Жила-была девочка, и звали ее Алёшка

Размер шрифта: - +

Глава 3.3 Перемены

Первое время я долго не могла привыкнуть к тому, что моей привычной реальности больше нет, и ее осколки навсегда остались в морозном утре того самого дня, когда я дописала роман и были сорваны последние маски.

Больше не нужно было выдерживать бешеный темп бесконечной гонки, отвоевывая драгоценные часы для творчества за счет сна, отдыха или общения с людьми. Теперь я могла наслаждаться обычной жизнью, о которой так мечтала, встречая очередной рассвет за письменным столом. Все мое время снова занимали лишь работа-учеба, пустяковые хлопоты и какие-то смехотворные проблемы, на которые большинство знакомых почему-то предпочитали жаловаться.

- Ну что вы как тюфяки! Отставить сопли! Поднажмем еще немного и все получится! Ничего вы не устали! Отоспимся на том свете! – сама не замечая, как копирую манеру Вадима и его слова, я пытаясь подбодрить однокурсников, сетующих на тяжелую сессию, нехватку времени, денег или возможностей.

Недобрые взгляды, которыми меня награждали в ответ, являлись неутешительным доказательством того, что жалобы и нытье успели стать привычкой многих тех, кто только вчера мечтал перевернуть мир. Но мне было все равно. С удивлением замечая, как иронично-циничное равнодушие к подобным проблемам начинает становиться привычным, я просто наслаждалась свободой и отдыхом.

Даже колкие замечания Вадима о том, что расслабляться рано и настоящая битва только начинается, не могли омрачить моего беззаботного счастья. Хотя, он как всегда, не собирался давать мне ни малейшего шанса на расслабление.

Очень скоро после того, как рукопись ушла по почте навстречу своему неопределенному будущему, Вадим прямо поинтересовался, почему я до сих пор витаю в облаках и не выкладываю роман в сеть, как и планировала до этого. Мои робкие возражения насчет того, что я еще не готова, хочу передохнуть, что, может, вообще не стоит торопить события и сначала дождаться реакции от издательств были встречены насмешкой:

- Что, понравилось отдыхать? Тихо, спокойно, никаких тебе потрясений - как в морге! Или кишка тонка выбросить текст на суд незнакомых людей?

- И ничего не тонка! - в который раз поражаясь тому, насколько легко он читает мои тайные страхи, поспешила возразить я. – Не забывай, у меня школа твоей дрессировки за плечами, после этого мне все нипочем!

- Да врешь ты все, - он отмахнулся от этих неправдивых слов легко, будто от надоедливой мошки-однодневки. - Меня ты уже давно не боишься, даже не знаю, радоваться этому или огорчаться. У нас с тобой вообще очень уютный мирок-раковина получился – ты да я, да мы с тобой. И все бы хорошо, меня лично это более чем устраивает. Но только ты, птичка, слишком привыкла ко мне, к моим похвалам и восторгам. А я тебя что-то совсем балую в последнее время, не вынуждай только думать, что зря я так раздобрился.

Стараясь не выдать своего смущения от прямого и непрозрачного намека на его особенное отношение, я убеждала себя, что медлить нельзя, и всего-то  нужно взять текст, такой до боли родной, открыть перед ним двери и выпустить в большой мир. Выпустить, как подросшего ребенка, готового к самостоятельной жизни и наблюдать за его судьбой издалека, немного отстраненно, но всякий раз чувствуя острую шпильку, вонзающуюся в сердце, при любом злом слове или косом взгляде в его адрес.

А в том, что такие будут, я не сомневалась.

Осознав этот свой страх - страх осуждения и непонятости, я решила бороться с ним единственно верным способом: больше не прятаться, взглянуть ему прямо в глаза и пойти ва-банк. Так, однажды вечером оставшись после смены в редакции, я сделала первый шаг навстречу своей старой задумке - завела новый блог, в который тут же начала потихоньку набивать текст. Изначально не планируя задерживаться больше, чем на несколько часов, чтобы успеть на последний поезд метро, я вдруг почувствовала, что не могу остановиться. Рассеянно кивая коллегам и улыбаясь в ответ на наше традиционное прощание: "Ну пока! Только до утра не засиживайся, за сверхурочные все равно не заплатят!" я все продолжала и продолжала работать.

Пальцы сами летали по клавиатуре, быстро набирая такие знакомые слова и фразы, многие из которых я знала уже наизусть. С удивлением глядя на часы и понимая, что домой мне сегодня уже не попасть, я продолжала печатать, не обращая внимания на ворчание ночного сторожа, явившегося для проверки кабинетов, на шутки охранников, изредка поднимавшихся ко мне на этаж и приглашавших к себе на чай.

Время бежало незаметно, усталость, казалось, забыла обо мне, и глава за главой роман постепенно перебирался жить в интернет. Я отпускала его легко, понимая, что готова к любой реакции и к любым последствиям.

Когда первые лучи нового дня проникли сквозь неплотно закрытые жалюзи на высоких офисных окнах, я удовлетворенно выдохнула и сладко потянулась, откинувшись на стуле. Восемь часов непрерывной работы увенчались набором доброй половины рукописи - и на этом месте я послушно остановилась, помня предупреждение Вадима не выкладывать в сеть весь текст книги.

Но и этого было достаточно. После переписывания старого варианта я с первых глав выдавала читателю самую соль моей далеко не радужной истории, так что реакция даже на половину романа немногим бы отличалась от реакции редакторов и будущих читателей, увидевших его целиком.

Если такие, конечно же, будут.

Несмотря на то, что Вадим категорически запретил мне думать о провале, я все же допускала мысль о том, что нам могут отказать все издательства. Ну и пусть. Самое главное я уже сделала - только что. Вдохнула жизнь в героя, подарив ему свободу и отправив странствовать по собственной дороге. Теперь мы с Ярославом расстались окончательно, и все, что мне оставалось - это наблюдать за тем, как он осваивается здесь, в виртуальном мире, самостоятельно становится на ноги и открыто говорит о том, о чем приходилось молчать при жизни.



Таня Танич

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться