Живая, мертвая, влюбленная: В объятьях Падшего

Размер шрифта: - +

Глава 4 Заочно мертва

― Ты просто спас мою шкуру, друг! Когда ты сказал, что все худо, я уже попрощался с возможностью найти хорошую работу на последний год практики. Но финт с девицами вдохнул в меня жизнь, ― радостно болтал всю дорогу назад Слип.

Его зачетке больше ничего не угрожало, как и стипендии, которую он будет получать еще год.

Кстати о стипендии.

― А все студэо получают стипендию?

― Нет, конечно. Только способные. За остальных платят богатые родственники, ― и он широко улыбнулся, ― ты же сам знаешь.

Я поспешно кивнула. Ну и глупость сказанула.

― Так на всех факультетах, кроме Некро, ― добавил детина, чем сбил меня с шага.

― А что с некрами не так? ― навострила уши я, плюя на конспирацию. Этот здоровяк все равно ничего сейчас от счастья не замечает.

― Да все с ними так, ― скривился парень, опровергая тем самым свои же слова, ― просто на Некро все студэо на стипендии. Там не держат богатеньких раздолбаев. Успеваемость упала, пинок под зад.

Как по мне, то правильная политика. Кому нужен маг недоучка со знаниями, что могут уничтожить королевство, а то и мир.

Дальше мысль не развивалась, поскольку я почувствовала свое ТЕЛО. Оно было рядом. Сейчас мы как раз шли по скверу внутри академии, и меня со страшной силой тянуло почему-то в госпиталь, а не морг. Своим чувствам я привыкла доверять, посему направилась в госпиталь.

― Эй, ты куда? А отметить? ― попытался остановить меня детина.

― Отметь за меня. У меня сильная головная боль. Зайду за лекарством в госпиталь, ― и я махнула на прощание своему временному товарищу.

Тот еще с минуту потоптался в нерешительности, решая, стоит ему меня оставить в покое или все же утянуть отмечать, но вскоре выбрал первое и ушел в сторону Катидио. Я расценила это как добрый знак и уверенно зашла в приемную.

― Что у вас произошло? ― сухо поинтересовалась молодая эльфийка за большим, огороженным защитной клетью, столом.

― Сильные головные боли.

― Пройдите в смотровой кабинет номер пять, ― флегматично произнесла она и продолжила что-то строчить в медкартах.

Пятый смотровой кабинет мне не подходил: он был далеко от места, куда меня тянуло, а вот двенадцатый в самый раз. И он (О чудо!) пустовал. Пока шла к месту, заметила большие двери в конце длинного коридора налево, где значилась надпись «реанимация». Именно оттуда четко тянулась нить связи с телом.

Они что, труп реанимируют?! Или они меня на органы пустили?!

В панике я рванула к этим самым дверям. Резко распахнула их и оказалась перед большим окном в изолированную комнату. Как я не создала шума, сама не знаю, но на пол после увиденного я грохнулась с треском. Нет, не в обморок. Такие слабости не по мне. Я просто побоялась быть замеченной. Пришлось ползком доползти до смотрового окна, через которое, похоже, наблюдают за больными в критическом состоянии, и еще раз заглянула внутрь, чтобы убедиться в отсутствии у Дока галлюцинаций. Картина не изменилась, хоть и походила на иллюзию.

В центре лежало мое целое, неразлагающееся тело со здоровым оттенком кожи, а возле него кружочком заседали некры. Халон, Саалим, Фелис, Ликиан и даже Ирт. Не было только библиотекаря. И судя по их сосредоточенным лицам, это они поддерживали в теле жизнь.

― Что вы здесь делаете? ― грозным шепотом обратился ко мне медбрат, ломая всю мою конспирацию.

Я мгновенно распласталась по полу, чтобы из-за этого серебряного плащика меня не спалили. Самое интересное, что спустя секунду медбрат валялся рядом со мной.

― А ты чего залег? ― интересуюсь тихо у парня.

Тот все еще грозно смотрит на меня и еле слышно отвечает:

― Приказ никому сюда не входить. Некры умом дружно тронулись и проводят у нас какой-то черный ритуал.

«Черный ритуал» было сказано так, будто они там младенцев живьем режут и едят. Что за предрассудки касательно некромантии?

― Ты-то что здесь забыл? ― и он внимательно уставился на меня.

― Сообщение передать просили, но больно они выглядят устрашающе, ― врала я, но мне поверили мгновенно.

― Ты не против, если я тут полежу, с мыслями соберусь? ― начала выбивать себе место у смотрового окна.

― Да лежи. Мне-то что, ― мне положили руку на плечо в поддерживающем жесте, ― желаю удачи, парень. И пусть не поднимут тебя из мертвых потусторонние силы.

Так себе пожеланье, но что с хили возьмешь.

― Спасибо.

И этот с предрассудками бодренько уполз из реанимации. Когда его пятки скрылись за дверью (я сильно желала, чтобы ему их отдавило ею), решилась вновь взглянуть на этот кружок по интересам.

Мало что изменилось. Все те же постные мины. Только Фелис хоть как-то двигался, пусть и туда-сюда, от одного некра к другому. Вдруг оборотень замер, хитро прищурился, этого никто не видел, кроме меня, и медленно начал подбираться к моему телу. Он все еще продолжал ходить от стула к стулу, но это больше походило на движение по серпантину, где в сужающемся конце я. Этот кошак что-то задумал. Уж слишком довольная у него была рожа.



Анастасия Сиалана

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться