Жилаю счастя

Размер шрифта: - +

1

Усталость настигала в лифте. На работе она просто не успевала дотянуться – пряталась под столом, выжидала. Не трогала  и  по дороге с работы – дремала, жалась серой тенью на заднем сиденье авто. Но за двадцать секунд, что проходили внутри тесного параллелепипеда, исписанного и описанного, нервно дёргающегося на каждом этаже, пахнущего кислым пивом, мятными жвачками и чужими дезодорантами, наваливалась, дотягивалась из несвежих углов, тяжело цеплялась за ноги и тянула вниз. В лифте Саше неизменно приходила одна и та же мысль – выползти и сразу свалиться, растечься медузой по кафелю лестничной клетки. Ну её, квартиру. Не всё ли равно, где уснуть.

 Но она, конечно, не сваливалась, а добредала до двери, роняла сумочку, долго рылась в поисках ключей и в который раз спрашивала себя – почему она такая дура, что не может приготовить их заранее?

Ключ повернулся. Замок тихо щёлкнул. Дверь мягко отворилась. Уф.

  Каждый вечер Саша радовалась, что у неё нет собаки. Боже, какое счастье – просто прийти и ухнуться на диван. Она совершенно не понимала собачников. Тащиться обратно, нырять в вонючий лифт, бродить под дождём, выжидая, пока ликующий мохнатик подберёт все палки и вдоволь натявкается на прохожих, мыть лапы, а потом прихожую… спасибо, нет.

Вторым счастьем было снять колготки и лифчик. Тело сразу выдыхало и расслаблялось, просилось под душ, под тёпленькую водичку и ароматные масла.  

 

День выдался тяжёлым, напряжённым, на грани, на выдохе, на последней капле. Поэтому Саша не жалела ни воды, ни масел.  Вода упруго била по лицу и плечам. Глаза тяжело слипались.

Она вышла из ванной, прошлёпала мокрыми ногами на кухню, достала из холодильника йогурт  и огурец, смешала в блендере и выпила. Милый ужин. Кто много не жрёт, тому Бог подаёт.

Тренькнул телефон. Начинается.

«Привет! Как поживаешь? Еду мимо, могу заглянуть»

Саша призадумалась. С одной стороны, плотские утехи – это завсегда приятно и полезно. С другой, вот как пить дать - снова куда-нибудь потащит. А то и есть захочет. Саша посмотрела на свои ноги, закинутые на спинку дивана. Ноги томились на каблуках десять часов и хотели, чтобы их оставили в покое. Ну и хрен с ним.

«Привет. Ну, не знаю… У меня мама в гостях».

Хе-хе.

«А надолго?».

«С ночёвкой».

Пауза. Думает. Делает вид, что думает.

«Как насчёт завтра?».

«Посмотрим».

«Я соскучился».

«Я тоже. Пока-пока».

Пока-пока… Саша пошевелила пальцами ног, потянулась и стянула со столика сразу две нужные вещи – пульт от телевизора и ноутбук. Первому полагалось трындеть и создавать звуковой фон. Второму – на краткое время заменить тупую реальность тупой виртуальностью. Саша бегло просмотрела почту и стёрла спам. Особняком висела пара важных писем. А ну их к чертям! Пусть повисят непрочитанными. В конце концов, это её личное время.

Сообщений ВК было пять. Отписываться никому не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Она устала как собака, была выжата как лимон и… пошли они все.

Пять сообщений и один новый друг. Вот етить твою… Ладно, хрен с тобой. Как там тебя? Лиза Воробей… Ёшкин кот! Ну, если ты, Лиза, принесла в сей поздний час кусок тухлого спама… твоя карма будет понижена.

Саша щёлкнула по чужому имени. Вот же чёрт. А ведь уже поднялся палец, чтобы опуститься на «оставить в подписчиках». А ведь уже пронеслась перед глазами череда мыльных штампов – «работа на дому», «ногти-ноготочки», «всего одна таблетка поможет вам»…  поубивать бы.

На фото широко улыбалась девочка. Саша потрясла головой. Махровое полотенце съехало на голые плечи. Что-то не так было с этим лицом...

Да ну его. Повиси пока, Лиза, подумай. Какое бы там ни было у тебя лицо, ты всего лишь набор пикселей. Возможно, тебя и на свете-то нет. Щёлк - «Лиза Воробей у Вас в друзьях»

Через полчаса Саша достаточно оклемалась - натянула пижаму, сунула ноги в мохнатые тапки. Давно пора было заняться холодильником. В уголке приклеился лист раскисшего салата, суп принял несъедобный оттенок цвета хаки, кефир пролился и застыл кислым творожистым наростом.

Потом разбирала гардероб. Летнюю одежду нужно было, наконец, засунуть подальше, а то уж очень бесила. Это было неприятнее, чем с холодильником. Кружевная юбка, сияющий бирюзой сарафан, белоснежные брюки, красная шёлковая блузка – вещи, казалось, смотрели с немым укором. Зачем мы вообще? Что от нас требовалось? Ради чего нас, рождённых для солёного ветра, яркого солнца и вечерних огней, прячут в тёмный ящик, тесно прижимают, утрамбовывают? Ну, извините! В следующий раз. Может быть…

Лета не было. Не было и моря. Была работа, кредит за машину, обеды в суши-барах, горячий офисный кофе, лениво текущий роман, стёртые пятки и вечный ларингит от кондиционеров. Хотя, роман можно было и в самый конец списка. Пока-пока.

По телевизору шли новости. Потом ток-шоу. Кто-то сомневался в собственном отцовстве, требовал ДНК-экспертизы. Идиоты. Саша переключила на музыкальный канал, но там шёл полный отстой. Искать годное было лень. Спи, орудие отупления. Экран погас.

Йога вечером была обязательной. Устала – не устала, никого не волнует. Надо, девочка, а то загнёшься к чертям от этой беспросветности. Йога приносила успокоение. Йога держала в форме. 

Саша старательно дышала и тянула спину. Тонкие ноги напрягались, под коленом билась невидимая жилка, косточки позвоночника вставали на свои законные места. Она слышала, как бьётся сердце, как наполняются воздухом лёгкие, как медленно разливается тепло от живота до кончиков пальцев ног и рук.



Надежда Гусева

Отредактировано: 28.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться