Живая игра: Вход

Глава 14

Всё-таки двигаться под музыку флейты было значительно легче, несмотря на большое скопление зомби во дворах, все они становились настолько медлительными, что представляли угрозу разве только на расстоянии вытянутой руки. Но и нам приходилось идти не быстро, так как на бегу играть практически невозможно, это не барабан и не свисток, тут необходима высокая концентрация, иначе эффект снижался в разы, а мог и вообще сойти на нет.

Дворы Нью-Йорка, исписанные граффити стены, аккуратные детские и спортивные площадки, всё это было и похоже и не похоже на Москву. Даже в этом жутком зомби-апокалипсисе был совсем другой дух. Американский дух свободы и процветания. И вот теперь огромный мегаполис самой сильной страны мира превратился в чудовищный заповедник живых мертвецов. И так было повсюду, в каждом крупном городе…

Когда мы вышли в относительно безопасное место, Андрей перестал играть, убрал флейту и остановился возле ближайшей лавочки, передохнуть и отдышаться.

- Андрей, - Спросил я Ветра, - А ты раньше перемещался за пределы игры, когда мы были ещё в Москве?

Сначала Ветер посмотрел на меня, как на идиота, но затем добродушно улыбнулся и ответил:

- Конечно, нет, иначе я бы уже давно всё обговорил с куратором. А так приходилось перебиваться редкими и весьма нестабильными телепатическими сеансами. У нас получилось телепортироваться из игры только благодаря тому, что мы объединили наши усилия и одновременно задействовали свой дар. И ещё, я считаю, было очень важно находиться недалеко от границы игровой локации в помещении с хорошей акустикой. Объёмный звук усиливает эффект. Игра частично блокирует дар пустоты, а точнее, старается удержать его в пределах своей локации. Но когда звучат одновременно два и более источника, механика игры уступает пустоте Вселенной…

- Всё это очень сложно и очень интересно… – Ответил я, погружаясь в раздумья.

Все остальные тоже ушли в свои мысли.

- А как вы думаете, почему большинство этих монстров, ну кроме крыс и обычных зомби, все как один пуляются этой зелёной кислотой? – Спросил я, обращаясь уже к своим спутникам. Американцы, судя по всему, не понимали русский, и потому вопросительно смотрели на Андрея.

- Это объясняется очень просто, - Ветер сел на лавочку, оглядывая небольшой двор, в котором пока не наблюдалось никакого движения. – У каждого живого существа внутри есть кислота, тот же желудочный сок, например. Бактерии каким-то образом преобразуют его содержимое, синтезируя из сока более едущую жидкость. Вот эти мутанты и плюются ей направо и налево.

Далее Андрей перевёл все свои соображения нашим американским спутникам. Вид у них был весьма потрёпанный, да и потеря одного бойца не добавляла задора и оптимизма.

- Понятно… - Задумчиво протянул я, присаживаясь рядом с Андреем. – И всё-таки, почему эти бактерии проявились только сейчас, раз живут ан земле уже миллионы лет?

- А ты вспомни, какой технологический скачок, совершило человечество за поседение сто, сто пятьдесят лет? Это не говоря уже о цифровом буме начала двадцать первого века. И думаю, что новые лекарства и антибиотики так же пришлись этим букашкам не по нраву. То есть пока люди существовали в виде тупых бактериальных носителей, их это вполне устраивало, а как только мы начали усиленно развиваться, вот тут-то они и проявились в полной мере, решив взять полный контроль над планетой, используя всех остальных существ в качестве марионеток…

И тут как будто в подтверждение этих слов во двор ввалилась достаточно большая группа зомби в количестве около двадцати мертвецов, от десятого до двадцать пятого уровня. Многие из них были уже не такими тупыми, имели какую никакую, но тактику нападения, шли единой цепью и, рассредоточившись, начали брать нас в кольцо.

Капрал и двое солдат сразу же открыли огонь, укрывшись за ближайшими деревьями. Андрей уже привычно заиграл мелодию, замедляя монстров и качая нам ману. В мертвяков полетели ледяные стрелы и нити электрошока. Затем, немного подождав полного восстановления маны, я переключился на молнии. Первая отняла у ближайшего зомби двадцать пятого уровня примерно треть жизней, он задымился, слегка покачнулся, но всё равно продолжил движение в мою сторону. Когда оставались уже считанные метры, мана, благодаря флейте Андрея, быстро достигла ста единиц, и я швырнул в мертвяка ещё одну обычную молнию, целясь точно в полусгнивший, кишащий личинками мух череп.

 

Критическое попадание!

Навык «Магия Электричества» повышен: +5

Опыт +150

 

Отхожу за лавочку и начинаю расстреливать ближайших мертвецов из Макарова. Чтобы убить хотя бы одного десятиуровнего зомби, нужно всадить в череп минимум два патрона. С таким подходом уже через минуту у меня остается всего одна полная обойма и патрон в стволе, итого девять выстрелов, которые я предпочёл оставить на черный день. А сейчас мана уже более менее восстановилась, чтобы можно было использовать электрошок 1. Достаю катану и делаю себе электрический меч. Ну, держитесь твари, сейчас начнётся рубка! Ярость не знает предела, меч пылает белыми электрическими разрядами, и я вклиниваюсь в толпу сразу из пяти мертвецов. Зомби трясутся от ударов самурайского меча, объятого электричеством, и затормаживаются ещё сильнее. Отрубленные головы летят направо и налево, сквозь кровавый туман проплывают сообщения:

 

Критическое попадание!

Навык владения оружием ближнего боя повышен: +5

Опыт +150

 

Навык «Защита» повышен: +5

Опыт +50

 

Критическое попадание!

Навык «Магия Электричества» повышен: +5

Опыт +150

 

Навык «Защита» повышен!



Андрей Сергеевцев

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться