Жертва

Размер шрифта: - +

12

Инна задумчиво гладила приблудного кота, будто отгородившись непроницаемой стеной от внешнего мира. Сразу после завтрака хитрое животное нагло запрыгнуло к ней на колени, и теперь его серая шерстка мягко серебрилась на солнце, а довольное урчание лишало Хану душевного равновесия. Он охотно поменялся бы с ним местами, но девушка вернулась из города сама не своя, хотя уходила в прекрасном расположении духа.

Надежды на секс растаяли, как весенний снег. А интуиция подсказывала Хану, что навязываться сейчас просто рискованно. Женское мышление нелогично и загадочно. Попытки разгадать, о чем думает женщина,  не всегда безопасны.  Он рассудил, что лучше всё оставить как есть и терпеливо пережидал дурное настроение любимой.

Пригревшемуся же у нее на коленях коту придется полагаться на собственное чувство опасности. Правда, судя по его габаритам, оно давно атрофировалось с годами обильной кормежки. Здесь на каждом углу стояли тарелки с кошачьей едой. А судя по запущенности отеля, похоже, именно для кошек он и строился – и, похоже, именно они его и населяли: слишком уж тут их было много…

Погода располагала к мирному отдыху. Так хотелось расслабиться в ленивой безмятежности. Забыть обо всем, пожить хоть немного, как обычные люди. К несчастью, настроение Инны не вписывалось в эту картину, превращая яркий солнечный день в тоскливый и хмурый.

А вокруг по-прежнему кипела невидимая, но бурная жизнь. Представители местной фауны активно и шумно охотились друг за другом. В этом, видимо, заключается универсальный принцип природы – сожри сам, пока не сожрали тебя.

Подумалось: они все живут только потому, что кто-то накормил их собой. Тело бесценно. Хозяин его любит, балует, ухаживает за ним долгие годы. Как, интересно, чувствует себя Грит, отдав свою физическую оболочку другому?

Жизнь – далеко не приятная прогулка, несмотря на то, что ее отдельные моменты могут даже нравиться. Но они быстро проходят, а впереди смерть – и это лишь вопрос времени. Человек очень редко думает о неизбежности расплаты. Мир хватает новорожденного крепко, как бульдог, и ни за что не отпустит, пока не сожрет полностью, смачно прожевав. Старость, болезни и слабоумие отвратительны, но ждут каждого. Смертельную рану рождения не вылечить анестезией юности…

Похоже, депрессия Инны оказалась заразной. В голову лезла не самая приятная философия. И все же Хану не смог заставить себя остановиться в рассуждениях. Тем не менее, он понимал, что надо отвлечься и расшевелить Инну, иначе он просто свихнется. Должно быть, сознание до сих пор подгоняло под себя новое тело.

– О чем задумалась? – осторожно спросил Хану. Он всерьез опасался, что Инна забудется и невольно свернет несчастному коту шею.

– Кто это был? – ответила она вопросом на вопрос.

– Алекс. Сын Свана. Друзья тут немного погоняли его по джунглям.

– У Свана два сына и дочь. И все они ездили со мной в город, – Инна покачала головой, словно удивляясь, какое убожество она приручила. – Таши обещал нам убежище, если я не вернусь в анклав. Мне отдадут и то, что теперь стало Гритом. Но я не знаю… – она вдруг замолкла на полуслове.

Хану показалось, что Инна что-то заметила в джунглях и сейчас пристально всматривалась туда. По телу пробежала нервная дрожь. Он в очередной раз почувствовал себя глупцом.

Но чего волноваться? Наивно было бы полагать, что их вывезут в райский уголок и оставят в покое. Агенты санпе с самого утра околачивались у бунгало и выясняли обстановку, пока он развлекал себя заумными мыслями. Придется чем-то платить своим спасителям, но проблема в том, что цену им еще не назначили.

Рука Инны вдруг знакомо потянулась за спину, но на этот раз мечей там не было. От камня на ее лбу вновь потекла струйка крови. Хану уже видел это раньше. Ведьма рядом?

Будто отвечая его мыслям, к веранде подошел растерянный Сван, но входить не стал, остановившись на безопасном расстоянии. Бедняга молчал, явно нервничал и так втягивал голову в плечи, словно боялся, что в следующий миг ему ее отсекут.

Хану почувствовал, как сетка гамака натянулась, выдав напряжение подобравшейся Инны. Сван махнул кому-то рукой, и через несколько секунд из леса вышла необычная парочка.

Прихрамывающий мужчина средних лет, чье лицо уродовал свежий ожог, походил на бывалого пирата, ушедшего на покой. Похоже, морские ветры как следует потрепали его, но все же в коренастой фигуре ощущалась сила и некая основательность. Сквернословящий попугай так и просился к нему на плечо, а функции обязательного костыля выполняла миловидная девушка.

Она осторожно вела своего спутника под руку и выглядела его полной противоположностью. Тонкие руки, волны распущенных черных волос и неестественно белая кожа, мистически избежавшая загара под тропическим солнцем. Воздушная и грациозная, девушка очаровывала чистотой, вызывая ощущение весеннего свежего воздуха, прозрачных радужных крыльев и легкой красивой мелодии. Она казалось сказочной лесной феей, которая вот-вот оторвется от земли и взлетит.

И все же что-то в ней настораживало. Несмотря на невинную внешность, вокруг ее хрупкой фигурки словно прятались неясные тени, изредка проступая едва видимым маревом.

Тем временем, узнав друг друга, дамы обменялись не самыми добрыми взглядами. Сван, тихо улыбнувшись, не стал ждать развязки и поспешно ретировался, чувствуя вину за визит нежданных гостей.



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: