Жила-была девочка, и звали ее Алёшка

Размер шрифта: - +

Глава 3.7 Возвращение

Последний день нашего добровольного затворничества пролетел еще быстрее, чем предшествующая ему дождливая суббота. Все острее чувствуя приближение момента, когда нужно будет вновь возвращаться в большой мир, мы даже не делали попыток покинуть наше убежище. Хотелось еще немного растянуть это чудесное воскресенье, выиграть у жизни лишний час или хотя бы несколько минут. Но неумолимое время знать не знало о наших желаниях, и остановить его было невозможно.

Понедельник, открывающий новую неделю нашей жизни, пришел в положенный срок. А это значило, что Марку нужно было ехать на консультацию перед вторым экзаменом, меня же после двухнедельного перерыва ожидала наша большая и шумная редакция.

С ужасом представляя, каким бурным и неспокойным выдастся первый рабочий день после отпуска, я понимала, что нужно успеть забежать домой, сменить одежду и хотя бы одним глазком просмотреть свежую прессу, чтобы не появляться среди коллег совсем уж не в теме последних событий.

И тут внезапная мысль-догадка заставила меня вздрогнуть, прикусив губу от досады и растерянности. Как бы ни вышло так, что из репортера, зорко следящего за происходящим, я сама не превратилась в поставщика скандальных новостей. Зная пронырливость наших культурных обозревателей, я прекрасно понимала, что мой побег с презентации не мог остаться незамеченным в журналистской тусовке, а значит мне предстояло выдержать шквал шуток и колких вопросов по поводу этого странного шага.

Кроме того, нужно было объясниться с друзьями, которых я так некрасиво бросила во время планирования веселой вечеринки в мою честь. Но все это было мелочью в сравнении с вопросами о Вадиме, которые обязательно посыпятся на меня после того, как станет известно, что мы с ним больше не общаемся. И кто знает, что еще произошло в большом и суетливом мире за время моего отсутствия, пусть оно длилось всего лишь два счастливейших дня. Ведь сплетни и слухи всегда разносятся с космической скоростью, а непредвиденным катастрофам достаточно нескольких секунд, чтобы произойти.

Но самый главный вопрос, терзавший меня, был о другом.

От одной мысли о возвращении домой - в старую в квартиру, которую нашел для меня Вадим, в то самое место, где мы столько говорили, спорили и смеялись, где он сказал мне о своей любви, где я просила его не уходить и остаться до утра, где готова была ответить ему взаимностью, становилось страшно и больно. Ведь у меня больше не было дома - моего дома из прошлой жизни. Потому что сама та жизнь разлетелась в щепки, и теперь от нее остались только воспоминания - рваные и кровоточащие, как свежие раны.

У меня даже не было ключей при себе, ведь из книжного магазина я сбежала с пустыми руками, оставив в подсобке сумочку со всеми важными мелочами. Собственное прошлое оказалось заблокировано от меня в прямом и переносном смыслах.

Мое волнение не смогло укрыться от Марка, с самого утра спокойно собиравшегося в университет, но я предпочла заверить его, что все в порядке. На самом деле мне просто нужно было немного побыть одной, подумать, что делать с последствиями своих решений и как привыкнуть к новому дню. Благо, времени было предостаточно - работать предстояло во вторую смену, и за пару часов я надеялась найти способ попасть в свое старое жилище.

Однако, увлеченная этими мыслями, я совсем забыла о проницательности Марка, от цепкого взгляда которого не укрылось то, что я не имела при себе ни ключей, ни сумочки. Казалось, он продолжает играть со мной в кошки-мышки, умалчивая об этом до самого выхода и лишь на пороге озадачив меня фразой:

- Я надеюсь, нам не придется ломать дверь в твою старую квартиру, чтобы перевезти твои вещи?

Ошарашено захлопав глазами, я уставилась на него, все еще пытаясь отогнать тяжелые мысли, одолевшие меня с самого утра.

- Сюда? Мои вещи? О чем ты, Марк?

Он тихо рассмеялся – так же, как смеялся раньше всякий раз, когда я искренне удивлялась его неожиданным предложениям.

- Ты будешь жить здесь, со мной. Вернее, ты уже здесь живешь. Я не хочу, чтобы ты продолжала возвращаться в квартиру, где привыкла быть без меня. Это плохая привычка, Алеша. И мы от нее избавимся.

Я молчала, не зная, что сказать. Для меня не было сюрпризом желание Марка быть рядом, вечером я и так собиралась вернуться сюда же. Но этот категоричный тон в который раз напомнил мне, что за прошедшие годы его склонность принимать решения самостоятельно, без обсуждений с кем-либо, лишь закалилась и окрепла.

Тем не менее, я предпочла не возражать. Ведь наши желания полностью совпадали - конечно же, я хотела засыпать и просыпаться только рядом с ним, без хаотичных перебежек на два дома, а он просто... опередил мое стремление, вот и все. И, пытаясь радостной улыбкой отогнать тень странного беспокойства, я лишь кивнула в знак согласия, заверив, что запасные ключи хранятся у соседки, так что проблем с переездом не будет.

- Я не смогу проводить тебя до дома, - продолжил Марк, нажав кнопку отбоя, после того, как по телефону вызвал такси. - Честно говоря, мне вообще хотелось бы держаться от него подальше. От твоего старого жилья. Если я увижу его, то начну задавать вопросы, которые не хотел бы задавать и услышу ответы, которых не хотел бы слышать. Поэтому давай быстрее разделаемся с этим переездом. Сколько грузчиков тебе нужно?

Выслушав поток моих заверений, что не нужны мне никакие грузчики, и все необходимые вещи легко поместятся в две большие походные сумки, я умолкла, озадаченная веселыми искорками в его глазах. Уж очень резким был этот переход от мрачной решительности к теплоте и нежности.

- Я совсем забыл, какая ты, Алеша, - улыбнулся он. - Уместить свои вещи всего лишь в две сумки? Ты как ветер - сорваться и улететь для тебя по-прежнему легче легкого.

- Бабочке не нужны чемоданы, чтобы порхать с цветка на цветок, - шутливо парировала я.

- Да, не нужны, - тихо повторил Марк и лицо его вновь помрачнело. - Но только она слишком легкомысленна и никак не может выбрать для себя что-то одно. Постоянно срывается и летит на новое место. А удержать ее можно, лишь приколов к стене.



Таня Танич

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться