Жители Вязаного королевства

Размер шрифта: - +

Жители Вязаного королевства

      Маленькое королевство

      Королевство это состояло из единственного, совсем крошечного городка-замка размером с корзину для рукоделия. Скажу вам по секрету – это и была корзина. Вернее, короб, обшитый чудесной шёлковой тканью на подкладке-синтепоне, с мягкой крышкой, множеством отделений и красивой плетёной ручкой. Но жители королевства о таких тонкостях не задумывались, потому что и сами они были не совсем обычными – населяли городок клубочки разноцветной пряжи.
      Корзина стояла на подоконнике, и обзор из окна мог бы быть неплохим. Но крышку давно никто не открывал, а о том, что где-то есть другие города и страны, жители уже стали понемногу забывать.
      Все они селились в Вязаном королевстве в разное время, но обстоятельства, которые их сюда привели, не слишком отличались друг от друга. Чаще всего Фея Рукоделия – так жители называли покровительницу королевства – складывала в корзину остатки пряжи, пуговицы, бусинки, когда заканчивала работу над какой-нибудь вязаной вещью. Или распускала что-то давно вышедшее из моды, а нитки собиралась пустить когда-нибудь на цветной норвежский орнамент для варежек или на отделку диванных подушек.
      Клубки-ветераны, те, что раньше были шарфами и кофточками, очень гордились богатым жизненным опытом и любили иногда прихвастнуть, вспоминая былое – дворцовые интриги, пышные балы и даже маленькие некровопролитные войны. Молодёжь посмеивалась над пропахшими нафталином историями, но втайне старичкам всё же завидовала. И мечтала, чтобы и в их жизни произошло хоть что-нибудь интересное. Женщинам давно наскучили споры о новинках в мире трикотажной моды. Мужчины устали ждать, когда же посчастливится прикоснуться к настоящему оружию – наборам спиц и вязальных крючков, перетянутым аптечными резинками и сиротливо лежащим в дальнем арсенале. А время текло всё так же размеренно, тихо и неинтересно.
      Дело в том, что Фею вот уже много месяцев не интересовал этот маленький мир. Наверное, занята была очень, или увлеклась чем-то новым, только к вязанию она теперь совсем не прикасалась.


      Новые соседи

      Но однажды крышка открылась. И первое, что обитатели замка увидели, привыкнув к яркому свету – пушистые снежные хлопья за окном. Пахло хвоей и совсем чуть-чуть – мандаринами. От неожиданности разговоры тут же стихли, все замерли в ожидании чуда – неужели к Рождеству в городе появятся новенькие?
      Фея, немного подумав, достала набор тонких чулочных спиц, крючок и нитки – белые, красные, оранжевые и золотисто-коричневые. Крышка вернулась на место, и город снова погрузился в привычный полумрак.
      Жители загалдели, строя догадки относительно дальнейшего развития событий. В конце концов, пришли к единому мнению, что, поскольку наступила зима, Фея решила связать что-то тёплое – варежки или гетры. Не попавшие в фавориты вздохнули и приготовились всё так же терпеливо ждать своего часа.
      Каково же было их удивление, когда на следующий день из корзины снова достали несколько разноцветных клубков, а на их месте появился-таки новый житель – маленький белый человечек с глазами-бусинками. Он был связан из немного потёртых пушистых мохеровых ниток, зато шею украшал пижонский полосатый красно-белый шарф с вышитой буквой «С», а к шапочке вместо помпона была пришита аккуратная петелька.
      Жители высыпали на центральную площадь и обступили новенького: кто он, откуда, и что означает это таинственное «С»? Человечек огляделся, выдержал паузу и важно представился: «Снеговик».
      Весь вечер наш герой развлекал соседей байками, невероятными историями и футбольными кричалками. Между нами, Снеговик оказался фанатом одного известного футбольного клуба, это был очень современный снеговик. Правда, жители раньше спортом не увлекались, но всё равно были в восторге. А Снеговику очень нравилось находиться в центре внимания.
      Только уже наутро внимание это переключилось на следующего новосёла. А потом – на следующего. Интерес к снежному человечку немного поблёк, и он обиженно замолчал.
      ...Жизнь в королевстве играла свежими красками, с каждым днём наполнялась всё новыми знакомствами и приятными ожиданиями – кого поселят сегодня? Самый жгучий интерес вызвала куколка-негритянка в длинной малиновой юбке с фартучком и в чепце, украшенном такой же, как у остальных, петелькой. Едва поздоровавшись, негритянка принялась наводить порядок в самой уютной комнате замка.
      – Ребёнок должен расти в чистоте, – сказала она нравоучительно и пояснила: – С завтрашнего дня я начинаю работать няней.
      Жители испугались было, что город наводнит целая армия плачущих младенцев. Но ни вечером, ни через день никакие крикуны не появились. Новички – Пряничный Домик, Ангел, Рождественский Дед с Оленем, да и остальные – совсем не были похожи на детей. Няня заявила, что всех их, и Домик, и Ёлку, и Деда, Фея подготовила заранее для будущего воспитанника, чтобы ему не было скучно.
      Спорить с ней не стали, хоть и была у старожилов собственная версия – настоящий зимний праздник решили устроить для всех.


      Первые ссоры

      Снеговику окончательно надоело скучать в углу, и он решил вернуть внимание к своей персоне. Вот только получилось это как-то неправильно и некрасиво, даже грубо. Всего за пару дней он успел перессорить между собой кучу народа, а кого-то довёл до слёз. Он и сам понимал, что делает что-то не то, но остановиться уже не мог.
      Сначала задира цеплялся к Оленю из-за его сине-бело-голубого шарфа, очень уж он напоминал ему об одном знаменитом футбольном клубе-сопернике. Но Олень был старым и мудрым – Фея связала его из видавших виды бежевых ниток, побывавших и свитером, и домашней тёплой жилеткой, и даже носками. Не годится старым мудрым оленям обращать внимание на чьи-то глупости.
      Не дождавшись ответной реакции, Снеговик направил энергию на Золотую Рыбку и всё норовил оторвать от её роскошного хвоста рубиновые пайетки. Но Рыбку не так-то просто было рассердить, на провокации она тоже не поддалась и стойко молчала. Пусть думает, что все рыбки, даже сказочные, не умеют говорить.
      Тогда Снеговик дёрнул за пышный рыжий ус Трубочиста:
      – Ха, думаешь, усы отрастил и сразу солиднее стал? Вот я успел пережить немало зим, а ты? Пацан! Даже нитки для костюма тебе выбрали новенькие. А я своими боевыми шрамами горжусь, шрамы украшают мужчину, – снежный человечек выглядел скорее невоспитанным, чем взрослым.
      Трубочист и сам немножко стеснялся своих усов, которыми его наградила Фея. Он густо покраснел и тщетно пытался придумать, что ответить обидчику. С такими грубиянами он раньше не сталкивался, да и характер имел мягкий и неконфликтный.
      А Снеговик, вдохновлённый вернувшимся общим вниманием, уже дразнил девочку-Ангела:
      – Похоже, ты слишком любишь конфеты, таких ангелов-толстух не бывает. Обжора! Тебя надо поселить подальше от Пряничного Домика, чтобы ты его ненароком не съела. А твоё розовое платье? Розовый можно носить только стройным, тебе оно совсем не идёт.
      Девочка-Ангел расплакалась. Она, и правда, очень любила сладкое, но раньше не знала, что над этим можно так зло смеяться.
      За Ангела попытался заступиться Рождественский Дед:
    – Послушайте, молодой человек, что за безобразие вы тут устроили? Может быть, вас подморозить, чтобы вспомнили о приличиях?
      Дед, конечно, немножко поторопился с выбором воспитательных мер – снеговики ведь не боятся морозов. И тут же получил ответный удар:
      – А не подскажешь, уважаемый, каким именно рождественским дедом ты являешься? – Снеговик решил блеснуть знаниями – кто, как не он, отлично разбирается во всём рождественском? – Никак не угадаю твою национальность. Для русского Мороза у тебя слишком  куцая и бедненькая шуба. Не будешь же ты нам рассказывать, что ты датский Юлетомте, что-то не видно корабля, на котором ты должен был сюда приплыть. Может, ты японский Одзи-Сан? Вряд ли, не похож. Или шведский рождественский Юль Томтен? Тогда бы ты был гномом. А, знаю! Ты, наверное, финский Йоулупукки, потому что именно Йоулупукки ездит на козле! – и нахал кивнул на Оленя. Тот невозмутимо покосил глазом и отвернулся. Это раззадорило человечка ещё больше: – А может, ты, дед, французский Пэр Ноэль, а это – твой осёл? Выбирай!
      В толпе послышались смешки – у Снеговика в городе оказалось немало поклонников.
      Рождественский Дед схватился за сердце и чуть не задохнулся от возмущения и обиды за Оленя, но теперь уже не выдержала Няня:
      – Это не козёл, и не осёл, а северный олень! Все Санта-Клаусы ездят на оленях.
      Снеговик обрадовался и повернулся к негритянке:
      – Если ты, старая курица, прибыла из Америки, это не значит, что всё вокруг тебя обязательно американское. Не тянет дед на Санту, Кока-Колы не хватает. А кстати, что-то мне кажется, что и ты совсем не та, за кого себя выдаёшь. Кого ты собралась нянчить, может, вот этого великовозрастного младенца? – и он опять повернулся к Трубочисту.
      Такого Трубочист уже стерпеть не мог, но броситься на обидчика не успел. Крышка опять открылась, и Фея опустила в корзину ...очаровательную Принцессу.



Ольга Буйкова

Отредактировано: 08.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться