Жизнь на осколки

Глава 6

Глава 6

 

Я не хотела вырываться из сна, пыталась не думать о том, что произошло, прогоняла мысли прочь, а они возвращались.

− Как теперь жить? Мое сердце не смогли убить на Альваре, а сейчас оно само умирало. Я потеряла все самое дорогое, что было в моей жизни. Я осталась одна. Одна во вселенной.

В полусонном сознании услышала в комнате шаги Рея. Он подошел к кровати, присел рядом, и пристально смотрел на меня. Я ощущала его взгляд, но смотреть на него не могла. В горле першило, взгляд не хотел фокусироваться на предметах.

− Кьера, девочка моя, все будет хорошо. Я обещаю, − голос Рея был мягкий и обеспокоенный.

− Оставь меня одну, прошу, − я не хотела никого видеть в тот момент, хотела побыть наедине с собой.

− Кьера..., − пытался еще что-то сказать Рей.

− Я хочу побыть одна, − на глаза снова наворачивались слезы.

− Хорошо, я позже зайду, − сдавшись, Рей вышел из комнаты, наконец оставив меня одну.

Я долго лежала, устремив взгляд в пустую стену, слезы лились по щекам. Как же мне было плохо… было все равно где я, и что со мной дальше будет. Меня пугала мысль о том, что больше не увижу родителей, от этого мое сердце замирало.

Через какое-то время, услышала, как вернулся Рей.

− Поешь. Тебе нужны силы, − поставил поднос с едой и ушел.

Я промолчала, даже не взглянула в его сторону. Есть не хотелось совсем, и к еде я не притронулась.

Так и пролежала весь день в кровати, не вставая. Плакала, успокаивалась ненадолго, и снова заливалась слезами, и так по кругу. К ночи усталость склонила меня, и обессилев от рыданий, все-таки уснула.

Проснулась ночью от своего же крика. Во сне меня мучал кошмар. Я бежала, а за мной гналось страшное чудовище. Оно схватило меня, я хотела вырваться, но не могла. Папа пытался меня защитить, и чудовище его убило прямо у меня на глазах.

Проснулась в холодном поту. Ужас меня накрыл. Я не могла унять дрожь в теле.

Видимо, мой крик услышал Рей. Он вбежал в комнату, подлетел ко мне, стал что-то нежно говорить. Я не разбирала его слов. Прилег на кровать, и крепко прижался ко мне, целовал плечи, волосы − хотел мне помочь, пытался заглушить боль в моем сердце, но эту боль он не мог забрать, никто не мог, ни Маг, ни Демон… Он убаюкивал меня, не выпуская из объятий, и я снова уснула.

Утром Рей принес кофе, заставил его выпить. От кофе стало немного легче.

− Где ванная комната? – спросила я, и он тут же проводил меня к одной из двери.

Включив теплую воду, я стояла под струей душа и долго плакала. Слезы текли по моему лицу и их смывала вода. Если бы она смогла смыть еще и боль, которая была причиной этих слез.

Проходя мимо зеркала, заметила в нем девушку с бледным лицом и опухшими от слез глазами. Но мне было все равно, как я выглядела. Осмотрела рану в груди. Она практически затянулась, остался маленький, еле заметный шрамик. Я могу исцелить тело, но не душу.

Закутавшись в полотенце, вышла из ванной, и направилась к кровати. Рей стоял у окна. Увидев меня, подошел ближе, провел ладонью по моей щеке. Я отстранилась, и не снимая полотенце, залезла под одеяло, укутавшись в него с головой.

Рей еще некоторое время стоял у кровати, а потом вышел и возвратился уже с подносом. Он заставил меня поесть немного. Вкус еды я не ощутила. Подошла к окну, увидела на улице снег, но сейчас он мне не казался таким красивым, как раньше, а наоборот − холодным, ледяным, как и мое сердце в тот момент.

Я смотрела в окно, а перед глазами проносилось прошлое… прошлое, в котором были мои родители и их счастливая малышка:

«Маленькая девочка сидит у папы на коленках, и он читает ей сказку. Дослушав до конца, она просит еще одну, еще. А папа не может отказать своей принцессе. Он никогда ни в чем ей не оказывал. Любил ее всей душой, как и ее маму. А сейчас его нет рядом… И мамы нет. И больше не будет маминых объятий и папиных сказок. А жить без них девочка не сможет».

И губы сами прошептали вслух:

− Лучше б меня убили.

Рей, стоявший рядом, резко развернул меня к себе, и испуганным голосом произнес:

− Нет! Я этого не позволю! Никогда! Слышишь? Ты будешь жить! − и крепко, до боли, прижал к себе.

− Почему ты так обо мне заботишься? – я пыталась высвободиться из его рук.

− Я люблю тебя, Кьера! Люблю, больше жизни, – не отпуская меня из объятий, произнес он.

У меня на глаза снова навернулись слезы. Значение его слов было для меня таким невероятным. Они не заглушили боль в сердце, они не вернули жизнь моим родителям, но они вернули мне желание жить.

 

 

 



Ама Рей

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться