Жизнь - игра

Размер шрифта: - +

Глава 5

Застонав, я приоткрыла глаза и тряхнула головой, пытаясь прийти в себя. Перед глазами стоял туман. Откуда-то доносился возмущенный женский голос.

– И почему сразу мне ее надо было привозить? Почему всегда мне достается роль няни? Как можно пойти против воли Атарана? Такими темпами ты меня скоро в могилу загонишь, Артур!

– Артур? – только и смогла прошептать я, вновь отключаясь.

Когда вновь пришла в себя, голову ломило от боли, а тело сотрясала мелкая дрожь. Открыла глаза, приподняв вмиг потяжелевшую голову и оглядевшись, поняла, что нахожусь в каком-то доме, лежа на постели. Кто-то заботливо укутал меня по самый нос теплым одеялом. И это радовало. И только через секунду до меня дошло: где я?! Шок оказался настолько сильным, что я даже не сразу заметила вошедшую женщину.

– Очнулась, наконец-то. Я уж подумала, что ты уже в загробном мире. Хоть на одну проблему в моей жизни было бы меньше.

Я подняла голову и замерла. Высокая, статная, в изысканном платье темно-зеленого цвета женщина пожилого возраста присела на краешек постели и покинула меня холодным взглядом черных глаз. Шикарные седые волосы были собраны в пучок.

– Меня зовут Иннария. Я твоя нянюшка. Буду оберегать тебя, как собственного дитя. Ты рада? – с иронией продолжала говорить женщина, все так же пристально глядя в мои глаза.

Я пожала плечами, ничего не понимая. Женщина покачала головой и спросила уже серьезно:

– Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит?

Я отрицательно покачала головой.

– Ты еще и немая? О, боги! За что мне это наказание? Мне нужен отпуск! Срочно!

Сделав глубокий вдох, осмелилась задать один единственный вопрос, терзающий мою душу.

– А где Артур?

Женщина рассмеялась.

– Артур? Он позволил какой-то оборванке называть его так? Мальчик точно нездоров.

– Меня сегодня должны были казнить, а он спас меня… – прошептала, желая защитить своего спасителя.

Иннария удивила меня. Я ожидала вновь насмешек, а она лишь улыбнулась.

– Славный мальчик. Не такой, как его отец. Добрый…

Внезапно нахмурившись, Иннария встала и странно посмотрела на меня.

– Ох, Артур, что же за игру ты затеял?

Выпутавшись из одеяла, обнаружила на себе просторную рубаху. Тут же появилось странное предположение.

– Одежда… Это… Он…

– Да, Артур надел. Не подпустил к тебе. Впервые вижу его таким. Хотя меня это уже не удивляет.

С трудом поднявшись с постели, пошла вслед за Иннарией. Очутившись на кухне, присела на стул и потерла виски.

– Почему он никого больше не спас? Почему выбор Артура пал на меня? Я… – передернув плечами, замолчала, сразу же вспомнив кошмар, произошедший недавно.

– Понял, что ты отличаешься от тех безвольных кукол.

– А кто я? Почему ни он, ни вы не хотите рассказать мне правду?

Иннария ничего не сказала и молча поставила на стол тарелку с чем-то непонятным. Запах, исходящий от еды, вскружил голову, и я, как зверь, набросилась на похлебку, не дождавшись ответов на свои вопросы.

– Вы презираете меня? – прошептала, посмотрев на задумчивое лицо женщины.

– Нет. И хватит задавать мне вопросы. Я уже устала от тебя за эти несколько минут, – Иннария грустно вздохнула.

Я тихонько всхлипнула, вспоминая жестокие взгляды драконов и казненных. Все пленники казались такими родными…

– Они сломали тебя.

Это был не вопрос. Я с безразличием посмотрела на Иннарию.

– Они убили их! Ни за что! Мы были детьми, когда оказались в этой проклятой темнице. Они издевались над нами, как могли! Ненавижу…

Иннария поджала губы.

– Прошу, объясните, что происходит! Я ничего не понимаю.

– Когда двадцать лет назад убили младшую принцессу Темных, Артур дал мне обещание, что в один прекрасный день постарается спасти хоть одну пленницу.

– Зачем вы мне это говорите? – Я ничего не понимала. Что и неудивительно.

– Та девочка была его первой любовью с первого взгляда, хоть он и был еще ребенком. К сожалению, кроме родителей и старшей сестры никто не знал ее имени. Только с каждым годом я теряла мальчика, которого воспитывала, как собственного сына. Холодный, жестокий, ломающий судьбы многих девушек. Он забыл про свое обещание, спокойно смотрел на казни, не пытаясь никого спасти…

Я не шевилась, боясь не услышать продолжения, и вслушивалась в каждое сказанное слово.

– Однако на этой неделе его как подменили, – продолжала она. – Артур, предчувствуя что-то страшное, приехал ко мне и сказал, что должен спасти ее. Только кого? Он так и не смог объяснить. Только и сказал, что если не спасет, то потеряет смысл жить дальше. Когда же он вошел, держа тебя на руках, я не узнала Артура. Он вновь стал собой. Его глаза так и искрились от счастья...

Иннария внимательно посмотрела на меня.

– Я тоже ничего не понимаю, Эннариэль. Артур сегодня толком ничего не рассказал мне. Только дал указания: беречь тебя и научить всему, что может тебе пригодиться.

Я тяжело вздохнула и тут же почувствовала острую боль в области живота.

– Только не это! – обреченно воскликнула Иннария, подбегая ко мне.

Ее руки при коснулись к моему животу. Несколько минут ничего не происходило, пока через несколько секунд от теплых рук не заструилось тепло, проникающее в каждую клеточку.

Когда боль утихла, Иннария дала мне какой-то напиток и села на соседний стул, нервно поправляя выбившуюся седую прядь.

– Сколько проблем же с тобой…

– Простите, – вздохнула и уставилась на темно-зеленую жидкость в деревянной кружке.



Елизавета Чельта

Отредактировано: 21.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться