Женский квест: взращенная Дьяволом (18+)

Глава 6. Император. От знакомства сразу к… "делу" – стыдиться?

Гостья, чьим глазам все было в новинку, оказалась в просторном помещении. У дальней от дверей зоны стоял массивный стол из натурального темного дерева, за ним кресло или, скорее, трон. А уже позади того высоченное витражное окно, которое, несмотря на свои габариты, пропускало мало света, как и небольшие окошки вдоль оставшейся стены. Все из-за рисунка на главном стекле, на других же виновниками темноты были сетчатые решетки и шторы, пусть и немного раздвинутые. Остальное пространство пустовало, если не считать с десяток книжных стеллажей, массу напольных канделябров со свечами, а также навесных их сородичей и пылающего камина. Ну, еще пары стражников у дверей и того самого дворецкого Ависа, который и пригласил Лонгина расположиться перед столом. 

Вига сразу поняла, что тот, кто стоит спиной ко всем, что-то разглядывая за центральным окном, и является тем, кого здесь называют императором. Она еще не видела его лица, ведь он не оборачивался. Лишь окрас его волос бросился ей в глаза, стоило Лонгину пройти вперед, оставив до места начальства пять метров. У важной личности была короткая стрижка темно-русых волос, но вот несколько их рядков на его левой стороне оказались ярко-красными, только очень ловкий парикмахер мог выбрить и разукрасить столь четкие полосы от лица к затылку.

- Наконец-то! – прозвучал громкий, недовольный и грубоватый голос императора, но пока он лишь повернул голову к правому плечу.

- Ваше императорское величество, позвольте…

- Имеют ли значение оправдания, – он медленно повернулся, но тут же сделал короткую паузу при виде груза в руках напротив и продолжил с тем же гонором: – …когда один из лучших моих гвардейцев не справляется с приказом?!

- Я прошу прощения, ваше…

- Знай, что во второй раз ты лишишься своего титула! – оборвав череду оправданий, что не имели для него ни веса, ни интереса, император сам вышел вперед стола, чтобы сделать замечание гвардейцу и ближе увидеть девушку, которая с пытливостью доктора рассматривала его, но молчала. Молчала без страха и стеснения! А от ее взгляда веяло презрением! Чревато так нагло глядеть на человека его ранга!

«Почему в таком виде? Простыню я могу понять. Гостье не дали времени привести себя в порядок из-за спешки. Но вот почему на руках?» – размышлял император, не подавая вида, что его это особо волнует.

«Прям как папочка! Второй раз не прощает! А в третий, могу даже поспорить, – казнит! Представление все это или нет, он наверняка не меньший моральный выродок! Только вот… довольно симпатичный!» – нагло разглядывала его с ног до головы Вига, будто исследуя редкий экспонат или даже вкуснейший десерт, от которого давно отказалась, но до сих пор желала. Не осознавая того, она облизнула, а затем прикусила нижнюю губу, вдруг размышляя о состоятельности этого императора как любовника. У нее даже не было возможности задуматься, почему в ней зарождались эти мысли, что, нарастая, отражались и в ее теле. Вига словно впадала в транс, где есть место лишь ловко ползущему в гору вожделению. 

Император тоже принялся изучать ее мимику, сигналившую о ее дерзком и неподобающем для приличных дам поведении, особенно – в сторону его персоны. Никто не может себе этого позволить, главным образом женщины вне его покоев. Тем не менее незнакомка потешила его самолюбие. Разумеется, его честь не была задета такой грубой нескромностью, но была задета ее! Теперь эта девушка выглядела развратной. И не в чьих-либо глазах, а в глазах самой важной личности Икаруса, от которой теперь зависела ее жизнь, о чем она и не задумывалась, и не подозревала.

Вига быстро осмотрела лицо императора. Смугловатая кожа, но едва бледнее ее собственной. Несколько грубых морщин на лбу и мелких у век, но не больше. Карие глаза с проницательным и жестким взглядом, в которых так и читалось: «Казнить, нельзя помиловать!» В целом он выглядел ближе к сорока и был привлекательным. А вот по его фигуре «распутница» скользила дольше. Высок, пусть и не осилит ее самый рослый каблук. Безупречно статен и довольно массивен в плечах. На нем были кофейные брюки из вельвета, заправленные в черные туфли с чуть квадратным носом. И что-то подобное наглухо застегнутого на пуговицы дублета уже более светлого оттенка, но без рукавов. Под верхом выдавала себя черная рубашка. Вига уловила завлекательные выступы мускулатуры рук, а также над бицепсами бедер и теперь ей хотелось узнать, как там обстоят дела с остальными его мышцами. Но главное – с той частью тела, что может доставить удовольствие... да прямо сейчас! Ее глубокое дыхание от возникшей фантазии заставило грудь устремиться вверх.

- Она напала? – спросил император гвардейца. Уловив от девушки и ее «наряда» магические искры, он предположил, что Лонгину пришлось таким образом обездвижить очередную избранницу Константы.

- Нет, ваше…

- Короткий отчет! – оборвал Лонгина император, ускоряя процесс выяснения обстоятельств и устремляя упертый взор на девушку, которая уже совсем бесстыже впивалась тьмой глаз в его ширинку, будто загипнотизированная ею.

- «Гостья» «упала» за пределами замка. Но гораздо дальше, чем мы думали. Пришлось разбиться на отряды для поисков. Обнаружили ее раненной. Ей нужна была помощь, но при соприкосновении… – замялся Лонгин, подбирая точные слова, – из нее показалась магия. Пришлось усыпить, только вот действие снотворного быстро закончилось, еще у внешних пригородных ворот. Здесь, у замка, она совсем не могла идти, поэтому я обернул ее и взял на руки. Она…



Екатерина Слинкина

Отредактировано: 24.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться