Жизнь души после смерти тела. Журнальная версия

5.1 Первые минуты после смерти тела

Андрей Фальков. Жизнь души после смерти тела. Журнальный вариант.

Начнем с самых первых секунд встречи развитой души с тем, что тибетские источники называют «светом истины». Это «опознание света» и осознание процесса разделения души и тела возможно только у очень развитых личностей. Таков опыт положительного восприятия клинической смерти, произошедший с православным священником, попавшим в автомобильную катастрофу. Остановка сердца у него случилась в результате острой кровопотери, а не в результате сотрясения мозга, что дало возможность все время находиться в полном сознании. Впоследствии он говорил, что это сам Бог дал ему такую возможность и горячо благодарен ему за случившееся.

«Когда меня положили в скорую, силы мои были на исходе. Я чувствовал, что задыхаюсь, и что сердце бьется все слабее. Я не мог дышать. Едва смог вдохнуть раз, другой, а потом вдруг выдохнул душу. Так и помолился, «прими Господи душу раба Твоя».

Увидел вокруг серебристое сияние, как радуга, по краям ярче, в середине темнее. Как вспышка, теплая и мягкая. А потом в груди все сжалось и сердце остановилось, и душа на простор вылетела. Видел все вокруг черно-белым, и яркий свет сверху, и душа полетела-полетела к этому свету. Лечу к нему, а это сам Христос стоит и меня встречает. Хотел ему в ноги поклониться, а ног-то и нету. Ничего нету, одна душа к Христу летит. А Он как на иконе, весь светлый-светлый, и блаженством от Него веет. И книга в руке, и Он мне ее показывает, и понимаю я, что в ней вся жизнь моя записана. Только Он ее не открывает, а укоризненно так на меня смотрит и головой качает, мол, рано ты чад своих духовных оставил. А я все к Нему лечу. Тут Он коснулся меня и толкнул, так толкнул, что Сила из Него вышла. И я обратно полетел. Очнулся, а тут уж врачи тело мое бренное терзают.»

Из личных архивов автора. 2016 г.

 

Следует обратить внимание на то, что священник сначала увидел сияние, затем полетел к свету, и затем увидел свет и в нем Иисуса, в которого искренне верил. Светлое сияние для него оформилось в личность любимого Учителя. Именно так и воспринимается «второй свет истины», или «свет осознания реальности». Этот второй свет на самом деле имперсонален, не имеет никакой личности и формы, это просто свет. Вид личности ему придает собственное сознание и вера души, сознание самого умирающего формирует зрительный образ того, кто встречает его за гранью.

Приведем еще один пример:

«Далее я помню, как смотрел вниз на свое тело в блоке интенсивной терапии. Я не знаю, как попал туда, но там уже занимались мною. Там находились молоденький доктор в белом халате, две медсестры и черный парень в белой форме, который в основном и занимался мною. Он надавливал мне на грудь, а кто-то еще дышал в меня, и они кричали: «сделай то и сделай это!» Позже я узнал, что этот черный парень был медбратом в отделении. Прежде я не видел его. Я помню даже его черный галстук-бабочку.

Далее я помню, как уходил через темный коридор и не задевал ни одной стенки. Я оказался в чистом поле и пошел по направлению к длинной белой стене. Она имела три ступени, ведущие вверх к проему в стене. На площадке около ступеней сидел человек, одетый в белую мантию, поражавшую великолепием и сиянием. Его лицо также излучало яркий свет. Он читал большую книгу. Как только я приблизился к нему, то почувствовал высокое благоговение и спросил его: «Ты ли Иисус?» Он ответил: «Нет, я не Иисус. Ты увидишь Иисуса и тех, кого желаешь видеть, за этой дверью.»

М.Роолингз, «За порогом смерти», Чаттануги, США, 1979

Бесплатное скачивание полного текста доступно https://falkov-book.ru/kniga-8/

Люди, которые не верят в Бога, но сумели накопить достаточно энергии, также видят свет. Свет этот может быть обезличенным, просто светлым пятном, а может сразу оформиться в личность, ту личность, которую человек при жизни избрал своим покровителем. Но, в любом случае, любовь к этому свету, его приятие есть гарантия избавления от дальнейших страданий.

 «Я знал, что умираю и уже ничего не могу сделать, потому что никто не мог услышать меня… Я был вне своего тела, в этом не было никаких сомнений, я мог видеть его здесь, на операционном столе. Моя душа вышла! Вначале все это было очень тяжело, но затем я увидел очень яркий свет. Казалось, что сначала он был немного тусклым, но затем стал мощным сиянием. Просто множество света, ничего, кроме ярчайшего, сверкающего света. И тепло от него передавалось мне: я чувствовал душевную теплоту.

Свет был ярким, желтовато-белым, и больше белым. И необычайная яркость: он покрывал все и, однако, не мешал мне видеть все вокруг: операционную, врачей и сестер, все. Я отчетливо мог видеть, и он не слепил. Сначала, когда возник свет, я не совсем понимал, что происходит. Но потом он спросил меня, как бы задал мне вопрос, — готов ли я умереть? Было так, будто говоришь с кем-то, но не видишь с кем. Свет говорил со мной, этот голос принадлежал именно ему. Теперь я думаю, что голос, говоривший со мной, действительно понимал, что я не готов умереть. Видите ли, для меня это была своего рода проверка, самая замечательная за всю мою жизнь. Я чувствовал себя по-настоящему хорошо — в безопасности и окруженным любовью. Любовь, исходящая от него — это что-то невообразимое, неописуемое. С ним было так легко. И, кроме того, у него было даже чувство юмора… Определенно было!»

Р.Моуди, «Жизнь после жизни», 1976



Андрей

Отредактировано: 12.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться