Жертва

Font size: - +

23-26

23

 

Адлер, Россия. Май 2013 года.

 

На первый взгляд в жизни Сэта ничего не изменилось: он по-прежнему убегал и прятался. Но теперь вместо страха и одиночества, в его сердце поселилась надежда. Сэт больше не чувствовал себя загнанным в угол. Впервые за долгое время он жил полной жизнью, наслаждался каждым новым днем и мгновениями, проведенными рядом с Беатрис.

Они обосновались в мини-гостинице, в небольшом приморском городке. Туристический сезон еще не набрал силу, и по сравнению с Санкт-Петербургом здесь было невероятно тихо. Адлер чем-то напоминал южную версию Спрюс-Грув – сетка улочек с частными домами и летними кафе, две набережные, парк, рынок, один кинотеатр и центральная улица – дорога к Сочи.

С Авелин они почти не встречались, хотя остановились в соседних номерах. Создавалось ощущение, что между ней и Беатрис установлена понятная только этим двоим дистанция, нарушать которую мать и дочь не спешили. Сэт не пытался заговаривать об этом. В прошлом между ними произошло нечто очень серьезное, а причинять Беатрис боль он не хотел.

Однажды вечером Беатрис вышла пройтись, а Сэт остался в номере. Сейчас одиночество его совсем не привлекало, но и навязываться Торнтон тоже не собирался. К его удивлению, вскоре к нему постучалась Авелин и попросила о разговоре. Сэт пригласил ее на балкон.  

Луна проступала сквозь тучи и своим светом рассекала море на две части, шум прибоя успокаивал. Сэт поежился – ближе к ночи становилось прохладно, а он не накинул куртку.

– Я не могу стать человеком, – лицо Авелин было непроницаемым – из дочери Беатрис получился бы отличный игрок в покер. – Я обречена на одиночество. Беатрис сказала, что ты работал над новым вирусом.

Сэт понял, к чему она ведет. Пока над измененными витает угроза Чумы, Авелин не может рисковать и изменять людей. Должно быть, она встретила кого-то. Мужчину, который стал ей по-настоящему дорог.

– Тоже хочешь вернуть все назад?

Ему было приятно, что Беатрис представила его именно так. Не тем, кто своей разработкой подвел черту под тысячами жизней, а человеком, стремящимся все изменить. Это вселяло надежду на то, что их отношения не закончатся в ближайшее время.

– Нет, – возразила Авелин все с тем же бесстрастным видом. – Меня интересует один человек. Согласись, твоя жизнь стала интересней и ярче, когда в ней появилась Беатрис.

– Тебе кто-то нравится, – она наградила его сдержанной улыбкой. – Но это не повод превращать его в вампира. То есть изменять… Если человек здоров и счастлив...

Авелин резко шагнула вперед. Примени она сейчас гипноз, он ничего не почувствует и не узнает. Просто будет делать все, о чем она попросит, потому что сочтет это единственно верным. Она молча смотрела на него, потом облокотилась на перила, глядя на лунную дорожку, лениво покачивающуюся на волнах.

– Разве ты не хотел бы провести всю жизнь с Беатрис? Ты влюблен в нее, как мальчишка. А я не имею права думать о воссоединении с дорогим мне человеком.

Сэт утратил дар речи. Не столько от прямолинейности Авелин, сколько от ее замечания по поводу его чувств к Беатрис.

– Я вряд ли смог бы предложить такое тому, кого люблю, – наконец-то выдохнул Сэт.

– «Такое»? – в голосе Авелин прозвучала угроза. – Ты говоришь так, будто это проклятие. Моя мать была такой же, кто она для тебя, бывшая прокаженная?

– Не помешаю вашей светской беседе?

Беатрис прошла на балкон и встала между ними. Авелин оттолкнулась от перил, и в ее черных глазах он успел прочитать ярость и вызов.

– Мы говорили о вирусе, который я, возможно, смогу воссоздать, – объяснил он Беатрис. Надеяться на то, что она не слышала последних слов дочери, было глупо.

– Разве ты не хотела использовать его? – язвительно спросила Авелин. – Не за красивые глаза она тебя с собой таскала, я уверена.

– Метод Сильвена номер один, – фыркнула Беатрис, – Сэт, смотри и учись. Суть метода – отвлечения внимания. По итогам ты должен понять, что от тебя ничего не хотят, но ради всеобщего блага…

Авелин шагнула к ней. По возведенной между ними стене сейчас пустили высокое напряжение.

– Да, изначально речь шла о создании устойчивого к Чуме вируса. Тебе-то он зачем, детка?

– Мне надоело жить в одиночестве, – прошипела Авелин. – Это противоречит правилам Сильвена, хотя ты все равно будешь припоминать мне его до конца жизни. Своей жизни, потому что тебе наплевать на то, что я останусь без тебя, и прежде чем ты скажешь: «Тебе тоже», – подумай хорошо, потому что в противном случае я за себя не отвечаю.

– Твой избранник в курсе, на что он подписывается? – язвительно осведомилась Беатрис. – Или ты потом ему расскажешь?

Авелин прищурила глаза и подалась вперед, став похожей на дикую кошку. Безразличие слетело с ее лица, обнажая хищную природу. Сэту показалось, что еще слово – и они вцепятся друг в друга. Он неосознанно закрыл Беатрис собой. Возможно, именно это Авелин и остановило.

– Он знает немного больше, чем стоит знать, – процедила Авелин. – Благодаря тебе у меня нет выбора.

Беатрис молча пожала плечами, за что Сэт мысленно вознес ей благодарность. Он не желал ссор, а тем более драки с заранее плачевным исходом. Самому ему тоже не улыбалось лететь вниз и приземлиться под балконом кучей костей.

– Я еще не создал ничего такого, что стоило бы делить, – негромко произнес он, прерывая их спор. – И до конца не уверен, хочу ли вообще за это браться.

– Моя просьба в силе, – бросила Авелин и вышла, громко хлопнув дверью.



Марина Эльденберт

Edited: 20.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: