Жизнь не повод для женитьбы

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

Глава 3

 

В тихом омуте… мамо рОдная, вызывайте Ведьмака!

Сэт

 

Тонкие женские пальчики с аккуратными ноготкампи перебирали гриву, превращая ее из аккуратной прически в… гриву, в принципе, и превращали. Похоже, можно попрощаться со всеми стараниями старшей леди Аттвуд. Но что не сделаешь ради того, чтоб не видеть снова это выражение ее лица.

Быть забавной игрушкой не сложно, тем более когда тебе и самому это не претит. В том, чтобы даже в нынешнем моём состоянии вызывать на женском лице улыбку… было какое-то своё, извращенное удовольствие. А уж тем более когда это улыбка небезразличного тебе человека.

Химера… нестабильная боевая химера. Как вообще можно испытывать привязанность к чему-то… такому? Да ладно, испытывать симпатию, но на полном серьезе рассматривать как любимого человека?! Маленькая прихоть, наивность, мимолетное увлечение… да просто банальное детское «хочу», просто потому что это не дают! Мы многое пережили вместе, так что не удивительно что малышка так ко мне привязалась.

Попытка оттолкнуть ее как можно грубее… не вышла. Николь не разочаровалась во мне и своих чувствах, да она даже банально на меня не обиделась! Как так-то!? Я вёл и веду себя как настоящий… как настоящий подлец, обманывая, играя на её чувствах, доводя до слез и эмоциональной нестабильности. Пока я не начал эти свои игры — я ни разу не видел на ее лице такой боли.

А потому оставалось только покорно отдать на растерзание свою гриву, благо к шее девочка быстро охладела. И как после всего себя с ней вести? Вернуть все на круги своя или попробовать новую линию поведения? Грубость… я и сам ее долго не вынесу, разговаривать так со своей спасительницей, как минимум, претит моему чувству справедливости, не говоря уже об остальных. Игнорирование — уже не помогло и только подогревает ее интерес. А может, напротив стать гипер-заботливым и прилипчивым? И тогда, получив что так хотела, малышка быстро наиграется?

— Сэт? — отвлекла меня от раздумий Николь, слегка оттягивая и разминая кончик моего уха, — А если у Валенсии есть сын, то значит должен быть муж?

— Он у неё был, — кивнул я, отбирая у юной садистски ухо. Не то чтоб это больно, даже в какой-то мере слишком приятно, но мелкой лучше об этом не знать, затискает, — Но брак этот был сугубо политическим, а новая семья терпела мою сестру только из за меня.

— Ты им угрожал? — не поняла моя  некромантка-недоучка.

— Нет, просто одного моего существования и гипотетических способностей им было достаточно, чтобы Валенсию и пальцем не трогать. Тем более, что они частенько обращались ко мне в обход церкви, на правах родни, так что и компромата у меня было достаточно. — не стал юлить или скрывать правду я. Из розового кокона девочку уже вытянули, но наивное детское сердце так и норовит забыть об ужасах этого мира. С другой стороны… именно ее детская вера и непосредственность так цепляла и заставляла сердце петь, а самого улыбаться глупой улыбкой. Она была так не похожа на женщин Великой Грандии. Да даже на женщин ее страны она мало чем походила! Малышку не воспитывали как «будущую жену», не навязывали «женские обязанности» да и… точно! Ее тренировали и воспитывали так, будто она ничем не отличалась от мужчины или не имела определенного социального статуса, только вот видимо Великий Некромант все же не смог пересилить собственные отцовские чувства и дочку слегка… избаловал. Хочешь куклу — бери, хочешь заниматься некромантией — пожалуйста, интересно, а что будет если она попросит власть над миром?

Ладно, это все праздные мысли… и судя по лицу Николь сейчас последует очередная возмущённо-вопросительная тиррада.

— А почему она вообще за таким то муд… мужем оказалась? Как ты вообще это позволил? — гневно надула губки девочка, смотря на меня с укоризной.

— Да потому что повторил ошибку твоего отца, — букркнул я, отводя взгляд, — Не смог отказать одной наивной, глупой, доверчивой и… влюблённой девчонке.

— Эм… — задумалась Николь.

— К ней тогда сватался один паладин. Хоть он и был человеком церкви, зато понимал ценность и нашей крови, и нашей магии. Намерения у него тоже были самые что ни на есть серьезные, хотя от паладинов другого ждать и не стоит — они если и дают клятву, то на всю жизнь и не приемлют разводов. — грустно вздохнул я, вспоминая, — А сестра… Валенсия встретила на рынке этого барончика, выходца из торговцев. Уже одного этого было достаточно, чтоб понять: от торгаша никогда хорошего не жди! Но как же! Великая шестнадцатилетняя любовь! Истерики устраивала, плакала, просила меня не лишать ее счастья. А я, глупец, повелся на женские слёзы. С одной стороны, сестрёнку жаль… с другой, я ее об этом предупреждал. Что как только выгода пропадёт, ее выставят на порог без гроша. Похоже, они даже фамилию мужа ребёнку не оставили.

— Бедняжка, — тяжело вздохнула Николь, — Но ты точно не такой, как он. — немного подумав, выдала нахалка. — Так что не смей мне тут сравнивать! — она задорно улыбнулась и вдруг… быстро соприкоснулась со мной губами. Хм… а это что-то новенькое.

 

От 05.02 (заменил кусочек)

 

Николь

 

— Ну, раз твоя сестра пока занимается с ребёнком… чем займёмся? — пьянея от собственной шалости, заинтересованно заглянула в чёрные провалы глаз. Хотя последнее время они уже не казались мне такими уж «бездонными». Если приглядеться, можно было отчётливо увидеть очертания и радужки и зрачка, которые на свету отличались оттенками.



Carbon

Отредактировано: 15.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться