Жертва

Размер шрифта: - +

Эпилог

Неторопливый, тихо гудящий поток паломников обтекал белоснежную ступу по часовой стрелке. Казалось, она стояла здесь с самого начала времен, возникнув вместе с пространством. Тысячи разноцветных флажков на длинных тросах шевелил мягкий южный ветер, а между величественными пиками гор неторопливо ползли облака, обнимая их пухлыми лапками. Взгляд на них дарил ту же безмятежность и покой, как взгляд на танец огня или на гребень волны. Ум расслаблялся, а глаза не уставали любоваться пестрой людской рекой, петляющей вокруг ступы.

Два пожилых человека в монашеских робах медленно двигались в толпе, обходя стаи мартышек и жирных непуганых голубей. Один из них, что постарше, вдруг остановился, закашлявшись. Второй, замешкавшись, стал искать что-то в оранжевой сумке, которую носил на плече. Он выглядел немного моложе первого, и, видимо, сильно за него беспокоился.

– Постой, не надо. Уже недолго, – слова давались учителю с большим трудом. – Послушай меня. Я много раз уже говорил, что не являюсь причиной того путешествия… – он закашлялся и вынужден был присесть на маленькую табуретку, которую ловко подставил один из монахов, державшихся от стариков на почтительном расстоянии.

Слезящиеся глаза наставника сочувствующе смотрели на Хану, но за последние годы тот не произнес ни слова, приняв обет молчания. Он так и не смог смириться с потерей, храня образ Инны в глубине сердца. Ее улыбка и смех, серые колдовские глаза, волнующие изгибы стройного тела – ни один многолетний ретрит не смог стереть их из памяти. Его по-прежнему терзали тоска и отчаяние. Не помогали ни взятые обеты, ни долгие и упорные медитации. Глубокую рану в душе не залечили ни размышления о непостоянстве, ни любовь и преданность к мастеру.

– Да, я не был причиной… – повторил старик, сокрушенно покачав головой. – Но был ее следствием, инструментом. Я умираю и теперь могу признаться. Не знаю, как это тогда получилось. Всё взаимосвязано. Наша разделенность лишь фикция. Так сложилось, и с этим ничего не поделать. Вылечив одну инфекцию, ты подхватил еще более тяжкую. А с такой сильной привязанностью ум никогда не обретет покоя. Вы с Инной – как два сильных магнита, а скорее, вообще одно целое. Отталкиваетесь друг от друга только затем, чтобы как можно сильнее притянуться. Эта кармическая связь слишком сильна…

Учитель подал знак помощнику, чтобы поднесли воды. Лето выдалось жарким, и ежедневный обход ступы в последнее время давался ему нелегко.

– Качество практики определяется отречением. А ты до сих пор увлечен миражами, пусть даже такими прекрасными… Поэтому я учил тебя следовать по пути мудрости. Видеть во всем совершенство проявленного. В любом звуке слышать речь высших божеств, а в каждом объекте узреть мандалу чистых миров. Вот что подходит тебе. Настоящая любовь безусловна. Она не направлена на одного человека, а охватывает все проявленное без исключений. И бесспорно хорошее, и то, что может показаться плохим. Тебе придется переболеть Инной. Вы обретете покой, только отпустив друг друга. Она и есть твое лекарство, но я не могу помочь вам встретиться. Не в этой жизни, Хану, не в этой... Карма сама сделает всё за меня, а полученные знания не дадут тебе вновь все забыть. Единственный способ покончить со сном – это прожить его…



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: