Жертва

Размер шрифта: - +

4

– Эдди, что это за песня? – изумленно прошептал Хану, совершенно уверенный, что слышал ее слова перед обмороком или пробуждением. Когда именно, понять было трудно.

– Цитата из «Призывания Гуру издалека». Древний и священный текст «Первоисточников», Обязателен к изучению в нашей традиции, – тоном бывалого экскурсовода прокомментировал мальчик.

– Тогда почему она мне снится?

– Снится? – подозрительно переспросил Эдди. – Не знаю… Никогда не слышал о таком у «приходящих».

Некоторое время Хану молчал, находясь под впечатлением от слов текста. Сердце вдруг защемило, как после потери чего-то близкого и родного. Строчка за строчкой эта песня будто прожигала в уме возвышенный и благородный узор неведомой мантры, наполняя его раскаянием, решимостью и глубокой тоской.

Но по кому? Неужели у него был учитель, имя которого он даже не помнит?

Хотелось все исправить и изменить, но Хану даже не знал, с чего начать. Он чувствовал что-то неправильное, какую-то ложь и уродство в себе, но так и не смог сформулировать, что именно. Понадобилось постоять около стенда, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями. Почему эта песня всегда встречает его на пороге небытия?

Появление знакомого текста в чужом мире не могло быть случайным. Каким-то мистическим образом в чужую реальность заглядывал его родной мир. Это могла быть подсказка, своего рода отмычка. Значит, где-то есть и замочная скважина… Ее надо только найти.

– С вами все в порядке?

– Ладно, забудь… – махнул рукой Хану. – Так кого и чему Бюро здесь учит?

– Здесь проходят теоретические занятия младших послушников. Залы для медитации и физической подготовки на других этажах. Старшие же курсы проходят обучение в загородных ретритных центрах высоко в горах.

– А где учился ты?

– Еще учусь. Меня наградили практикой в храме после того, как я с отличием закончил курс «Тройного Совершенства» и выиграл публичный диспут! – гордо заявил Эдди.

– То есть теперь тебя ждет «ретритный центр»?

– Да, если получится взять хорошие рекомендации, – неуверенно пробормотал мальчик. – Но мои наставники мертвы…

– Я могу как-то помочь? – предложил Хану, почему-то чувствуя вину за их смерть. Возможно, если бы он поторопился и заглянул в храм чуть раньше…

Эдди благодарно кивнул, а его лицо осветила улыбка. С ловкостью фокусника он извлек откуда-то пухлую пачку бумаг и, держа ее двумя руками перед собой, с поклоном протянул Хану.

– Что это? – испуганно отшатнулся тот.

– Опросный лист на двадцати страницах. Оценка моей работы. Семьдесят один пункт.

Хану невольно присвистнул, оценивая объем пачки, в которой, видимо, перечислялись и подробно характеризовались все существующие добродетели. Очевидно, по каждой из них придется отчитываться. У него вдруг сильно зачесалась шея.

Наверное, эту аллергическую реакцию на столь популярное здесь анкетирование он скрыть не смог, поэтому Эдди выдвинул последний аргумент:

– Многое можно пропустить! – торопливо добавил он. – Если я попаду в ретритный центр, моей семье дадут бонусные баллы!

Хану понятия не имел, что это за «баллы», но подозревал, что ему сейчас нагло врут. Хотя кто знает…

Воображение тотчас нарисовало картину многочисленной и полуголодной родни мальчика, вопиющей о помощи и спасении. Изможденные рожицы эддичек разного калибра и пола тянули высохшие ручонки, умоляя дать им несколько бонусных баллов.

– Хорошо, я посмотрю, что там… – тяжело вздохнув, согласился Хану. – Вечером. А за это расскажи мне об Инне. Что у нее за камни такие?

– «Кровавые слезы». Это бесценные реликвии. По легенде, когда-то очень давно их собирали с поверженных демонов. Это только миф; тем не менее, камни все еще действуют.

– И в чем это проявляется? – спросил Хану, вспомнив, как ожил камень на лбу девушки.

– Предупреждают о магических возмущениях, улучшают регенерацию, дают частичный иммунитет к проклятьям. Они передаются в «шенпо» от мастера к мастеру уже сотни лет, – ответил Эдди, даже не пытаясь скрыть в голосе нотки зависти.

– А Инна мастер? – удивленно спросил Хану.

– Пока нет, но когда-нибудь им станет. Она получила право на них, выиграв открытый турнир на мечах, где собрались лучшие фехтовальщики мира.

– Она победила мужчин?

– Да, они ничего не могли сделать с ее «аяджитс». Конечно, в обычном поединке она бы не справилась с опытным бойцом, – Эдди многозначительно посмотрел на руки Хану. – Но ее стиль позволяет нанести удар еще до того, как противник достанет свой меч. Это взрывной переход от покоя к стремительному нападению. Мастера «аяджитс» разрубают каплю росы и вкладывают клинок в ножны еще до того, как обе половинки упадут на землю.



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: