначала Трикс хотела холодно и не очень вежливо отказать, но потом подумала, что компания этой пожилой леди будет неплохим прикрытием. 
Сидя на пассажирском сиденье, женщина, забыв представиться, рассказала, что она тут проездом, едет домой – в Джорджию. Вынуждена была остановиться в мотеле, потому что под капотом ее машины «что-то сильно стучало». Она заехала в сервис, и ей сказали, что ждать придется до утра, ведь рабочий день к концу подходит, представляете, каковы грубияны! 
- Впрочем, сейчас слишком рано, механик сказал, к полудню. Могу я угостить вас обедом, дорогая? Должна же я как-то отплатить за вашу любезность. 
Трикс снова хотела отказаться, и снова быстро передумала. Она так долго сидела на сухом пайке из батончиков и чипсов, что ей казалось, желудок завязан узлом. Мысли о крем-супе из морепродуктов и сочном ростбифе с картофелем и зеленом горошке заставили ее едва ли не застонать от голода. 
- Я с удовольствием, - ответила Трикс и припарковалась у вовремя подвернувшегося кафе. 
А потом начался этот странный разговор о ненависти. 
Вернулась за столик Трикс совсем обескураженной. Пожилая дама добродушно улыбалась: 
- Попробуйте яблочный пирог, дорогая. Он тут потрясающий! – последнюю фразу она произнесла громче и помахала рукой барменше. Та улыбнулась в ответ и вежливо поблагодарила. 
Трикс отломила чайной ложкой маленький кусочек. 
- Давайте начистоту, - сказала между тем дама. От такого начала у Трикс мурашки побежали по плечам размером с бегемотов. – Я знаю, кто вы. Ваши фото во всех газетах, в разделах криминальной хроники. На них, конечно, мать родную не узнаешь, но мне повезло не ошибиться. Я распознала вас вчера на заправочной станции, проследила за вами и выждала, пока появится удобный момент для разговора. 
Проследила, выждала? Она спецагент на пенсии? Как Трикс, самой жизнью наученная убегать и подмечать все подозрительное, могла не заметить слежки и подвоха? 
- Вы нужны мне, дорогая, а я нужна вам. Вы бежите, ищите, где спрятаться, не так ли? Так я предоставлю вам такое место, еще и денег заплачу. А вы поможете мне отомстить людям, которых я ненавижу. Да, ненавижу! Я добрая христианка, но считаю, что ненависть – абсолютно нормальная эмоция, которую не стоит в себе подавлять. Выбирая между искренностью, хоть и греховной, и богоугодным, но лицемерным всепрощением, я отдаю предпочтение искренности. Есть три человека, которых я ненавижу и хочу им отомстить. А вас я прошу помочь мне в этом. 
Трикс поняла, что вляпалась в какое-то жуткое дерьмо. Эта сумасшедшая хочет, чтоб она грохнула трех человек? А если отказать – как она себя поведет? Будет шантажировать, что сдаст Трикс полиции? 
- Я не убиваю людей, - осторожно начала она. Леди всплеснула руками: 
- Да что вы, Бог с вами! Я и не прошу вас об этом, какой ужас! 
Ее возмущение было таким искренним, что у Трикс немного отлегло от сердца. 
- А как же тогда я должна вам помочь? 
Женщина наклонилась ближе, перегнувшись через стол. Ее светлая челка, крупным завитком изогнувшаяся надо лбом, почти касалась бровей Трикс. 
- Вы поможете мне разыграть один веселый спектакль, дорогая. 
Трикс, смотрела в ее темно-серые глаза, и видела в них себя – дешевый парик, темные очки, украденные в «Уал-Марте», подняты наверх, тонкие губы, нервно сжатые. Она увидела себя, бегущую от всего мира, готовую жрать с помойки и отсасывать бензин на парковках, лишь бы убежать. И поняла, что согласна на что угодно, лишь бы получить хоть какую-то передышку. 
- Договорились, - ответила она. И собственное отражение в темно-серых глазах медленно отодвинулось. 
- Ну тогда позвольте рассчитаться за наш обед и ваш номер. Поедем, времени у нас мало, да и до Джорджии нам ехать добрых четыре сотни миль! 
- Вы не сказали свое имя, - решилась спросить Трикс. 
- Ох и правда! Это так невежливо с моей стороны, прошу прощения, дорогая. Белинда Барлоу! – и она протянула пухлую ручку с маленькими, ухоженными ноготками, покрытыми розовым лаком. 
Трикс осторожно пожала ладонь, прикосновение к мягкой коже было неприятным, как будто ее рука коснулась жирной сороконожки. 
- А вас как мы будем называть? – сладко спросила Белинда Барлоу. От этого «мы» Трикс передернуло. Ладно! Она потерпит подобные ужимки ради убежища. Мысленно перебрав имеющиеся у нее на руках фальшивые документы, Трикс остановилась на той личности, которой обзавелась относительно недавно, и которая не успела сильно запятнаться. 
- Марджери Розенфилд. 
Белинда одобрительно улыбнулась: 
- Очень подходяще! 



Ночная Тишь

Отредактировано: 12.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться