Жертва

Font size: - +

Эпилог

Эпилог

 

Нью-Йорк, США. Июль 2013 г.

 

Сэт многое знал об измененных. Они умели очаровывать и заставлять желать себя – безумно, до умопомрачения. Измененные относились к людям как к пище или смешным игрушкам, иногда как к домашним питомцам. Большинство из них считали себя высшей расой, но стать одним из них было легче, чем выжить после. К молодым измененным они относились хуже, чем к людям.

Изначально Сэт брал за основу вирус и допустил ошибку. Нечто попадало в организм человека вместе с «зараженной» кровью и дарило невероятную силу и возможности. Торнтон предполагал, что тысячи лет назад кто-то создал существо, приспособленное к условиям существования в течение многих столетий физически и психически. Первого измененного.

Авелин, дочь Беатрис, была уникальна. Именно с нее могла начаться иная раса, нечто совершенно новое. Она почти наверняка может забеременеть и произвести на свет нового человека. Человека, способного воспринять свое долголетие, как нечто естественное, а не как сводящий с ума дар свыше. Сколько лет потребуется, чтобы Земля изменилась полностью, Сэт не представлял. Раньше он в страхе и ужасе бежал бы от такой перспективы куда-нибудь на полюса или пустил себе пулю в лоб. Но то, что вчера воспринималось как парадокс, сегодня казалось естественным. Его изменила любовь к Беатрис.

Отказаться от нее он не мог. Равно как не собирался дарить Вальтеру свои исследования. Если на него работают толковые ученые, рано или поздно они тоже задумаются о том, что понял Сэт. Любое неосторожное вмешательство в то, о чем пока не имеешь представления, ни к чему хорошему не приведет. Единственным вариантом сохранить кровь Авелин было ввести ее себе. После их расставания Сэт три дня провалялся в бреду, а на четвертый проснулся измененным. Мир стал другим – ярким и насыщенным. Он замечал, запоминал и ощущал больше, меньше уставал. Собственные знания помогли приспособиться к новой жизни. Торнтон чувствовал себя способным на любое безумство. От этого кружилась голова. Он исследовал старый мир новым взглядом. На освоение способностей ушла неделя, после он начал действовать.

Следуя маршрутной карте Беатрис, Сэт оказался в гостинице Мельбурна. Там он зарегистрировался под собственным именем, и долго ждать не пришлось. Ему позвонили на следующую ночь. Сказали, что смысла искать Вальтера больше нет и порекомендовали обратиться к Джордану Сантоцци, хорошо известному ему Рэйвену. Проверить это можно было только одним способом, и Сэт отправился на встречу. Шагая в распахнутую пасть лифта, он колебался, но знал, что не отступится.

– Так это правда.

Рэйвен не изменил себе и по-прежнему был одет во все темное. Стиль кабинета полностью соответствовал хозяину, но Сэт не собирался вести с ним долгие беседы. Торнтон хорошо помнил свои ощущения от последней встречи с ним – унижение, нервозность, страх. Сегодня все было иначе. Не без труда, но ему удалось справиться с легким оттенком превосходства по отношению к человеку, которому нравилось издеваться над ним. Подобные эмоции Сэт старался подавлять в зародыше.

Плеснув себе в бокал джина, тот устроился напротив него с видом победителя.

– Чем обязан, Торнтон? Можете не отвечать, – Рэйвен пригубил напиток и поставил бокал на столик. – Вы и вправду настолько помешались на Беатрис, чтобы добровольно прийти ко мне?

– Не представляете насколько.

Сэт перехватил его взгляд и не отпускал. По его настоянию Рэйвен попросил, чтобы их не беспокоили. Все его планы, события на Острове, освобождение Беатрис и тайна Лоуэлла раскрылись, как на ладони. Сэт знал, что у него не будет второго шанса, поэтому с сознанием человека учился работать не один день. Все прошло гладко: ночной визит Рэйвена в собственную подпольную лабораторию, уничтожение данных, включая исследования Сэта и образец крови Авелин.

Возвращение Лоуэлла под личиной Вальтера стало для Торнтона потрясением. Только образ в воспоминаниях Рэйвена заставил его поверить в подмену. Внутри поднялась волна дикой необузданной ярости, с какой ему никогда не доводилось сталкиваться ранее. Человек, которого Сэт считал учителем и лучшим другом, использовал его разработки и собирался разрушить его жизнь. Джек преследовал его, заставляя чувствовать себя загнанным зверем, подкинул ему Беатрис, чтобы потом избавиться от нее и выбить почву из-под ног.

Торнтон оставил Рэйвена сидящим на диване и даже прикурил ему сигару. Тот пребывал в легком трансе после продолжительной работы с его сознанием, но скоро должен был оклематься. К этому времени Сэт уже будет в кресле самолета, а Сантоцци не вспомнит, куда делись материалы. Не вспомнит и следов не найдет. Записи с камер видеонаблюдения офисного центра исчезнут.

Перед уходом Торнтон спросил у Рэйвена еще кое-что, и теперь у него был номер женщины, которую он не хотел отпускать.

– Только не говорите, что я дал вам его, – пробормотал тот.

Сэт не удержался, наклонился к самому его уху:

– Расслабьтесь, Рэйвен. Кому-то достаются красивые женщины, а кому-то сожаления о собственной недальновидности.

Она написала, что они больше не увидятся, но Сэт считал иначе. Он не собирался отступать. Этому его тоже научила она. 

Позвонить женщине, которую любишь, гораздо страшнее, чем шагнуть в кабинет одного из самых опасных людей на планете. Он набрал номер и напряженно вслушивался в длинные гудки. Что, если она не захочет с ним говорить?

Она все-таки ответила. Услышав ее голос – уверенный, ставший почти родным – Сэт улыбнулся и повторил слова, что Беатрис сказала ему при первой встрече:

– Уделите мне время? Это вопрос жизни и смерти!



Марина Эльденберт

Edited: 20.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: