Живи, бунтовщик! Встретиться вновь

Font size: - +

3 КАУ, МУНЭ, ШО И… КИЛЛЕР

Просыпался я нехотя. Голова была такой тяжёлой, будто я сдуру приложил по ней собственным мечом. Стоило прийти в сознание, в глаза сразу засветил яркий луч света, а в ушах зазвенели до жути знакомые голоса.
 -О, он, кажется, очнулся, - радостно воскликнула Шо.
 -Я мастер своего дела, молодая кири, - отозвался тут же голос чудного монаха.
 -Ага, спасибо тебе большое, что подлатал этого идиота.
Это ещё спорный вопрос, кто из нас может с гордостью носить это звание, девочка!
– А то он мне даже не сказал, что ранен.
 Послышался стук входной двери, и кто-то вбежал в комнату.
 -Кау, ты очнулся. Эй, Кау!
 И эта мелкая зараза похлопал меня по правому боку своей маленькой ладошкой. 
 -Дьярлинг! – взвыл я, подскакивая на кровати и сгибаясь напополам от боли.
 -Вам надо лежать, кири Кау. Я, конечно, закрыл вашу рану, но отдых вам необходим, - проговорил лысый и попытался уложить меня обратно на кровать, но я не дался.
 -Прекрасно. Сейчас будет отдых, но сначала… - произнёс я, схватил пузатую мелочь с кошачьими ушами за шкирку, надел сапоги и понёс его тело на улицу.
 Не сразу спохватившись, монах и Шо всё же рванули за мной.
 -Куда ты меня тащишь, Кау? - настороженно спросил меня пацан.
 -В квартал кеди. Ты адрес своего дяди знаешь?
 -Неа.
 -А имя хотя бы? 
 -Лестер Динон.
 -Уже хоть что-то.
 -Кири Кау, это конечно, не моё дело, но вы уверены, что ребёнка нужно отдать какому-то незнакомцу? – внезапно вмешался лысый.
 -Это его родной дядя. И вообще, ты кто, демон побери, такой?
 -Я монах – эриец. Моё имя Киллер. Вы упали на меня прямо на улице, когда я спрашивал, как пройти к монастырю, помните? – он как-то беззаботно улыбнулся.
 -Не помню, - отрезал я. – Чего тебе надо?
 -Эй, Кау, повежливее… - попыталась вмешаться в беседу девчонка, но безрезультативно.
 -Всё в порядке, милая кири. Видите ли, - обратился он уже ко мне, - я залечил вашу рану и надеюсь, что в ответ вы отведёте меня к монастырю Всеблагого Эрия.
 -Давай я просто скажу тебе, где он находится?
 -Боюсь, не выйдет. Кири Кау, - тут его голос стал очень серьёзным, - я приехал в Радбург два дня назад и каждый, кого я встречал, вежливо и подробно рассказывал мне, как пройти к нужному месту. Однако в результате всё это время я блуждаю по городу. Такое ощущение, что люди просто не хотят указывать мне правильный путь. К счастью, гостиниц в столице много и в любой из них я могу утолить свой голод…
 -Ну, у тебя и память! – усмехнулась воровка.
 -Кстати, прелестная кири… Не подскажите ваше имя?
 -Шо! Я – Шо! Я уже двести раз тебе повторила! А этот мелкий – Мунэ! М-У-Н-Э! Почему, демон побери, ты только Кау запомнил?
 -Ха-ха, - смущённо рассмеялся тот, - просто вы так часто повторяете его имя…
 Радбург отличался от остальных городов Грациля не только большим количеством людей и домов. Также в столице находились здания посольств кобольдов, эльфов и даже как-то пытались выделить место для орков, но те напрочь отказались вести какие-либо переговоры, отправив соседям назад только голову их посланника. Для кеди же, как для расы, не имеющей собственного государства и которую надо защищать от геноцида, уже не раз спровоцированного людьми, был выделен целый жилой сектор. Туда-то мы и направились искать дядюшку моей самой мелкой по возрасту проблемы.  
 Первые три встреченных нами кеди при вопросе о Лестере Диноне шарахнулись в сторону и сказали, что понятия не имеют, следующий просто сбежал, а пятый побледнел, но всё же дал нам адрес. Всё это время пацан шёл, повесив уши и хвост. Он явно считал, что скоро в его жизни свершится новая трагедия. Шо, шедшая рядом с ним, не обращала на ребенка внимание: она пыталась заставить монаха запомнить своё имя, а тот лишь растерянно улыбался, будто извиняясь за свою плохую память. 
 Уже на подступах к дому я заподозрил что-то неладное. Холодок по моему позвоночнику не пробегал, а значит, опасности никакой не было. Однако с уверенностью могу заявить, что подобные прогулки до чьих-то родственников мне явно были в новинку. Ведь по всему переулку тянулся аромат свежей выпечки. А на улице Гонтора Третьего, то самое шестое здание было выполнено в каком-то странном цвете, если судить по перекошенным лицам моих спутников, потому что я в архитектуре здания ничего интересного не заметил. Дом как дом.
 -Кау, давай уйдём отсюда, а? – робко предложила мне девчонка.
 -С какой это радости? Вот сдадим мелкого на руки родственникам и свалим.
 -Но… - даже монах поспешил вмешаться, - оно же розовое.
 -Какая разница? – спросил я и постучал в дверь. 
 Понятия не имею, что в розовом цвете такого ужасного: я никогда его не видел. Однако, по-моему, эти люди слишком большое значение придают какому-то цвету. Дверь отворил ещё один кеди, судя по возрасту тех же лет, что и наш пацан. Но что-то в нём было не так. А, понял, он был очень толстым! 
 -Здрасте, - поздоровался парень, слюнявя большой палец. – А вам кого?
 -Родителей позови, - хмуро сказал я.
 -Папочка! Мамочка! – прямо с порога крикнул он.
 Спустя три минуты ожидания в дверном проёме показались две большие туши взрослых кеди. Показались по очереди, потому что вдвоём они в узком коридоре просто не уместились бы.
 -Вам что-то надо, благородные кири? – расплылся в улыбке тот, что мужского пола.
 -Вы - Лестер Динон?
 -Да.
 -Тогда, вот, - я сунул ему под нос обмякшего при виде родственников пацана. – Ваш племянник.
 Не успели мы опомниться, как в четыре руки нас втащили внутрь дома и усадили за стол. Перед нами поставили литровые чашки чая и просто фантастическое количество сладкого самых разных видов. Торты, ватрушки, пирожные, сладкие пирожки, рогалики, бублики… Чего тут только не было! Всего хватало, чтобы без особого напряжения умереть от переедания. И, судя по фигурам родственников котёнка, им грозила в будущем именно такая смерть. Стоило поблагодарить хозяев и приняться за угощение, вот только… не знаю почему, но я просто ненавижу сладкое! Слишком уж оно… сладкое. Когда кто-то пытается уговорить меня в трактире взять себе десерт, то руки сами тянутся к мечу. Шо, кажется, разделяет моё мнение, а вот лысый монах уплетает угощение за обе щёки. 
 -А как же грех чревоугодия? – тихонько спросил я его, пока мелкий рассказывал  родственникам о своих приключениях, а те ревели в три ручья.
 -Так я же не совсем монах, я только послушник, - улыбнулся в ответ тот.
 Кажется, этот социальный статус ему безумно нравился, и он не торопился стать монахом окончательно. Между тем родственники кеди эмоционально реагировали на рассказ мелкого. Они то тяжело вздыхали, то начинали рыдать, то опасливо косились на меня, то пытались впихнуть булочку в Шо, которая смотрела на всё это большими глазами… В общем, вскоре мне этот концерт надоел.
 -У вас есть, где умыться? – вполне вежливо спросил я.
 -Пойдёмте, кири, я вас провожу, - ответил Лестер.
 И я последовал за ним. Честное слово, сам бы быстрее до ванной дошёл! Сполоснул лицо, отскрёб руки и заглянул в зеркало. Вроде чисто.
 -Вот здесь ещё пятнышко осталось, - произнёс дядя мелкого, который почему-то не ушёл после проводов.
 Принял меня, видимо, за особо опасного преступника? Вообще-то близко… Но с ними точно никто так жестоко и странно не поступает! Кири Динон бесцеремонно взял меня за затылок, намылил мне рожу мылом, которое не преминуло попасть в глаза, и, наклонив мою голову, как несмышлёному ребёнку, полил сверху водой из шланга. Я люблю воду… Но не до такой же степени! Демон, хоть бы полотенце предложил, что ли.
 В общем, когда я вернулся, то был похож на последнего не просыхающего ни на миг алкоголика: весь мокрый, с покрасневшими от дурацкого мыла глазами и с засохшими коричневатыми пятнышками крови на одежде. Увидев всё это, Шо зажала рот ладонью, чтобы не рассмеяться. К великому счастью, другим было не до меня. Монах продолжал поглощать неубывающую гору сладостей, отец семейства и сын ему в этом здорово помогали, а мелкий и жена Лестера…
 -Теперь мы будем жить все вместе, - верещала дородная женщина, прижимая пацанёнка к своей весьма объёмной груди. – Ты будешь ходить в школу вместе с нашим маленьким зайчиком, помогать нам в кондитерской и забудешь все те ужасы, которые тебе довелось пережить.
 -Ммм… К-к-к!.. Ау!.. – хрипел полузадушенный малявка, протягивая ко мне одну-единственную руку, как к последнему спасению.
 Я ещё раз обвёл взглядом открывшуюся мне картину. Тяжело вздохнул… и схватил протянутую ладонь, дергая на себя и освобождая мелкого паразита от нежелательного плена.
 -Боюсь, Мунэ выразил желание остаться жить со мной. Мы только навестить вас. Но нам уже пора… До свиданья, - скороговоркой произнёс я и выволок пацана на улицу под возмущённые крики его родственников.
 Монах и Шо, как только сообразили, что произошло, тотчас последовали за мной.
 -Какие милые кеди, - восхитился послушник.
 -Так кто ж спорит-то, - мрачно произнесла девчонка. – Эй, Кау, обещай мне…
 -Да-да, если мне приспичит вас однажды убить, то я сделаю это быстро и безболезненно, а не так как эти… кеди – садомазохисты, - договорил я за неё.
 -Спасибо, - всё что, услышал я в ответ.
 -Значит, мне теперь можно жить с тобой? – глаза ребёнка засияли от надежды.
 -Придётся, по-видимому… Правда, если выживем.
 -Это ты о чём? – поинтересовалась Шо.
 -Да всё о том же. Думаешь, твой клиент очень обрадуется, когда узнает, как сильно его надули? Хорошо ещё, что его люди не посмеют отлавливать нас на улице. Здесь повсюду ходят патрули из-за праздника… Которые, кстати, тоже ищут нас. Забыла? Мы семнадцать человек в «Белой скотине» уложили…
 -В «Белой лошади»…
 -А?
 -В «Белой лошади», говорю, а не в скотине.
 -Так это одно и то же.
 Мы довольно быстро дошли до своей таверны, и я сделал то, что уже довольно долгое время не делал: заказал в номер алкоголь. Поднявшись наверх, мы зашли в нашу тесную комнату, которая, кажется, стала ещё меньше, и умостились кто на чём. Монах занял единственный в комнате стул, Шо развалилась на кровати, Мунэ уселся с ногами на стол, а мне достался подоконник. 
 Не знаю, о чём думал мой старый знакомый, но на бочонок вина нам выделили всего одну кружку и тарелку с сыром в качестве закуски. Я обвёл свою компанию взглядом. Едва справившая совершеннолетие девчонка, пацан, который ещё даже клыков не отрастил и случайно приблудившийся к нам послушник, видимо, не так уж сильно горевший желанием добраться до своего храма и стать полноценным монахом, как попытался показать это при первой встрече.
 -Ну и что будем делать? – спросила Шо, первой делая глоток вина.
 -Это ты у меня спрашиваешь? Из-за тебя теперь и от меня не отстанут. И раз это твой клиент во всём виноват, так давай рассказывай, как дело было… А то из-за тебя я теперь даже закурить не могу!
 -Ладно, - согласилась девчонка. – Раз уж Кау слышал мою историю, то повторяться я не буду. После того, как меня наконец-то освободили и пинком отправили на поиски артефакта, я много времени собирала информацию о нём. Как выяснилось, мой брат позаимствовал его ни где-нибудь, а здесь, в Радбурге, из сокровищницы ещё старого короля, отца предыдущего. Деньги ему предложили очень большие, однако, скорее всего, на этот заказ Линк согласился только потому, что если бы он отказался, то артефакт стащил бы кто-то другой. Не поймите неправильно, для нашего патриотизма есть причина. Мы родились во Фронтире, и только благодаря королевской армии нам удалось выжить. Сейчас там прославляется барон Аскель, о котором мы раньше даже не слышали. Поэтому брат никак не мог сделать что-то во вред Его Величеству. Он исполнил заказ, вот только клиенту артефакт не отдал…
 -А что же это за волшебная штучка? – спросил Мунэ, отхлёбывая из кружки.
 -Её называю Мемориной. Это очень мощный Амулет Памяти. Говорят, его изобрёл Лирен Лиорданский, самый сильный маг нашего столетия. Вот только, как ни старались выяснить его свойства, ничего не помогает. Видимо, для его активирования нужны какие-то определённые условия. 
 -Понятно, - улыбнулся монах, передавая кружку мне. – Значит, господа заказчики подумали, что он может стирать память, и решили навестить вместе с ним молодого короля.
 -Скорее всего, - я сделал глоток, вино было немного кисловатым, такое как я любил. – Кстати, кири послушник, а, какого демона, ты до сих пор с нами тут торчишь?
 -Ну, с вами весело. К тому же вы обещали отвести меня в монастырь Милостивого Эрия, - улыбнулся как всегда в ответ он.
 -Ты вообще в курсе, в какое дерьмо вместе с нами вляпался? Наверняка нас втроем видели на улице около «Белой скотины». Нас ещё не выдали городской страже только потому, что трактирщик «Семи морей» мой старый знакомый, и он уже привык прикрывать всякий сброд. Однако не думаю, что все постояльцы будут держать рот на замке, - выдал я большую тираду, отхлебнул ещё раз и отдал кружку  Шо.
 -Да? А мы тут бухаем, - пьяно улыбнулся Мунэ.
 -Вот демон, ребёнка споили! – возмутилась девчонка. – Всё, ему уже хватит, кружку лучше не давать.
 -Ну, нам же больше достанется, - пожал я плечами. – Эх, сейчас бы закурить…
 -Хватит пыхтеть, как только что затопленная баня. Это, между, прочим на здоровье сказаться может. Ведь, правда? Скажи ему, Киллер! – произнесла наглая девчонка.
 -Ха-ха, - рассмеялся я, - единственные, кто тут может ухудшить моё здоровья, то это вы трое.
 Мои спутники вдруг застыли как истуканы, во все глаза смотря на меня.
 -Чего это с вами?
 -Кау, - осторожно произнёс уже почти протрезвевший Мунэ. – Ты смеёшься.
 -Ага, первый раз вижу, - добавила Шо.
 -Наверное, он от алкоголя становится добрее, - заключил монах.
 -Он-то может и становится, а ты-то чего не пьёшь? – наехала вдруг ни с того ни с сего на послушника воровка. – Брезгуешь нашей компанией?
 -Нет, я просто…
 Но порядком захмелевшая Шо не стала его слушать. Она быстро зажала локтевым сгибом его затылок и влила в горло послушника полную кружку вина. Взгляд у монаха стал на мгновение отсутствующим и… В дверь номера постучали.
 -Кто там? – спросил я, хватаясь за меч и пытаясь придвинуться к порогу.
 -Ш-ш-ш, - выдал лысый, прислонив палец к губам и отстраняя меня от двери.
 То, что произошло дальше, описать будет сложно. Такого изумления я не испытывал, пожалуй, ни разу за всё время странствования с Мунэ и Шо. Этот тщедушный монашек, который был на полголовы ниже меня, вышиб дверь своим маленьким кулаком. Первый же страж порядка, что стоял у порога комнаты с другой стороны, улетел через перила куда-то на первый этаж от мощного пинка послушника. Нам даже делать ничего не пришлось. Я, Шо и Мунэ просто стояли и смотрели, как простой человек, носящий белую рясу, расшвырял десяток охранников, затем, пошатываясь, спустился вниз и отобрал у кого-то из перепуганных посетителей трактира кувшин с вином и начал пить. Налакавшись, он обернулся к нашей компании и заявил:
 -Слушай, Кау, что я придумал! А давай просто вернём артефакт во дворец, а потом смоемся из Радбурга?
 -Ну, в принципе, если заказчик узнает, что артефакта у нас нет, то единственной причиной напасть будет – это ущемлённая гордость, - немного подумав, сказала девчонка. – Молодец, Киллер, классно придумал! – она хлопнула его по плечу.
 -А ты кто? – развязано спросил монах.
 -Шо! Я – Шо, балбесина!
 -Шо – балбесина? Странное имя.
 -Это ты балбесина…
 Пока они продолжали препираться, кеди задремал стоя и я едва успел подхватить его тельце на руки. Вот так и спаивай ребёнка! Тем временем мой старый знакомый подошёл ко мне и протянул небольшую сумку.
 -Держи, здесь еда, - сказал он. – Но сомневаюсь, что вы далеко уйдёте. Гостиница окружена.
 -Ну, это уже наши проблемы, - ответил я. – Спасибо тебе за приём, бывай!
 Быстро подойдя к спорящим, я пихнул воровку за свою спину, а монаха наоборот выставил вперёд за дверь. Его не жалко. Как оказалось, на улице нас ждала всего пятёрка стражей, а наш несчастный пьяница умел уворачиваться от арбалетных стрел. Единственный момент, потребовавший моего вмешательства, это когда один из противников зашёл ему за спину. Я просто отдал кеди Шо и бросил в нападающего меч. Целился в грудь, а попал в голову. В результате стоящий рядом монах стал также заляпан кровью, как и я. Видимо, этот алкоголик совсем не следит за безопасностью собственного тела в пьяном виде, хотя… В трезвом в общем-то тоже, иначе с нами бы он точно не связался.
 -Ну, что двинули во дворец тогда? – спросил я, забирая Мунэ у девчонки.
Не успел я сделать и шага с крыльца трактира, как пьяный монах снова отчудил. Он подошёл к какой-то дородной женщине и спросил:
 -Эй, ты не знаешь, как пройти в королевский дворец, женщина?
 -Йаааа! – заверещала она, и по её басовитом голосу я понял, что она была той самой утренней спорщицей, что приказывала мужу вынести мусор.
 -Чего это она, Кау? – обидевшись, спросил меня он.
 -У тебя кровь на лысине, - подсказала Шо.
 Немного подумав, этот несчастный алкоголик протёр голову белым рукавом своей рясы, размазав красную жидкость ещё и по лицу.
 -Так лучше? – спросил он женщину.
 Та закатила глаза и рухнула в обморок. Как ещё плиты не дали трещины с таким-то громким звуком падения?
 -Видимо, нет, - заключил я. – Пошли уже, я знаю, где стоит дворец.
 -Ты там был, Кау? – поинтересовалась воровка.
 -Да пришлось как-то, один раз всего.
 -Круто! – заценил монах. – А как мы туда пробираться будем?
 -Как-как?.. Ты отвлекаешь охрану, я беру Шо и кидаю её в окно дворца. Она оставляет там Меморину с пометкой «для короля», и мы сваливаем.
 -Думаешь, прокатит? – задал вопрос нетрезвый послушник.
 -Кто знает? – пожал я плечами.
 -Ага, главное замутить, а дальше неважно! – воодушевила нас возбуждённая от вина девчонка.
 -А, я забыл. Ты ведь тоже совсем мелкая, - дразня, произнёс монах.
 -Что ты сказал, пьянь подзаборная?
 -Что ты маленькая. Вот такая, - и он показал двумя пальцами расстояние в пару сантиметров.
 -Ну, ты и…
 -Что? Что ты мне сделаешь? – поинтересовался забияка.
 -Я… Я… - её щёки надулись, как у Мунэ, когда тот обижен или рассержен. – Кау, он меня мелкой назвал! Поруби его на мясо! 
 -Совсем ещё ребёнок… - вздохнул её оппонент, издеваясь.
 Странно, но почему-то то, что Шо сейчас переругивалась с пьяным монахом, но при этом хорошо ладила с ним, когда он был трезв, то, что у меня на руках, свернувшись в клубок, уютно посапывал Мунэ – всё это не казалось каким-то чужим, инородным. Будто жизнь почти вернулось на круги своя. Но кого-то ещё не хватало. Кого? Не знаю, никак не могу вспомнить.
 -Пришли, - окликнул я ссорящихся. – Тебе туда, - указал я монаху на главные ворота.
 -А мы? – спросила девчонка.
 -А мы пойдём напрямик.
 Я подхватил Шо и Мунэ за шкирки и перемахнул вместе с ними через двухметровый каменный забор. Всё же мускулы у меня не только на руках. На ногах они гораздо полезнее.
 Возможно, для тех, кто ничего не смыслит в архитектуре, и никогда не бывал в других странах, дворец бы и показался знакомым, но перед моим взором почему-то при произношении этого слова сразу вставал образ совершенно другого огромного, но низкого здания из белого камня и покатых крыш из сверкающего золота. Такого города просто не могло существовать, но изгнать назойливое видение из своей головы было выше моих сил.
 -О, а мы где? – очнулся, наконец, пацан. – И что мы делаем?
 -Возвращаем Меморину королю, - ответила вместо меня Шо.
 -И как мы это собираемся делать?
 -А вот так, - сказал я и подбросил лёгкую девчонку вверх. 
 Только когда окна второго этажа брызнули осколками, я осознал, что чуточку перестарался. Только тогда, когда сверху донёсся крик «Кау, ты идиот!», я понял, что сия фраза глаголет истину. Насколько я помню, именно эти окна принадлежали личным покоям короля Гонтора Шестого. И только тогда, когда нас окружила куча гвардейцев, я догадался, что ещё недостаточно оправился от полученных прежде ран. А когда мимо несли закованного в цепи спящего монаха, стало ясно, что алкоголь в его крови прекратил своё возбуждающее действие.
 Что же до решётки, то её, как и любое проявление несвободы, я искренне ненавижу.



Сонная Сказочница

#13496 at Fantasy
#1029 at Battle Fantasy
#3972 at Adventure fantasy

Text includes: боевик, магия

Edited: 21.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: