Жить ближе

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Его Величество король

Если действовать сообразно с дворцовым этикетом, то после дальней дороги полагалось сначала приводить себя в порядок, потом присылать подарок церемонимейстеру, испрашивать аудиенцию и смиренно ожидать своей очереди, которая может и вовсе не наступить.

Элод ре Шейра ворвался в королевскую приёмную в сапогах, заляпанных грязью, невежливо оттолкнул толпившихся у двери светлостей и милостей, распахнул её с ноги и захлопнул за своей спиной с оглушительным треском. Бросил запыленные плащ и шляпу на артемианский ковёр сразу у порога, перчатки – в низкое кресло с причудливо витыми ножками, а нераспечатанное письмо прямо в полыхающий камин.

- А ты не перегибаешь палку моего терпения? – поинтересовался из-за резной ширмы марренского дерева ленивый низкий голос.

- Никоим образом, - с широкой улыбкой отозвался Шейра. – Хочешь войду, потру спинку?

- Не увиливай. Это было моё письмо? С моим указом?

- Ну, допустим.

Шейра развязал шейный платок и повесил его на крыло мраморной сильфиды.

- И вот так ты обращаешься с королевскими указаниями?

На низеньком столике обнаружились бутыль с вином, пустой бокал и блюдо с сыром и фруктами. Можно было промочить наконец горло и даже отщипнуть себе кисточку винограда. Вкусного, привезённого явно издалека.

- Там всё равно не было ничего важного.

- Вот как, милый друг? – в голосе промелькнули новые нотки. Это уже слегка настораживало, но пока не беспокоило. – А ты научился просматривать содержание сквозь восковую печать?

- Вот как? – с улыбкой отозвался Шейра. – А ты научился различать вскрыта ли печать на твоем клятом письме сквозь ширму? Милый друг.

- Мне это ни к чему, - ворчливо ответил голос. – Я слишком давно тебя знаю. Напомнить, сколько лет?

- Не нужно, - усмехнулся Шейра. – Ведь и я тебя знаю примерно столько же.

- А раз знаешь, так чего сидишь там? – теперь интонации были откровенно капризными, а это уже нельзя было оставлять без внимания. – Иди и помоги мне выбраться.

- Я с дороги, - всё-таки сообщил Шейра.

- Можно подумать, я не догадываюсь, - протянул его собеседник.

Шейра воздел очи к расписному потолку. Потом отставил вино, пожал плечами и вошёл за ширму.

- У тебя там целая толпа просителей, почитателей и прочих лизоблюдов, а руку помощи протянуть как всегда некому.

- Тебя мне не заменит никто, - со слабой улыбкой на бледном как снег лице сообщил Виалирр Рихдейр, застывший в странной изломанной позе среди залитых кровью шелков. – Ты же понимаешь…

- Где уж мне грешному, - пробормотал Шейра, подхватывая своего короля. – Как давно началось?

- Посади меня сначала ближе к камину, - ответил Рихдейр. – И одеяло бы какое-нибудь потеплее.

- Как прикажете, ваше величество. Но, может, стоит ещё и одеться?

- Потом. Вина и одеяло, - отмахнулся Рихдейр, падая в кресло.

- Да, эти королевские мощи не мешало бы чем-нибудь поскорее прикрыть, - согласился Шейра. – Смотреть же больно.

Он нашёл одеяло, подогрел вино на специальной жаровенке, всыпал в него специй и протянул молчавшему всё это время королю. Выпростанная из-под одеяла худая рука дрожала так, что горячий напиток расплескался, оставляя на светлой шерсти пятна, неотличимые от кровавых.

Шейра страдальчески поморщился.

- Как давно? – спросил снова.

Рихдейр пригубил вина, откинулся на спинку кресла, глядя на Элода из-под полуприкрытых век.

- Ты едва успел уехать, - сказал тихо-тихо. – Каждую ночь.

- Плохо, - отводя глаза, проворчал Шейра. – Я бы даже сказал, отвратительно.

- Сам знаю. Раз уж ты на меня даже не смотришь. Даже ты.

- Да полно, твоё величество. Я просто с дороги, устал немного, - соврал шут. – Нормально ты выглядишь. Немного хуже, чем было когда-то, но…

Виалирр ничего не сказал, но молчал так выразительно, что в руках шута сама собой треснула эбонитовая трубка, которую он хотел было раскурить.

Пришлось сделать усилие и смотреть своему королю в лицо.

В мертвенно-бледное, с ввалившимися глазами и болезненно заострившимися чертами лицо, в котором едва угадывались следы обычной красоты. С этого монарха портретики пришлось бы писать, разве что изрядно приправив лестью. А ведь ещё недавно эти краскомазилы такими же толпами у ворот строились, как господа придворные в приёмном зале.

- А где твои эти? Друзья лепшие в шелках и бархате? Где этот красавчик Райенар? Где твой раззолоченный Алакран? Где его лисья светлость Эрметхарц? Какого демона ты загибаешься здесь в одиночестве, а вся эта свора прогуливает твои денежки в каком-то трактире?

Рихдейр страдальчески нахмурил брови.

- Я бы сам не отказался это знать, - капризно поджал губы государь Алезии. – В самом  деле, кому в этом государстве интересен король? Это же так, самый не нужный человек в мире. Можно и вовсе не обращать внимания на то, что происходит за этой дверью. Я мог умереть в любую, в каждую из этих ночей, и когда вы бы спохватились? Когда пришли бы выпросить новых милостей?

- Может быть, может быть, - рассеянно пробормотал Шейра.

- Ну, так давай!

Из-под длинных ресниц короля сверкнула серебряная молния взгляда. Видимо, совсем открыть глаза сил у этого тирана и деспота не было.

- Я действительно мог умереть. И не один раз.

- Знаю, - кивнул Шейра.

- И это всё, что ты можешь сказать своему королю? Бессердечный предатель, которого я неизвестно зачем пригрел на своей груди.

Элод ре Шейра задумчиво подкрутил собственный ус. Для повышения боевого духа заставил себя посмотреть на измученное лицо Рихдейра, на чёрные когда-то, а теперь изрядно битые сединой локоны, прислушался к тяжёлому, прерывистому дыханию.



Шурочка Матвеева

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться