Жертва

Размер шрифта: - +

10

Утренний туман курился над безмятежной гладью тихого озера. В чистой поверхности отражалось серое небо с перистыми облаками, а золотой осенний лес что-то тихо шептал о грядущих ветрах и первых заморозках. Внезапное похолодание предвещало конец бабьего лета.

На забитых в землю рогатинках лежала пара длинных бамбуковых удочек. Уютно устроившись на бушлате, брошенном на тронутую желтизной траву, Хану задумчиво наблюдал за перьями поплавков. Слева, переливаясь волнами жара, загадочно мерцали темно-бордовые угли, а справа его согревало теплое женское тело. С головой накрывшись стеганым покрывалом, Инна мирно спала, не испытывая ни малейшего интереса к рыбалке.

Небо стало темнеть, в верхушках деревьев тоскливо завыл ветер, и озеро покрылось рябью. Зябко ежась, Хану подкинул дров в костер, стараясь не разбудить дремавшее под боком сокровище. Поначалу пламя неохотно принялось облизывать мокрое от росы дерево, словно осторожно пробуя его на вкус. Вскоре язычки огня осмелели и выросли, пламя довольно загудело и затрещало.

И вдруг что-то случилось. Неожиданно все звуки стихли, словно озеро накрыли огромным колпаком. Спокойствие сменилось тревогой, и Хану недоуменно завертел головой, напряженно прислушиваясь. Неужели оглох?

Торопливо щелкнул пальцами. Нет, всё нормально. Так почему же вокруг так тихо? Неестественно тихо!

– Ханс! – тихий леденящий голос пронзил сердце страхом.

Кто это? Почему Ханс?

Волосы встали дыбом. Тело покрылось мелкой гусиной кожей. Задрожали колени, а ноги стали словно чужими и ватными, как в полузабытых детских кошмарах. Прежнее безмолвие пугало до чертиков, но этот голос был намного страшнее. Он вызывал ощущение столь немыслимой жути, что хотелось с отчаянным криком броситься в яростную штыковую атаку и бежать-бежать прямо на звук, чтобы разобраться с ним раз и навсегда.

Может, показалось?

– Ханс!

По телу прокатилась новая волна ужаса. Это прячется где-то рядом!

«Инна! Что с ней?» Хану повернулся к завернутой в одеяло фигурке. Поднял, повернул к себе.

– Это же я! Грит! Меня зовут Грит! – из темноты капюшона, оскалившись, усмехалось лицо. Его собственное лицо!

Хану коротко всхлипнул, руки разжались, и тяжелый сверток покатился по траве.

Галлюцинация! Столь чудовищное видение просто не могло быть реальным!

Мысли сковала липкая пелена омерзительной смеси страха и отвращения. Волны паники накатывали одна за другой, лишая сил и воли к сопротивлению.

От этого монстра не скрыться и не спастись! Куда можно убежать от себя?

И вдруг, словно откуда-то извне, пришла помощь. Он ощутил уверенность. Нужно просто стать страшнее и больше, чем враг!

Грозно зарычав, Хану присел на корточки и глубоко вонзил пальцы во влажную почву, превращая их в корни. Они утолщались и быстро росли, черпая энергию из леденящего кровь мрака, куда никто не осмелился бы заглянуть. Но сейчас Хану устраивала любая цена, а с владельцами энергии можно разобраться и потом. Нужны силы, чтобы покончить с врагом, пока тот виден! Пока еще есть шанс, пока есть возможность...

Кровь прилила к голове, спина выгнулась горбом, а под кожей зашевелились бугры мышц. Тело менялось.

Пора!

Земля взорвалась комьями сырой грязи, освободив узловатые лапы с крючьями железных когтей. Края воронки осыпались, а дно провалилось в бездонную темноту, обнажив зияющую щель в реальности.

Но сейчас не до этого! Мерзко хихикающий сверток все еще лежал рядом в траве!

И Хану мощно оттолкнулся и прыгнул, чтобы разорвать ужасную тварь в клочья.

Догнать! Убить! Разметать! Растоптать и все пожрать, чтобы не оставить ни куска, откуда мог бы снова зазвучать тот голос!

Но из одеяла на него теперь смотрели серые глаза Инны. Девушка спокойно улыбалась в ожидании смерти. Всё прощая, всё понимая…

В последнее мгновение Хану удалось изменить направление удара. Чудовищная лапа вонзилась во влажную землю по локоть, чуть выше головы девушки.

Идиот! Это же Атма! Ее звали Атма! Он чуть не убил божество!

А сзади кто-то уже тряс его за плечо: «Ханс! Ты должен! Ты должен нам, Ханс!»

Хану обернулся, готовясь встретить всё, что угодно. Плевать! Он ее наконец-то нашел! Его любовь рядом!

Толстый «Горыныч» зловеще ухмылялся тремя головами – оракул, Маркус и Джан. Пузатая тварь радостно вертелась, взбивала темную жижу, грузно шлепала ластами. А из раны в земле в чистые воды озера толчками выливался поток теплой крови и гноя.

Хану почувствовал, что увяз по колено. Вонючая трясина противно чавкала, затягивая его. А из темных глубин уже слышались вопли страдающих от невыносимых мучений существ.

Да. За всё надо платить…

Хану кричал и беспомощно бил руками по зыбкой поверхности, ясно понимая, что никогда больше не выберется. Как он мог так купиться? Его обманули! Эта мертвая кукла! Инна оказалась наживкой! Зачем он взял этот адский кредит?



Евгений Кострица

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: