Животная ненависть

Размер шрифта: - +

Животная ненависть

«Каждый день у меня один и тот же сценарий».

Эта фраза сидит у меня в голове с самого детства. И даже сегодня ничего не изменится, все будет тоже самое…

Вероника проснулась вместе со мной. Раздражающий звон будильника можно услышать двумя этажами выше, или даже тремя. Но у нее, видимо, слишком толстый череп. Где-то на пятой минуте она встала, выключила источник звука и пошла на кухню, не обратив на меня внимание.

Я последовал за ней и коснулся её ноги, но Вероника лишь дернулась. С моей стороны это было глупо, не стоило и стараться.

Она приготовила себе яичницу, быстро съела ее с хлебом и пошла одеваться параллельно накладывая штукатурку на лицо. Так, какой же сегодня день? Кажется, понедельник. Сегодня у Вероники занятия в университете.

Да, уж… Тряпки на себя она быстро накидывает, а красится чуть ли не час. Какой смысл тебе, двадцатилетней дуре, краску на лице размазывать?

 – И сколько на тебе сейчас слоев? – спрашиваю.

Но она проигнорировала меня. Довела стрелку на глазах и, забрав рюкзак, вальяжно вышла из квартиры. Двойной щелчок замка – и я один дома.

Царица! Все ей должны: родители – должны, друзья – должны, одногруппники – должны, преподаватели – и те тоже должны. Я искренне сочувствую всем, кто знает эту девицу Веронику.

Присаживаюсь на подоконнике и рассматриваю жизнь за окном. Время около полудня, на улице – жарища! Сразу под домом вижу детскую площадку и чуть левее – маленькое футбольное поле. И там, и там играют дети. Машин почти нет, наверное, все на работе. Точно: сегодня же понедельник.

Эх, вырваться бы туда, на улицу, на свободу! Можно попробовать выйти через дверь или лететь вниз восемь этажей, но оба эти варианта не сработают. Первый – дверь Вероника закрыла на ключ, а второй – разобьюсь.

Почти три часа я просидел на подоконнике, наблюдая за людьми по ту сторону стекла. Мне это сильно надоело, да и солнце начало светить на меня, а с моей шевелюрой жарко даже в тени.

И так каждый день… Я наблюдаю за людьми за окном, потом кушаю, хожу в туалет и ложусь спать. Этот сценарий – словно рабочий график для каждого дня.

Снов я никогда не видел, и сегодня – тоже. Вероника еще не пришла, и слава Богу. Как я ненавижу эту женщину. Женщину!? Нет, ошибся – стерву!

В квартире убрать – не может, посуду помыть – не может. Она считает, что всё это должны делать её парни. Да и вообще, Вероника считает, что парни созданы для ублажения ее прихотей.

Родители, наверное, хотели воспитать начальницу, а не дочь. Иначе, как по-другому объяснить ее поведение, характер и взгляды на мир? Радуйтесь мама с папой, а лучше печальтесь. Скоро ваша дочь найдёт богатенького принца, а вас сдаст в дом престарелых. Печальное будущее…

В квартире – кошмарный бардак. Порванные футболки, старые рубашки разбросаны на стульях, на компьютерном столе – остатки Вероникиных перекусов. В кухне посуда настолько давно не мыта, что вонь соперничает с запахом тех самых рубашек на стуле и носков в ванной.

Черт возьми, в квартире же есть стиральная машинка! Неужели Веронике так сложно собрать вещи, закинуть в машинку и просто ее включить? И всё, даже сушить их не надо.

Но, нет! Зачем заниматься обыденными делами, когда можно играть в компьютер и перебирать ухажёров. Я ее не понимаю. Нет, ненавижу! Кому понравиться жить с такой девушкой? Эх, снова ошибся – стервой.

Жалко, что я не могу иметь своих детей. Хотя, если бы были, она их убила бы. Однажды такое уже было. Не могу простить! Мне больно, но приходится делать вид, что люблю ее. Как же я глупо поступаю…

Около семи вечера только закрыл глаза, как Вероника вернулась домой. Тяжелые, медленные шаги и шелест пакетов с продуктами. Видимо, стипендию получила и накупила еды. Но в отместку за утро, я сделал вид, что не заметил ее.

Через некоторое время шуршание в кухне закончилось. Знакомый манящий запах сбросил меня с дивана. Он словно желанный наркотик, для тех, у кого ломка.

 – Котик мой! Иди сюда, – нежно зовет меня Вероника, – Смотри, что я тебе принесла, Барсик!

Бегу на кухню, где меня уже ждёт эта стерва и миска с кошачьим кормом.

Не в силах сдержаться, хватаю первый кусок из миски, но не тут-то было! Вероника резко хватает меня и тискает до треска ребер. Насколько же ты эгоистична, Вероника! Еще утром меня игнорировала, а сейчас я – лучший друг.

Помучив, она отпустила меня, и я смог, наконец-то, насытиться едой. Что же такое кидают в кошачий корм, что от него не оторваться? После трапезы я запрыгнул на руки к сидящей перед компьютером Веронике.

- Мурчишь, морда волосатая?! Э-э-эх, Барсик! – тут она снова обняла меня до треска костей, – Ты такой хороший, ты мой единственный друг! – и поцеловала меня в лоб.

Нет, стерва, я тебе не друг! Я твой враг! Думаешь, мурчу, потому что люблю? Нет, я хочу тебя убить. Загрызть, исполосовать когтями твоё хорошенькое личико, по одному откусить все твои тоненькие пальчики с голубыми ноготками. Страшна будет моя мстя за кастрацию, за несвободу, да, в конце концов, за моих детей!



Simon Belik

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться