Жить ближе

Размер шрифта: - +

Глава третья. Ветер и лилии

Ветер врывался в окно, шевелил многослойные занавеси, клонил яркие огоньки свечей в тройном подсвечнике. Дин ворочалась с боку на бок и никак не могла уснуть. Обычно в таких случаях она шла к Тани, но сегодня ей это показалось слишком неуместным. Поэтому она выпила настойку тэрреми и мучилась в одиночестве. Что могла она еще? Случившееся с ней нельзя было объяснить иначе, чем доброй волей богов, Темных и Светлых. И она молилась, но не просила милостей, а лишь говорила о бесконечной своей благодарности. Все сбудется, все, как они с Тани желали. Будет и столица, и балы, и незапятнанное имя младшей, и серебряные алезские глаза у детей старшей из рингайских принцесс. Будут балы и карнавалы, деньги на наряды и, быть может, даже на собственную лодочку, как они мечтали в далеком детстве. Белую-белую лодочку с лазоревым парусом, на которой можно будет ходить по озеру в добрую погоду. О, как это все будет чудесно!

Немного омрачало грядущие радости то, что мужем красавицы Алтанор должен будет стать этот выскочка маркиз, но… Но ведь, если его величество так возвысил и приблизил его к себе, быть может, тот и в самом деле заслуживает? Может, все, в чем его обвиняют, не более, чем распускаемые завистниками слухи?

- Не спишь?

Тани все-таки пришла  сама. Проскользнула в комнату сестры, плотно прикрыла за собой дверь и без затей забралась под одеяло на большой кровати.

- Не получается, - улыбнулась Дин. – Даже настойка не помогает.

Тани кивнула.

- Вот и у меня так же.  Совсем сон не идет. А ты боишься или радуешься?

Дин задумалась. Как будто бы страх все еще никуда не делся, но его стало намного меньше. Это ведь не за Элода ре Шейра идти! Это – высшая честь и предназначение! Тут скорее не оправдать доверия страшишься, чем чего бы то ни было иного.

- И то есть, и это. А ты?

Алтанор посмотрела на сестру со странным выражением.

- Я? И ты еще спрашиваешь? Ты же знаешь, как все на самом деле. Ты же понимаешь всю правду об этом таком неожиданном сватовстве.

Дин понимала. Взяла руку Тани, сжала в своих ладонях.

- Он пустой человек, я знаю. У него нет ни чести, ни рода, ничего. Но за что-то же наш государь его любит, верно? Значит, есть в Райенаре что-то хорошее, что-то такое, что и ты сумеешь, если не полюбить, то хотя бы оценить. Может, он смел? Или умен? Или…  Я плохо умею разбираться в таких вещах, но давай попросим Рагзину, пусть послушает, что люди говорят? У нее всегда хорошо получается.

Алтанор издала странный не то всхлип, не то смешок.

- Но Тани, - покачала головой Дин, - но все же лучше Райенар, какой бы он ни был, чем этот ужасный Шейра!

Фиалковые глаза сестры вспыхнули огнем.

- Что ты сказала? Повтори.

- Я сказала, что лучше маркиз, чем этот человек.

- Это почему же?

- У Элода ре Шейра нет ни чести, ни совести, - отчеканила Дин. – Неужели об этом нужно обязательно говорить вслух? Ты и так это прекрасно знаешь!

- Очень интересно, - Тани села, отодвинулась от Дин, внимательно глядя в ее лицо. – То есть, Элод по-твоему мерзавец без чести и совести? Раз он даже Райенара, которого в Рингайе не на всякий порог пускают, хуже?

- Ну разумеется!

- Это потому что он ко мне в окна лазил, да? – в голосе эфирного создания, каковым Тани почитали все вокруг, яду хватило бы на роту ведьм. – Потому что осмелился полюбить герцогскую дочь?

- И поэтому тоже, - недоумевающее пожала плечами Дин. – Он не мог не понимать, что он тебе не ровня. Не мог не знать, что даже, если бы он посватался, как порядочный человек, то тебя бы ему никогда не отдали. Он должен был забыть твое имя и дорогу в наши края, как только обнаружил в своей душе все эти недозволенные чувства.

Тани зашипела.

- Скажи, пожалуйста! «Недозволенные чувства»! Да что ты можешь в этом понимать? Ты, ледышка, которая кроме чести и долга, и спеси этой фамильной вообще ничего не способна испытывать! Ты, на которую ни один мужчина никогда не взглянет с желанием! Как ты можешь судить о том, что тебе недоступно!

- Ну почему же не взглянет, - криво усмехнулась Дин. – Сегодня, знаешь ли, мое Обещание.  Меня уже захотели в жены.

Алтанор фыркнула. Фарфоровое ее личико в золотистом свете свечей казалось особенно прекрасным. Таким, что никакие гримасы и ужимки не могли его испортить.

- Да разве я об этом! – отмахнулась она пренебрежительно.  – Королю кто-то в уши напел о необходимости срочно обзавестись наследником, он и заметался в поисках подходящего чрева. А уж подсказать да указать на наследницу Рингайи было кому.  Ты сама ему и не нужна вовсе.

Дин нахмурилась. Она понимала, что Тани хочет уязвить ее, как всегда в подобных ссорах. Вот только никак не получалось догадаться, чем именно ее пытаются поддеть.

- Я о любви, глупышка. О том, когда при виде человека сердце сначала замирает, а потом бросается вскачь. О том, как хочется видеть беспрестанно, говорить, касаться, целовать…  - на глазах Алтанор заблестели жемчужные слезки. На это дело Тани всегда была скора. – Ты не представляешь, как горька разлука с любимым. Как это больно знать, что вам никогда не суждено быть вместе.

- Касаться? Целовать? – Дин потрясла головой. – Ты сейчас о вожделении, да? О том, зачем к тебе этот человек в окна лазил? Тани! Он же оскорбил нас всех! Он же предал! Тебя даже дважды. Сначала, когда, похитил твою честь. Потом, когда отказался и позволил взять в жены другому человеку. Ты ненавидеть его должна. А ты вздыхаешь об этом. Касаться. Кого? Его? Мерзость.

- Об этом, да, - Тани мечтательно и даже как-то гордо улыбнулась. – В том числе и об этом, но не только. Бедняжка, ты-то никогда ничего подобного не узнаешь.



Шурочка Матвеева

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться