Жила-была хозяйка или дорогами иных миров.

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Клавдия Петровна открывала дверь слегка трясущимися от волнения руками. Все было готово к визиту гостей: суп сварен, в духовке томилась курочка под грибным соусом, а на плите еще недавно скворчала картошка. Селедка под шубой пропитывалась майонезом, и даже бутылка беленькой остывала в холодильнике. Клавдия Петровна почему-то была свято уверена, что именно её потребляют фсбэшники. А если и нет, вино и коньяк можно достать из буфета.

- Анечка!

И в тесной прихожей стало теснее ровно в два раза: на Анну Сергеевну и её сына Андрея Николаевича.

- Андрюша, вырос-то как! – всплеснула руками Клавдия Петровна.

Высокий, с цепким взглядом холодных серых глаз, коротко стриженый мужчина совсем не напоминал того веселого пацана, вечно попадающего в неприятности из-за острого чувства справедливости этого далеко не справедливого мира. Ох и непросто пришлось с ним в свое время Анне Сергеевне! Вспомнить хотя бы ту старушку, травившую собак и кошек в их дворе – а вдруг они заразят её Масика? - к двери которой потом целый год шло настоящее паломничество котов из-за регулярно выливаемой на коврик валерьянки. А борьба с машинами, заезжающими на детскую площадку? А школьное восстание против учителя физкультуры, издевавшегося над детьми? Да… много всего было и смешного, и не очень.

Сейчас перед ней стоял взрослый, состоявшийся мужчина, успевший, судя по горьким морщинкам около рта, познать и разочарование, и предательство в жизни.

- Теть Клава, - мужчина вручил Хозяйке торт, галантно поклонился. Клавдия Петровна вдруг засмущалась и упорхнула на кухню – накрывать стол.

Когда-то давно они с Травкой мечтали поженить детей.

- Смотри, какая у тебя красавица растет, - говаривала бывало Анна Сергеевна, - ну хоть один из моих оболтусов да разглядит такое чудо, а там, глядишь, и породнимся.

Не разглядели, не сложилось. Старший, насколько знала Клава, был прочно повязан тремя детьми, зато младший успел жениться на московской дамочке, как её неодобрительно называла Травка, и развестись.

За столом они обсудили погоду, приближающийся Новый год, троих внуков Анны Сергеевны, и лишь за чаем, от алкоголя гости отказались, Андрей перешел к делу.

- Умеете вы удивлять, - сказал он, доставая из кармана листок бумаги. – Ну ладно ты, мам, всегда к детективам слабость имела, но вы, теть Клав, - и он неодобрительно вздохнул с видом государственного мужа, имевшего давний и прочный опыт в подобных делах, к которым доступ старушкам был строго воспрещен.

- Не томи, Андрейка. Клава вон второй день места себе не находит, за Анечку беспокоится.

- Хорошо, томить не буду, только пугать, - и задорная мальчишеская улыбка вдруг осветила лицо Андрея, вернув его сразу лет на десять назад к велосипедам, роликам и первым сигаретам в подворотне.

- В общем так. Машина зарегистрирована на некоего Павла Самохина. Куплена год назад у Жернова Александра Александровича. Прописан товарищ в Тверской области, работает там же в ремонтной мастерской. Не женат. Словом, ничего интересного на него нет. Чист, как лист, и у нас нигде не числится. А вот с телефончиками есть одна занятная зацепка. Информация строго секретна, попрошу не разглашать, - и он обвел строгим взглядом притихших бабушек. - Пару лет назад недалеко отсюда, в гаражах, были найдены пять трупов. Один с огнестрельными ранениями, а вот остальные четыре… Эксперты так и не поняли, что их убило. Предварительное заключение – удар молнией. Только молнии не бьют людей в гаражах, да еще и зимой. С самим делом все ясно -разбойное нападение, баллистика подтвердила, что из стволов бандитов были произведены выстрелы в убитого, а вот чем он их уложил и кто был сам – так и не выяснили. У пострадавшего не было документов, только телефон, купленный по несуществующему паспорту. Пробили последние звонки. Один из номеров принадлежал Жернову Александру Александровичу.

Клавдия Петровна тихо ахнула, а Анна Сергеевна удовлетворенно кивнула, словно уже решила эту задачу.

- Да-да, тому самому. Но тогда этой покупки еще не было. Старика проверили, ничего подозрительного не обнаружили, а там и труп исчез. Дело закрыли, сам Жернов умер полгода назад от сердечного приступа. И вот теперь, может мне кто-нибудь объяснить, как его номер оказался в телефоне вашей дочери?

Серые глаза двумя льдинками впились в лицо Клавдии Петровны, и та невольно схватилась за сердце. Вихрастый мальчишка, которого она однажды поймала на улице за курением и не сдала родителям, окончательно растворился в воспоминаниях.

- Андрей! – осуждающе насупилась Анна Сергеевна.

Серые глаза моргнули и отцепились от лица Клавы.

- Простите, теть Клав, привычка, но вы сами видите, как все складывается. Я могу допустить, что Жернов не просто продал машину, а еще и сим-карту с телефоном отдал, но в совпадение, что никто из них не связан с человеком-молнией, – не верю. Рассказывайте, - и он откинулся на спинку кухонного диванчика.

Клавдия Петровна замялась. Одно дело подозревать и совсем другое – сдавать собственную дочь - а вдруг и вправду в чем-то замешана? – органам власти.

- Не бойтесь, теть Клав, - верно истолковал заминку Андрей, - я здесь неофициально. И материалы дела получил тоже неофициально, якобы для статистики по висякам. Так что последствий ПОКА не будет. Да и не верю я, что Анька в криминал влезла. Не такая она.



Ekatery Bo

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться