Живой робот

9

Тесты на мою одаренность заняли довольно продолжительное время. Меня исследовали какими-то приборами, просили совершить какие-то бессмысленные, на мой взгляд, действия, но, слава богу, не просили снова проваливаться в системы. Даже еще одобрили мои перчатки, сказав, что так я не мешаю приборам работать. Я успела почувствовать себя ценным подопытным кроликом и страстно возжелать возвращения домой, прежде чем меня, наконец, отпустили. Но зато Хати тоже закончила свои дела к этому времени. Мне выдали официальное подтверждение моей одаренности с высшей степенью таланта, я в ответ написала им отказную от обучения и заявление на возвращение меня домой. Под конец, видимо, наплевав на все законы, главный из тех, кто меня исследовал, все-таки поинтересовался, почему я не хочу развивать талант и так хочу поскорее вернуться домой. Я не стала вдаваться в подробности и максимально коротко пояснила, что меня это не интересует и что я врач по профессии. Господи, какие к черту компьютеры?

Документы я все отдала Хати, у нее они и в большей сохранности, и вообще нужнее. Мои документы все дома, а эти бумаги мне не нужны. Домой мы приехали уже ближе к вечеру. Я облегчено выдохнула.

- Роль подопытного ужасно выматывает! – честно сказала я. – Только из-за одного этого хочется поскорее сбежать домой!

- Обычный интерес к редкому таланту, - сказал Элиас. – Это бы прошло через небольшой промежуток времени. Ведь одаренные были и раньше. Тебя бы могли всему научить, и тогда бы ты просто занялась наукой наравне со всеми.

- Этому надо учиться с самого начала, а не теперь. Это не для меня!

- Ну, что? Как все прошло? – Это из зала вышел Мехис. Он управился раньше, чем мы, и Хати отправила его домой ждать нас.

- Дали сертификат, - ответила я.

- Покажи!

Хати вручила ему документы.

- С ума сойти! – Мехис смотрел на выданную мне карточку как на чудо природы. – Никогда таких не видел собственными глазами, и тем более в руках не держал! Ты действительно одаренная. Да еще и высшей степени! Обалдеть!

- А кстати, что за степени? – заинтересовалась я.

- Ну, талант бывает разный. Бывает сильный, бывает слабый, - ответила Хати. – Вот у тебя максимально возможный, в только пробудившейся стадии пока.

- Есть еще дифференциации по специальностям, - продолжил Элиас. – Но ты, так как не относишься к науке, не имеешь специализации. Мой отец, например, была специалистом в области создания живых систем.

- А какая у него была степень? – заинтересовалась я.

- Так же, как и у тебя, высшая. Другие не могут создавать, только работать впоследствии, либо заниматься другими отраслями науки.

- Ну, наверное, это очень сложно, - задумалась я.

- Отец никогда не говорил о сложности, - опроверг мое предположение Элиас. – Он говорил, что это тяжело - пробуждать технику к жизни, но не сложно.

- «Пробуждать технику к жизни» – хорошо сказано, - оценила Хати.

- Слушай, мы хотели, кажется, мое выздоровление отпраздновать! – Вмешался в наши научные разговоры Мехис.

- Кстати, да! – оживилась Хати.

Особенного праздника у нас, правда, не получилось. Хати, несомненно, гений кулинарного искусства, и ужин получился чудесным, но вот настроение подкачало. Если Мехис действительно радовался и был весел, а Хати радовалась за него, то я все еще никак не могла прийти в себя и поэтому особенно не веселилась. Элиас и вовсе, кажется, думал какую-то непосильную думу, потому что очень часто выпадал из реальности. А, может, так роботам и положено, хотя я раньше не замечала.

 

Ну, что ж, две недели до возвращения домой? Не так уж и много! Подождем! Все-таки большую часть дня ходить в перчатках, даже таких легких и тонких, неудобно. Но без них я постоянно рискую снова попасть в какое-то устройство. Так что снимала я их только на ночь и когда просто сидела без дела. Хати и Мехис, который после аварии или после того, как узнал, что я одаренная, стал заходить к нам чаще, продолжали меня знакомить с их временем, всякий раз рассказывая и показывая что-нибудь новенькое. Я побывала на репетиции у Мехиса. Он действительно замечательно играет! Совсем не похоже на нашу музыку, но понравилось очень. Слушала бы и слушала! И тут же я убедилась в его известности, когда на выходе его окружили почитатели его творчества. Хати сделала какой-то знак Мехису, и мы с ней спокойно вышли из здания. Минут пять спустя будто из-под земли появился Мехис, довольно посмеивающийся.

- Каждый раз срабатывает! – ухмыльнулся он, садясь за руль.

- А что такое? – поинтересовалась я.

- Мех любит поклонников, но до определенного момента. Когда они ему надоедают, он от них сбегает, - пояснила Хати.

- Вот интересно, как можно сбежать от окружившей тебя толпы? – озадачилась я.

- Как видишь, легко! – рассмеялся Мехис, вливаясь в самый верхний поток машин.

- Профессиональный секрет, - ответила на мой вопросительный взгляд Хати. – Даже мне, конспиратор фигов, не рассказывает!



Елена Умнова

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться