Жестокий отбор

Font size: - +

2 глава Карма… Она существует!

Утро началось со знакомого перезвона большого колокола. Я уже и отвыкла от него за лето. Потому, когда спросонья услышала этот звук, невольно подскочила, больно ударившись макушкой об днище верхней кровати, а сверху, кстати, все еще раздавалось мирное сопение. Везет же некоторым – как вообще можно не услышать такой звон? Потянувшись, выползла с постели и, стянув одеяло с Аи, пошла первой в купальню, слыша недовольную ругань подруги. А нечего спать! Птички поют, солнышко встало – значит, хватит разлеживаться!

Нежилась я в теплой водичке совсем недолго. В дверь постучали, а в следующее мгновение меня поторопила Ая. И кто же это в такую рань ко мне?

— Жазель?! – удивленно воскликнула я, видя на пороге уже собранную миниатюрную первогодку с белобрысыми волосами, зачесанными в высокий хвост. На мне же еще до сих пор красовалось только полотенце.

— Уже начался завтрак, — спокойно проговорила она.

Издевается?!

— Сейчас только семь утра. Завтрак до восьми длится!

— Да, но он уже начался! – упрямо возразила девушка.

Мда. Лучше была бы та рыжая непоседа. Сонно зевнув, попросила первогодку подождать и пошла одеваться, выслушивая насмешки Аи.

— Знаешь, — заявила подружка, когда я натягивала платье. – А мне нравится этот присмотр за младшими! Моя Дарин такая непослушная и озорная!

— Рада за тебя! – буркнула я, стоя перед зеркалом и пытаясь расчесать кучерявые волосы. А сделать это, когда они влажные, еще труднее! Устав с ними возиться, заплела в толстую косу.

Еще раз взглянув на себя в зеркало, с грустью отметила темные круги под глазами, которые с ореховым цветом смотрелись еще темнее. Не выспалась! – вынесла вердикт и, подхватив сумку, вышла из комнаты, завидуя подруге. Она может не спеша собираться.

— На будущее, Жазель, приходи хотя бы в половине восьмого.

— Нет, — покачала головой девушка. – Я рано встаю.

И улыбка. Вроде милая, но в то же время злорадная. А мне отчего-то вспомнилось, как я также стучала в семь в дверь к Оликсу и будила его. Если мне надо, я могу и еще раньше встать. Что самое интересное – ведь знала, что он не может пожаловаться. Как и я теперь. Богиня Карма все же есть!

— Тогда в следующий раз останешься под дверью! – и все же терпеть такое не намерена.

— Правилами сказано — подъем в семь, завтрак в семь десять, а в восемь первая пара. Я же не могу из-за вас опаздывать.

И возразить с какой-то стороны нечего. В который раз уже подавив зевок, пошла с первогодкой в столовую, где никого не было! Даже преподавателей!

— В общем, так: я действительно завтра не выйду в такую рань. Как видишь, звон в семь, но за целый час адепты вполне спокойно успевают собраться и позавтракать.

Жазель ничего не ответила, насыпала себе молочной каши и села у окна. Все же странная девушка. Пожав плечами, не выспавшаяся и раздраженная «наставница», взяла себе гренок с вареньем и травяным чаем.

Боги, как же медленно ела Жазель! Уже стали собираться другие адепты, когда она наконец закончила с завтраком и соизволила разрешить, чтобы ее отвели в нужную аудиторию.

Какое же я ощутила облегчение, когда завела первогодку в лекционную и пошла на второй этаж. Удивительно, но я была первой! Даже дверь оказалась еще закрытой. Зато было время подумать над предстоящими соревнованиями. На губах заиграла улыбка. Мне уже не терпелось, чтобы они начались! Я никогда не жаловалась на знания, всегда с интересом их поглощая. Особенно – все, что касалось практики. Мне нравилось учиться и, в отличие от Аи, оставлявшей все на последний день, я всегда выполняла домашнее задание сразу. Потому была уверена в своих силах!

— Элли! – а вот и она. – Давно ждешь?

— А ты как думаешь?

— Это тебе воздается все за то, что сама когда-то ты в свое время издевалась над своим четверогодкой-наставником.

Ответить было нечего. Вскоре к нам присоединились Кэйсс с Марьяном, да и остальные уже начали подтягиваться. Староста открыл нам аудиторию и мы сплошным потоком хлынули туда. Как же внутри оказалось душно! Я любила сидеть у окна на верхних рядах и поэтому поспешила его открыть. За мной повторили и другие.

— Доброе утро! – одновременно со вторым ударом колокола, раздался голос нашего куратора. – Рассаживайтесь шустрее!

Наша четверка заняла весь левый ряд у того самого открытого окна, откуда дул приятный теплый ветерок и слышалось шуршание листвы.

— Пожалуй, опустим болтовню о лете и перейдем сразу к делу — соревнования! Я заведую вашей группой, а значит, на мне лежит ваше распределение и первое задание. У нас пятнадцать человек и, как вы догадываетесь, будет пять команд, из которых дальше пройдут только две.

Куратор, ведущий нас со второго курса, Ольд Вальст, был немногим нас старше. Всего лишь несколько лет назад закончил аспирантуру и остался здесь работать. Сразу пресек какие-либо приятельские отношения. Более того, всегда строгий и одетый с иголочки, любил дисциплину. И, как легко догадаться, я была у него на особом счету…

— И да, конечно же, я уже всех распределил! – продолжал тем временем мистер Вальст.

— А почему мы сами не можем выбрать с кем быть в команде? — с нотками недовольства перебила Инкара.

Вот это очень зря! Вальс жутко не любил, когда его перебивали.

— Потому что, дорогие мои, за четыре года у каждого из вас с кем-то сложились дружеские отношения, а с кем-то — и не очень, — как нечто само собой разумеющееся ответил куратор, и что-то черкнул в своей тетради.

Адепты даже не сомневались, что именно – наверняка на следующей паре обязательно припомнит Инкаре ее невежество. Впрочем, ее, как и меня, обычно это мало волновало. Сколько раз меня отмечали в той же его тетрадочке.



Василёк

#8563 at Fantasy
#1223 at Young adult
#620 at Teenage literature

Edited: 06.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: