Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что

Просто сон или…

Просто сон или…

Россия, Москва

Маргарита

 

— А-а-а-а! — закричала я, резко садясь на кровати.

Стреляющая боль в голове и в рёбрах заставила меня откинуться обратно на спину. К горлу подкатил ком — признак надвигающейся тошноты. Шевелиться и открывать глаза больше не рискнула. Заметила, что, пока лежу спокойно, боль и тошнота кажутся терпимыми.

«Где я?»

Вокруг стояла мирная сонная тишина, лишь непонятный писк с небольшими промежутками раздавался в помещении. Я никогда в реанимации не лежала, но этот единственный звук смутно напоминал работу прибора, контролирующего деятельность сердца.

«Откуда?»

Приоткрыв глаза, обвела взглядом комнату… Хотя нет… Палату. Белые кафельные стены и электронные приборы говорили о том, что я все же в реанимации.

В первый момент, когда очнулась, даже не поняла, что от меня к всевозможным аппаратам тянутся провода и трубки. По правую сторону от койки стояла капельница.

Хорошо, хоть дышу сама.

Осмотр палаты занял всего минуту, но и этого оказалось достаточно для меня. Слабость и усталость были такими, словно я неделю не спала. Глаза слипались, и я не стала спорить с организмом, просто провалилась в сон.

Следующее пробуждение было не таким экстремальным, как первое.

Просыпалась я медленно.

— Милая?! — услышала до боли знакомый голос рядом с собой.

Распахнув в неверии глаза, увидела свою родительницу.

— Мама?! — расплылись мои губы в улыбке.

— Солнышко, как ты нас напугала! Больше никогда так не делай.

— Мам, не плачь, со мной всё в порядке или почти в порядке… А, кстати, что со мной? Ничего не помню, — с трудом проговорила я, облизывая сухие губы.

— Ты упала в реку.

— В реку?

— Да.

— А как… Как я туда попала?

— Мила сказала, что ты заблудилась в лесу. Видимо, выйдя к реке, ты хотела пойти вдоль берега, чтобы выйти к ближайшему селению, но по случайности упала в реку. Нам ещё повезло, что тебя нашли.

Я лежала и молча переваривала полученную информацию. Пока мозг не улавливал в этом рассказе ничего знакомого. Не помню.

— А почему я в реанимации?

— Дочь, ты пролежала в коме пять дней.

— Сколько?!

— Пять. У тебя нашли ушиб головного мозга и перелом двух ребер, не считая синяков и ссадин.

— Мам, ты не обидишься, если я ещё посплю? — прошептала я, закрывая глаза.

— Нет, конечно, — донеслось уже сквозь дрему.

Мне снился темноволосый симпатичный мужчина, он звал к себе, протягивал ко мне руки. Только я собралась подойти к нему, как сквозь сон услышала:

— Вот увидите, теперь всё будет хорошо. Анализы и прочие показатели в норме. Это просто феноменально, что девушка пришла в себя.

Открыв глаза, увидела, что рядом со мной стоит пожилой мужчина в белом халате и разговаривает с моей матерью. Видимо, мой лечащий врач.

— Здравствуйте, — прокряхтела я, пытаясь привстать, но мои попытки быстро пресекли.

— Но-но, барышня! Только с того света к нам вернулись, а уже пытаетесь прыгать. Вам нужен покой. Как пойдёте на поправку, дам официальное разрешение вести активную жизнь, а пока отдыхайте. Как себе чувствуете?

— Лучше, чем в первый раз, когда очнулась.

— Это естественно. Что беспокоит? — спросил мужчина и посветил в один, а потом и во второй глаз фонариком.

— Всё, что указано в диагнозе, — неудачно пошутила я. — Ну и то, что не помню, как упала в реку.

— Это нормально. Так организм борется со стрессом. Мозг блокирует плохие воспоминания.

— И я теперь вообще никогда не смогу вспомнить, что со мной произошло?

— Кто знает, — пожал доктор плечами. — У каждого человека мозг по-своему работает. Кто вспоминает, кто нет.

Ясно, что ничего не ясно.

В реанимации я провела ещё несколько дней, после чего меня благополучно перевели в обычную палату. Ко мне каждый день наведывались родные и друзья. Вот и сегодня обещала прийти моя подруга Мила. Позвонив мне с утра, сказала, что у неё есть для меня сюрприз. Ожидать от неё можно было чего угодно, поэтому, сгорая от любопытства, я то и дело поглядывала на дверь.

Пока ждала, задумалась о своих сновидениях…

Каждую ночь мне снился один и тот же мужчина, который звал меня, шептал, что скучает. Я тянулась к нему, но сон всегда прерывался на одном и том же месте: в тот момент, когда мы соприкасались руками. Черты лица, движения, мимика — всё мне было знакомо, но, увы, как я ни напрягала память, не могла вспомнить, кто это.



Королева Марго

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться