Жестокий Отбор

Глава 2

Глава 2

 

286

 

Планета Витера, Первый Круг. Центральный офис корпорации «Синетта»

 

Проекции членов совета директоров исчезали, растворяясь в приглушенном освещении огромной комнаты, расположенной на двухсотом уровне небоскреба корпорации «Синетта». Впрочем, самые настойчивые из двенадцати задержались, обменивались впечатлениями о совещании и договаривались о новой встрече.

Наконец, в директорском кабинете осталось трое: Уго Синетта, крепкий и худощавый, несмотря на свои тридцать циклов (прим. около шестидесяти лет), его заместитель Аклин Трумала, грузный мужчина с бритым черепом и настороженным взглядом водянисто-голубых глаз, и секретарша Нэдри Весс, готовая на многое ради своего босса. Он же устало откинулся в большом директорском кресле. Безразличный, расфокусированный взгляд темных глаз мазнул по бесценным картинам Старых Мастеров, задержался на скульптурах-артефактах по углам роскошного кабинета, за которые директора любых музеев продадут душу Темным Богам. Для Уго Синетты это был лишь вопрос престижа и выгодное вложение денег.

В конце концов, уставился в окно с видом на столицу Витеры.

…Блестящие, безликие небоскребы, двадцать уровней Воздушных Линий, светящаяся дорожная разметка неспящего города, которому, казалось, все мало – и места, и денег, и времени. Именно на этой планете предки Уго Синетты основали процветающую рудную корпорацию. За триста циклов ее существования случалось разное – и невероятные взлеты, и глубокие падения, как, например, нынешнее, в которое директором был избран Уго Синетта.

Он судорожно вздохнул, чувствуя, что начинают трястись руки. Потянулся, ослабил воротник форменной коричневой туники, которую специально надел на совет директоров. Доктора в один голос уверяли, что со здоровьем все в порядке, но Синетта постоянно задыхался. Везде – на работе, в роскошной холостяцкой квартире, даже за штурвалом собственного флайера. Вот и сейчас ему казалось, что из огромного офиса на двухсотом уровне по чьей-то незримой воле выкачали весь воздух.

Наконец, удалось совладать с приступом панической тревоги.

– Нэдри! – Уго Синетта перевел взгляд на миловидную молодую секретаршу. – Выйди и проследи, чтобы нас никто не беспокоил, – произнес, раздраженный собственной слабостью.

Руки все еще тряслись, но уже лучше… Ему значительно лучше!

Девушка поклонилась и отправилась к выходу. Двое мужчин проводили взглядами изящную фигурку, обтянутую коричневой униформой. Перед дверью Нэдри остановилась. Повернулась, и призывная улыбка тронула яркие, красивые губы. Уго Синетта давно уже знал, что Нэдри не прочь занять место и в его постели.

Но медлил.

– Аклин! – повернулся к заместителю после того, как секретарша исчезла за дверью. – Ты в курсе, что я именно пообещал совету директоров в тот день, когда они утвердили мою кандидатуру? У корпорации «Синетта» под моим началом нет и не будет проблем, а я всегда исполняю свои обещания.

Даже несмотря на то, что его избрание пришлось на сложные времена.

В начале правления он провернул несколько удачных сделок – выкупил эксклюзивные права на разработку трех планет, недавно вошедших в состав Империи. За них корпорация заплатила смешные деньги, но размер благодарности тем, кто сидел на самом верху и помог заполучить вожделенное, многократно превысил сумму, уплаченную в Имперскую казну. И они продолжали ненасытно требовать еще и еще… Затем начались проблемы с местными, бастующими против повышенных норм корпорации. Поставки срывались, работа на шахтах саботировалась. Повстанцы на одной из планет даже сбили несколько грузовых челноков, из-за чего «Синетта» потеряла часть контрактов с перерабатывающими заводами.

Финансовые дыры на фоне затяжного экономического кризиса в самой Империи становились все более угрожающими. А теперь еще и этот Отбор!..

– Конечно же, инор Синетта, – поспешно заверил заместитель. – Корпорация при вашем правлении процветает, не то, что во времена вашего отца!

Глаз Уго задергался.

Темные Боги Рахги, зачем Аклин упомянул об этом неудачнике?! Из-за мягкосердечности отца корпорация уступила несколько перспективных планет конкурентам. Дориаз Синетта сочувствовал шахтерам, снизив нормы выработки до критических. Так продолжалось до тех пор, пока совет не потребовал его отставки. Отец пытался их переубедить, заверяя, что именно такая политика приведет корпорацию к процветанию. Не преуспел. Выбросился из окна этого самого кабинета, после того как на центральном экране в офисе вспыхнула зловещая надпись, гласящая, что совет директоров единогласно проголосовал за его отставку.

С двухсотого уровня лететь порядком – корпорация «Синетта» забралась слишком высоко! Так высоко, что падать с самого верха Уго Синетта не имел ни малейшего желания. К тому же у него почти все под контролем. Кроме одного. Эта девица, как ее там?! Он поморщился, вспоминая имя. Ему нет дела до вздорного конкурса невест, но есть дело до…



Оксана Гринберга

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться