Живые тени ваянг

Размер шрифта: - +

Глава 2. Катарина и Сухарто. Побег

Январь 1698 года.

Она пришла в себя так же внезапно, как и потеряла сознание. Первое, что увидела – потолок из бамбуковых прутьев, даже не потолок, а внутреннюю часть крыши. Потолок, как таковой, здесь отсутствовал. Прутья казались настолько плотно сплетенными, что не оставляли никакого просвета. А может, это черная ночь висела над домом?

- Очнулась? Вот и прекрасно... – прозвучал знакомый голос, и Катарина перевела взгляд на человека, сидящего на полу рядом с ее лежанкой.

- Нет-нет, не двигайся! Полежи еще немного! – садовник Сухарто произносил слова громко и отчетливо. Или это ей казались все звуки такими оглушительными?

- Где я?

- Ты в моем доме, если можно назвать так эту конуру...

- А... этот... – у Катарины не поворачивался язык произнести имя Дика.

- Я его оглушил сзади.

- А как ты попал в наш дом? – удивилась она.

- У вас что-то упало... Я услышал грохот и решил заглянуть... Показалось странным, что входная дверь не на запоре, поэтому подумал, что нужна помощь... Зашел, смотрю – ваза с цветами разбилась... Ты лежала на кровати, а Дик... Он навалился на тебя... Короче, я его сзади...

- Что теперь нам делать?

- Меня в любом случае утром убьют, я – раб.

- Пожалуй, меня не убьют, но в рабство загонят, это уж точно...

- Послушай меня, Катарина... И принимай решение. Я хочу бежать. И побег готовил уже давно... Есть человек, который перевезет в лодке на другой остров. Тебе оставаться в моем доме очень опасно, впрочем, как и в Батавии... А за пределами крепости еще рискованнее: ты – белая...

- Что же делать? Я не могу оставить Альберта! Он совсем плох...

- Подумай о себе! Он жалел тебя, когда проигрывал в карты?

- Подожди... А откуда ты знаешь про карты?

- Да он же так громко говорил...

«Не может быть! – подумала Катарина. – Домик Сухарто не так близко... Неужели подглядывал?» Вслух же она произнесла:

- Хорошо... Думаю, что мне нужно отсюда уехать. А смогу ли я вернуться с того острова на родину?

- Конечно! Правда, придется долго ждать корабль...

- У меня есть деньги! И – драгоценности... – Она вспомнила про жемчужное ожерелье, и к горлу подступил ком.

- Нет-нет! – прервал ее Сухарто, - сейчас не нужно так рисковать. Дик может очнуться в любую минуту... Да и здесь задерживаться тоже нежелательно. Я немного подкопил, и моих денег хватит на то, чтобы заплатить перевозчику. Если ты приняла решение, пойдем!

Она сделала попытку приподняться и вдруг увидела, что лежит в разодранной на груди ночной сорочке. Поэтому-то Сухарто и прикрыл ее какой-то накидкой.

- Мне нужно одеться...

- Вот, я захватил... – он подал ей длинное темно-бордовое бархатное платье с корсажем, надо же, то самое, в котором она приехала в Батавию, и летние закрытые туфли.

- Мое любимое! – обрадовалась она. – Но оно такое тяжелое...

Катарина с трудом натянула на себя платье – в руках и ногах оставалась слабость, а по телу бежал мелкий озноб.

Как же это она не замечала в глубине сада его домик? А впрочем, прогуливаясь среди аллей, разве можно обратить внимание на такую маленькую, почти незаметную постройку вроде шалаша?

Они вышли за ворота. Сухарто шел медленно, «прижимаясь» к темным строениям и обходя стороной дома, в которых горел хоть маленький, но огонек. В таком случае лучше перестраховаться, чем угодить в крепкие лапы военного патруля. Видимо, удача была на их стороне: никого не встретили на пути.

Вскоре послышался шум волн, набегавших на пологий берег. И она шагнула на кромку песка, ей показалось, что уже пришли. Но Сухарто произнес тихо-тихо, словно боясь заглушить рокот океана:

- Нам не сюда!

А как хотелось уже сидеть в лодке, расслабив ноги. Вот что значит не привыкла к столь длинным пешим прогулкам! Дорога до центральной площади Батавии и обратно была в несколько раз короче.

Они прошли еще немного вдоль берега, но не приближаясь к нему, и. когда показались деревенские хижины, Сухарто остановился и прислушался. Звенели цикады, справа шумел океан, разбиваясь о каменную скалу, а слева начинался лес из вечнозеленых раскидистых деревьев, которые на фоне темного неба казались неуклюжими великанами со сгорбленными спинами. Деревья шелестели густой листвой, усыпавшей длинные корявые ветки, словно размахивая руками и отпугивая от себя незваных гостей.

- Что-то здесь страшно, - прошептала Катарина. И как бы в подтверждение тревожного фона ночи где-то совсем рядом резко вскрикнула сова: «Ух-ху-ху-у-у-у!» Сухарто поднес ладони к губам и выкрикнул похожие звуки. «Сова» отозвалась.

- Идем, нас ждут. – Он подхватил ее под руку возле небольшой канавки, которую она не заметила. – Нам сюда.

Обогнув скалу, они вышли к берегу. И она увидела возле воды темную фигуру туземца. Да он был не один!

- Катарина, не пугайся, это – друзья, – шепот Сухарто немного успокоил ее.

Как гудели ноги! Сколько же миль они прошли? Видимо, много, если время в пути казалось ей вечностью.

Над океаном занималась заря. На самом краешке горизонта из-под толщи воды начинало выползать ленивое заспанное солнце. Туземец молчал, он лишь сложил ладони лодочкой для приветствия, а потом помахал рукой, показывая в сторону маленькой бухты.

- Он немой, - произнес Сухарто, - так что никогда не сможет рассказать, кого перевозил на лодке. Не бойся!

Она почти висела на его руке от усталости, но еще больше – от резкой перемены направления своей линии судьбы. Это случилось впервые, и потому неизвестность будущего пугала. Она чувствовала, что расстается с чем-то навсегда, и эта потеря неизбежна, против нее нет никакого средства так же, как нет средства от мурашей и ящериц.



Стелла Странник

Отредактировано: 05.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться