Жертва

Размер шрифта: - +

3

Хану осторожно сел на кровати, окинув взглядом комнату. Должно быть, проспал всю ночь, как убитый. Минимум мебели, узкие бойницы-окна почти под потолком – не пролезть. Все чисто и просто. Напоминает дешевый номер в гостинице или, скорее, хорошую тюремную камеру.

На стуле чистая, аккуратно сложенная одежда, теперь уже мышиного цвета. Заслужил повышение? Хорошо, что хоть без номера на груди…

Проверять, заперта ли дверь, Хану пока не хотел. Нельзя начинать утро с расстройства. В голове ясно – ни шума, ни спутанных мыслей, ни тех визгливых голосов, что недавно так яростно перебивали друг друга. Память сохранила весь вчерашний день, вплоть до обморока, а это хороший знак, учитывая обстоятельства. Значит, болезнь не хроническая, и мозг способен удерживать воспоминания. Вот если бы их одолжить или взять напрокат... Хотя бы на время. Выбрать и оставить те, что понравились. Пусть только иллюзия прошлого, но оно определит настоящее. Без предыстории же приходится открывать себя заново, а сюрпризы могут быть неприятными…

Хану нехотя поднялся, надел мышиную униформу и отправился в санузел. Но зеркала там не нашел. Пришлось умываться вслепую. Он поднял руки, несколько раз сжал пальцы в кулак – они слушались. Похлопал себя по плечам, ощупал лицо – короткая стрижка, никаких следов щетины. Только пары зубов не хватало, а на переносице обнаружилось утолщение, словно нос был сломан. Одно ухо толще другого и как будто деформировано, но слух, осязание и зрение в полном порядке. Горба вроде бы нет, шрамов и швов не замечено. Нигде не колет, кожа не лопается, ничего не отваливается с болезненным треском. Даже ногти аккуратно подстрижены. Ладони в ороговевших мозолях, словно руки не расставались со штангой или перекладиной турника. Тело здоровое и сильное, но вот с психикой явно что-то не так.

Оставалось только гадать, как выглядит лицо, но гораздо хуже было не знать своих способностей. Люди, которых он вчера убил, ему даже не снились. Впрочем, приходили ли к нему вообще сны? Вроде бы, звучала мелодия. Или песня? В памяти не осталось и следа от слов…

Привычки, пристрастия, навыки – все, что формирует личность – пока оставалось загадкой. А ведь когда-то все это приобреталось, шаг за шагом. В разных ситуациях он делал выбор, сообразно своим убеждениям и вкусам, и каждое действие закрепляло что-то в характере. С другой стороны, эти «вкусы» не могли возникнуть из пустоты. Они сформировались в силу каких-то причин, и теперь, в свою очередь, создают новые следствия. Замкнутый круг. Именно это он вчера обсуждал с Эдди. «Кармограф» Бюро просто чушь, пустышка для наивных глупцов. Из причинно-следственной цепочки не вырваться, новое звено взять попросту неоткуда. А так бы хотелось начать творить себя заново, с чистого листа. Или хотя бы купить себе то, что хочется. А что ему хочется?

Хану задумался. Хочется счастья – в этом все существа одинаковы, – но не хочется стандартного набора. Власть и деньги, семья и хобби, отдых и секс, друзья и здоровье – обычно на ум всегда приходит нечто подобное. Но рано или поздно со всем этим придется расстаться, а хотелось бы иметь то, что никогда не изменится. Вечное, непреходящее, необусловленное. Что? Возможно, он когда-то владел этим или даже был им, но забыл…

Но можно ли доверять воспоминаниям? Вдруг ничего не было? Как отличить фальшивку от настоящего, если анализ основан на прошлом?

Где-то ему встречались упоминания об опытах на мышах. Зверькам удалось имплантировать ложную память. Впрочем, и эта информация могла оказаться заемной. У мышек. Боже, опять мыши, сколько можно…

Чушь. Возможно, его разум пытается таким способом привести в себя своего хозяина? Хотя «прийти в себя» очень странное и бессмысленное выражение. Нельзя прийти в «себя», поскольку невозможно уйти, не забрав «я» с собой.

Он сел на кровать и помотал головой, словно перетряхивая ее содержимое. Хорошо бы еще раз умыться, чтобы снова не свалиться в обморок. Возникло неприятное подозрение, что любое напряжение спровоцирует новые приступы сумасшествия.

Надо попробовать бережно задать работу пока еще вялому мозгу, подумать о чем-то легком, приятном. Подобно ленивому осьминогу, мягко и медленно вытягивать то одно, то другое «щупальце» образов и идей. Чуть пошевелить этими «щупальцами». Посмотреть, откуда они возникли и куда направляются. Не увлекаться, не преследовать мысли, а аккуратно отпускать. Пусть они спонтанно и естественно растворятся в безбрежном пространстве ума...

Тут в дверь тихо постучали, и все образы с идеями разлетелись, как вспугнутые птицы. Медитация рассыпалась. А ведь как хорошо было бы никого к себе не пускать, спрятаться за несокрушимым барьером от мира…

Кто ждет там, за дверью? Если стучатся, значит, не заперто. Вдруг там толпа болтливых и радостных родственников? Красивая жена, милые дети, мудрые родители, которые все объяснят и заберут домой. Тогда уж лучше сразу обнаружить на пороге «Создателя-Всего-Сущего», чего мелочиться…

Снова стук, но уже не такой вежливый. Хану хотел было съязвить, спросив «тут есть кто-нибудь?», но почувствовал себя идиотом. Похоже, пропало и чувство юмора. К сожалению, гости вот так же, сами собой, вместе с юмором не исчезнут. Как, впрочем, и эта реальность, которая сейчас от него чего-то хотела.

Энергично растерев лицо, Хану пошел открывать дверь, гадая, с чем столкнет его судьба на этот раз. Но она не предложила ничего нового – на пороге стоял все тот же Эдди, но в отутюженном черном костюмчике, а позади него Инна в неожиданно смелом наряде. Хотя на ней хорошо смотрелось все, что угодно. Мечей на этот раз за спиной не было, но серебряный значок лотоса по-прежнему висел на груди. Даже, скорее, лежал на ней. Почти горизонтально. Похоже, этот атрибут для сотрудников Бюро обязателен.



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: