Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 47

Жирный, пахнущий дымом и мусором, голубь удивленно таращился на человека, повисшего на жестяном языке карниза. На одной руке. Вторая держала черный рюкзак.

Птица жила достаточно, чтобы знать – люди с этой стороны окна появляются редко. Чаще они поднимаются в скрипящих клетях, иногда вылетают, чтобы с хрустом удариться о бесплодную твердь асфальта.

Но так.

Так, сосредоточенно, изучая теряющуюся в темноте крышу примыкающей постройки, располагаются на карнизе птицы. Или кошки. Последних голубь не любил.

Странный человек забросил рюкзак на спину. Отпустил руку, чтобы мягко приземлиться на четвереньки. Отряхнуться по-собачьи и исчезнуть.

Минут через десять один из просматривавшихся в темноте комнаты силуэтов застонал. Сел, сдавливая ладонями ухающие промышленными молотами виски. Осмотрел поле битвы с разодранной тушей дивана. Сплюнул красным на усыпанный стеклянной крошкой пол.

– Ушел, падла.

Ухо оборотня уловило дыхание еще двоих.

Живы. Хорошо.

Чужой запах вел к окну. Но чутье подсказывало: караулившие внизу ребята тоже остались с носом.

 

Киен остановился лишь через десять кварталов.

Нашли. Столько времени город не обращал на него внимания и именно сегодня, когда он передал Глебу меч…

Он оскалился, чувствуя, как внутри поднимается волна. Алая, словно человеческая кровь. И замирает, остановленная коротким именем.

Телефон Зои молчал. Абонент находился где-то, откуда нельзя было сказать привычное: «Привет, как дела?». Поинтересоваться, как прошел день, или пожелать спокойной ночи.

Возможно, спит. Она говорила, что сегодня много работы.

Но он должен убедиться.

Бросив все же сообщение Глебу, Киен поднял руку, останавливая охочего подзаработать частника.

 

С неописуемым приличными словами удивлением начальник Первого отдела смотрел в нишу, куда недавно собственноручно поместил ключ к своему будущему. Ниша была пуста.

Он расслабил челюсть, лишь почувствовав во рту соленый привкус. Провел пальцами по отозвавшейся болью губе. Слизнул кровь и прижал ладонь к покрытой вязью охранных символов поверхности ниши.

Ничего.

Дрожащий от оглушающей ярости кулак впечатался в дерево.

Как?!

Вечер тонул в приятной неге: ужин в любимом ресторане, бокал коньяка и Casta Diva божественной Марии Каллас. Глеб улыбнулся, вспоминая, как оформлял выездную визу, лишь чтоб услышать ее Норму. Жаль, очень жаль. Такой талант стоило сохранить.

И когда он...

Сегодня Глеб позволил себе мечтать о будущем.

Неплохо для байстрюка. Жаль, батюшка покойный не увидит. Впрочем, как бы ему? Дар Глеб получил от матери.

Банальная до оскомины история. Тайный роман второсортной балерины с женатым дворянином. Внебрачный ребенок, вытянувший из неинициированной ведьмы силу и красоту. Жизнь в нищете. Правдами и неправдами полученная стипендия в Императорском училище. Знакомство с отцом и его брезгливое: "Пшел вон!"

Впрочем, за гнев, запустивший инициацию, Глеб был мерзавцу даже благодарен. Секретарь у папаши оказался не из простых и мигом пристроил молодого колдуна куда следует.

Странно вспоминать. А впрочем...

Эндшпиль.

Партию разбило сообщение.

Меня приехали поймать. Зоя недоступна.

Коньяк полувековой выдержки остался на ковре пряно пахнущей лужей.

Он перечитывал эти жалкие пять слов, отказываясь верить.

Принимать. Поражение?

Нет!

Ни в коем случае. Этот идиот наверняка где-то наследил. Неудивительно.

Как не удивляет то, что Киена быстро связали с Зоей – в конце концов, Глеб сам позаботился о подобном сценарии.

Фигуры, безусловно, важные.

До сегодняшнего дня.

Он откинулся на спинку кресла, чтобы мгновение спустя поспешно встать.

Сделать семь быстрых шагов и открыть тайник.

Пустой.

Боль в сбитой до крови руке отрезвила.

Глеб лизнул саднящие костяшки, силой возвращая коже нетронутый вид. Прижал ладонь к ящику стола, снимая защитное плетение. Сунул в карман брюк потрепанный шнурок, и, подхватив старый планшет, вышел в коридор.

Десять минут до его официальной, числящейся во всех документах квартиры показались вечностью.

Он проверил телефон и рабочую почту.

Изучил сводки за последние часы – ничего особенного.

На всякий случай бросил сообщение Зое – романтические глупости, но она не ответила.

Что ж, ладьей придется пожертвовать. Слона придержать.

И, похоже, пора играть ферзем.

Партия продолжается.

Пришлось отъехать на пару кварталов, остановиться на стоянке супермаркета и только тогда вставить аккумулятор в зарегистрированный на подставное лицо телефон.

Гул в динамиках подсказал, что до места назначения влюбленный идиот еще не доехал.

– Возвращайся.

– Она не отвечает. Я буду ехать.

– Если ты дашь себя поймать, – спокойно, хотя кто бы знал, чего ему это стоило, произнес Глеб, – ей будет хуже. Это моя женщина. Я разберусь.

Трубка ответила сердитым молчанием.

– Я буду ждать тебя на метро Белокаменная. Когда приедешь?

В динамике послышались голоса. Глеб постукивал полированным ногтем по кожаной оплетке руля. Как только он получит меч, лично избавится от этого недоразумения.

Увы, пока Киен нужен.

– Тридцать минут.

– Хорошо, – он бросил взгляд на золотые стрелки швейцарских часов. – Встретимся посреди платформы. И когда закончим говорить, выбрось телефон. За тобой уже следят.

А этот засранец просто положил трубку!

Глеб скрипнул идеальными зубами, но остановил волну за мгновение до того, как начала ветшать черная кожа под пальцами. Начальник Первого отдела методично отключил телефон, извлек сим карту и несколько мгновений спустя вытянул в окно руку, позволяя ветру слизать с ладони серую труху.



Софья Подольская

Отредактировано: 15.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться