Жил-был Ван Ваныч, гротескный роман

Размер шрифта: - +

ХИЛОСОФИЯ ТРИЗНЫ

— Половина людей живёт в радостном “завтра”, половина — в печальном “вчера”. В настоящем — как справедливо заметил Шопенгауэр, — не живёт никто... — Изрёк как-то Ван Ваныч, но уточнил:

— А мусор голых фактов нам дороже, чем нимб на роже!.. Ибо сегодня у нас — состояние близкое к нирване. Состояние вечного безденежья! Казалось бы, наше сегодня — лишь мгновение... Но это мгновение давно остановилось, а мы это так и не заметили...

Вот и Ван Ваныч лапал как-то булку с маком, но так и не купил. И она очень обиделась...И тогда поведал ей Ван Ваныч, что ласковая тёлка от двух коров сосёт, а бык хоть и не сосёт, но тоже кушать хочет...

И хотя булка спрятала за витринным стеклом ароматную сдобу своей души, но больше на Ван Ваныч не обижалась...

А вот одна сдобная телка обиделась, спрятала в телефонной трубке ароматный цветок своей души и ничего ему о себе не рассказывала. Но и прямо предлагать себя Ван Ванычу не стала, а только благоухала на весь вверенный Ван Ванычу магазин, прорываясь сквозь зуммер...

Представил её себе Ван Ваныч без унисекс-униформы и отчего-то подумал:

— Гладкая задница, да и личико ещё не скукожилось... Но ведь сторожу магазин, а не бордель!.. — И решил Ван Ваныч никакой красной дамицы на вверенную ему территорию не пущать!..

Но тут, как водится, выпили и Ван Ваныч изрек:

— А возьмите, к примеру, газеты и посмотрите, о чём там сегодня пишут... И вы убедитесь: да всё о том же, что и миллион лет назад... Вот вам, пожалуйста, светская хроника, кстати, обо мне:

“Однажды Ван Ваныч нашёл в кустах мешок зелёных. И стал Новым ориянским Русским... И купил виллу в Новой Зеландии... Но быстро её пропил... И вернувшись в Киев, понял, что не в деньгах счастье — и, проявив бескорыстие, отдал нищенке последние двадцать копеек...”

— Ха-а! Вы поверили?! — возмутился литературный герой. — Ну, как такому, да не поверить... Уверовать в разумное, доброе, вечное — легко, осуществить трудно... Понадобится Вечность... А пока надо работать... Работать, не покладая рук, работать на износ!

И тут все, как водится, выпили. Это добавило Ван Ванычу оптимизма:

— Работать на износ весело и приятно, когда молод. Но когда износился — уже не весело. Но всё равно приятно... Именно поэтому творческий труд и самоценен. И если под “богом” понимать вдохновение, то я уже не боюсь, что мой Бог меня покинет...

Но Бог, как видно, продрог от длительного недопития и оставил Ван Ваныча… под очередной скамейкой бытия земного.

Только протрезвев, понял Ван Ваныч, что творческие муки и творческое блаженство слаще секса, но горше любви. И влюбился в Будду, Христа, Магомета и Иегову...

Но взаимностью ему ответил лишь Кришна...

И подумал Ван Ваныч, что у людей было множество вечноживых богов и кумиров — от Иисуса Христоса до Марии Деви Христос, не считая В. И. Ульяно-ва и И. В. Кобы, чья вечность сопровождалась пресечением миллионов душ человеческих...

И решил Ван Ваныч, что впереди у человечества вечность, — и много ещё будет вечно живых!..И заболел Ван Ваныч манией величия, и болел так долго, что с тал Мессией...

Но никто ему не поверил... Потому, как во имя новой веры он так и не истребил хоть бы одного человека... Пожалел всех — даже себя!..

И загрустил тут Ван Ваныч:

— Как жить с другими?.. На пять минут в кустики?.. Но не собачка же, не кролик, да и не хочется уже... Разве что кого поймать, как Муму за хвост, и не дать ему утопнуть... в море житейском?.. Кого поймал, с тем и жить...

Отвлёкся от мрачных мыслей Ван Ваныч и осмотрелся окрест...

А вокруг охраняемого им магазина "Буратино" всю ночь снуют отпетые найдёныши папы Карло.

Каждому посочувствуй: обогрей, налей, положи на пластмассовые ящики из-под Оболонского пива и вразуми перед сном кумарным...

А чего им тут зря кумарить? А ну пошлика все вон!

Один только Розанов успокоил Ван Ваныч ...

Розанова любил Ванька ОДинцова за честность и открытость, хотя он именно поэтому и производил иногда впечатление круглого дурака, точнее не дурака, а дурачка, т. е. форменного придурка (особенно когда он пишет о Гоголе или о евреях)

Всё равно Розанова Ван Ваныч ответно любил.А, тяпнув «сторожевые», даже провозглашал:

— Люблю придурков! Сам такой... А благоглупость Розанова несомненна. Ну и что?.. У него даже глупость гениальна, а у нас даже гениальность тупа и бессердечна...

Занимал ещё Ван Ваныча и щепетильный незрячий Борхес, когда не зряшно и сочувственно цитировал Секста Эмпирика: “...настоящее делимо и неделимо... Стало быть, настоящего нет..", разделяя дремучее заблуждение древних мыслителей об иллюзорной природе противоречия, — если что-либо противоречиво, стало быть, его нет.

Довольно стыдное заблуждение для середины двадцатого века… Зато живучее...

— Это ты брось, — прикрикивал на себя строго Ван Ваныч, — хилософствуешь — хилософствуй, но запомни, что СКОКО БЫ противоречий во мне не было напичкано от несуразов житейских, я есть и буду живее всех живых, и обо мне будут ещё писать диссертации!.. Как и о квантовом переходе меня вне меня...

— Да какие же диссертации? — изумилось хорошо опохмеленное Альтер Эго.

— А хоть бы и по жизненной хилософии. Уж её-то у меня хоть пруд пруди!.. А то затянул штудии: “новое опровержение времени”...

Бедное время! Его то и дело опровергают. Тогда как я — сам дитя времени, и поступки мои колоссально энциклопедичны! Я даже впущен по спецприглашению в Интернет!



Веле Штылвелд

Отредактировано: 24.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться