Жертва

Размер шрифта: - +

14

Джип ехал по пустынному горному серпантину уже несколько часов. За грязным окном однообразно мелькали деревья, сливаясь в сплошную зеленую стену, изредка прерывавшуюся плантациями гевеи с утлыми шалашиками сборщиков каучука. Коричневая пыль равномерно покрыла лица, как загар, и противно скрипела на зубах.  

Хану сидел рядом с водителем и рассеяно смотрел на горную цепь, вздымавшуюся вдали, все еще обдумывая историю Джана. Девушки предусмотрительно посадили между собой Грита и мрачно молчали. За всю дорогу никто не сказал ни единого слова.

Инна накинула на себя покрывало и прижалась лбом к боковому стеклу, аккуратно вытирая сочившуюся кровь из-под камня. Она физически не могла долго находиться рядом с Ведьмой, но терпела боль и выглядела одинокой и бесконечно далекой.

Мира бросала на нее косые взгляды и беспокойно ерзала. Неприятная близость со своими заклятыми врагами, должно быть, тоже причиняла ей массу страданий.

Грит неподвижно застыл, размышляя о чем-то своем. Он так и просидел с прямой спиной всю дорогу, как стойкий оловянный солдатик.

Хану же использовал это время, чтобы спокойно подумать. Он все еще наделся, что Мира попросту бредила. Ее версия о прожорливом демоне выглядела жутким кошмаром, который мог привидеться только в горячке. Конечно, у обеих сторон есть причины для лжи и различной трактовки ритуалов противника, а прямых доказательств нет. Похоже, в историях учений намешаны страшные мифы не одного поколения. Да и как узнать правду? Расспросить бы саму мумию, но на оккультный сеанс с Джаном способен только оракул…

В конечном итоге, это только вопрос доверия. Рассказ Миры выглядел последовательным и логичным, но интуиция принимала сторону Инны. Ей хотелось верить. Надо только вывести формулу, которая позволит им выжить в этой запутанной ситуации. Им…

Хану посмотрел на Грита, поймав себя на чудовищной мысли, что рад его слепоте. Снова поменять их телами возможно только с помощью ритуала, но этот способ для Инны потерян. Значит ли это, что она теперь бросит слепца?

Машина миновала перевал, джунгли расступились, и за очередным поворотом показался шлагбаум. Дорога оканчивалась у небольшого административного здания, рядом с которым расположились с десяток крохотных домиков и храм, украшенный фигурами змей и драконов.

Прежде чем они вышли, Мира ледяным тоном объявила:

– Мы в действующем ретритном центре. Чуть ниже по склону находятся кельи многолетних затворников, которых нельзя беспокоить. Наша задача не вызвать подозрений у местных и переждать здесь пик поисков. Беззащитную дочку и ее похитителя очень хочет найти безутешный отец, – съязвила Мира. Она сделала паузу, дав возможность огрызнуться в ответ, но Инна промолчала. – Чуть позже нам сообщат, что делать дальше. По легенде, мы являемся слушателями курсов медитации. Нашим куратором будет Нима. Это настоятельница монастыря, о которой я слышала еще от моего деда. Она очень стара, но сохранила ясный и проницательный ум. Листок с распорядком дня на входной двери. Здесь принят обет молчания, но при необходимости мы можем кратко общаться между собой в течение первых пяти минут после ежевечерних встреч с учителем. Используйте время с толком и не отвлекайте других, – Мира перевела взгляд на Хану, давая понять, что хорошо представляет, какие глупости он замышляет. Она не ошиблась. Дорога оказалась достаточно длинной для появления новых фантазий: тем более, что муза все время шла рядом.

Закончив краткий инструктаж, Мира тут же вышла из образа школьного завуча и вновь обернулась застенчивой девушкой, краснеющей от любого случайного взгляда. Похоже, она меняла свои маски неосознанно и автоматически, привычно преображаясь в милое и обаятельное существо. Смена облика не давала ей преимуществ. Про ее настоящую суть и способности все и так хорошо знали. А насколько она опасна, дошло даже до Хану.

Навстречу им уже спешила маленькая пожилая женщина с круглым лицом и оттопыренными ушами. Ее глаза словно всегда смеялись, и она вела себя, как непосредственный и счастливый ребенок. В ней не было напускной приветливости, желания понравиться или игры на зрителя. Наставница выглядела удивительно искренней и открытой. Здороваясь с гостем, она хлопала того по плечу и заразительно хохотала, когда он смущался. Тяжелая атмосфера напряженности и недоверия, всю дорогу царившая в машине, незаметно растаяла. Мир стал выглядеть будто светлее, и даже обе девушки теперь улыбались. Две злобные гарпии смогли наконец хоть немного расслабиться.

Монахиня собрала всех в плотный кружок, чтобы произнести небольшую вступительную речь:

– Мы очень рады встретить вас в нашем центре. Знаю, что вы оказались здесь неожиданно и не собирались заниматься учебой. Но раз уж так случилось, прошу постараться извлечь максимум пользы и провести время эффективно и мудро. Обычно мы чувствуем себя очень сложными людьми и немного помешаны на радостях и бедах этой жизни. Лишь изредка у нас выходит сделать нечто по-настоящему полезное – заняться своей духовной практикой. Поэтому я от всего сердца прошу – пожалуйста, цените такую возможность. Здесь очень простые правила, которые потребуют совсем немного самоотдачи и отречения. Итак, необходимо соблюдать распорядок дня, стараться всё делать очень медленно, поддерживая осознанность того, чем сейчас занимаемся. При этом мы ничего не упускаем, а еще лучше проговариваем любое действие или изменение позы про себя. Старайтесь не думать ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем, но не боритесь с этими мыслями. Позвольте им раствориться самим. Просто не поддерживайте, не питайте их энергией. Ваша главная задача – помнить об этом и сохранять осознанность, постоянно возвращая блуждающий ум к исходной точке. Встретимся завтра, а пока ужинайте и отдыхайте, – улыбнулась Нима, махнув в сторону домиков.



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: