Жизнь одна

Размер шрифта: - +

Подружки

Подружки.

Не скрывая ничего друг от друга, подружки делились и первыми серьезными чувствами. Бывало, они испытывали симпатию к одним и тем же мальчикам, но всегда ставили свою дружбу на первое место. Какими бы красивыми, обаятельными и веселыми не казались им подростки, девочки заключили соглашение: «никто не встанет между нами и не разрушит нашу дружбу!» Одноклассники и дворовые друзья смеялись над их наивностью. «Как только подвернется тот, кто всерьез понравится обеим, вы сразу рассоритесь». На что девчушки только усмехались и обменивались своими фирменными секретными знаками. Своего соглашения Алиса и Алеся не нарушили ни разу. Они не считали себя соперницами, воспринимая как единое целое. «Мы больше, чем сестры, и это никогда не изменится». Для четырнадцатилетних мечтательниц это было чем-то вроде нерушимой клятвы.

К пятнадцати годам Алиса испытала уже не одну влюбленность. Насколько быстро она влюблялась, настолько же скоро остывала. Девочка достаточно живо раскусывала предмет своих недолгих воздыханий. «Этот раздает комплименты, рассказывает какая я умная и красивая, а сам стреляет глазками направо и налево. Другой – слишком скромный, боится меня даже за руку взять. И зануда к тому же! Ни улыбнуться, ни анекдот рассказать». Несмотря на молодость и импульсивность, Алиса была настроена исключительно на серьезные отношения. Примером таких отношений были родители, поддерживающие друг друга вот уже двадцать лет.

- Выйду замуж раз и навсегда. Никакого развода! – рассуждала она в комнате Алеси.

- А если муж, не дай Бог, умрет, как мой папа? – осторожно поинтересовалась Алеся.

- Буду жить одна, с детьми. И стараться быть для них и отцом и матерью.

- Ты такая смешная сейчас, – улыбнулась Алеся. Она открывала для себя новую Алису, ту, о которой не знала сама Алиса.

- Почему это? – не поняла подружка. Что во мне такого смешного?

- Рассуждаешь. Серьезная. Даже морщинки на лбу появились. Из нас двоих серьезной всегда была я.

Алиса на самом деле выглядела забавно. С двумя хвостиками, один выше другого, как у Пеппи, рот перемазан шоколадом. Неврологи не обещали полного излечения от сдвг, но с возрастом недоразвитые отделы мозга, отвечающие за эмоциональную сферу, самоконтроль и внимание, должны были компенсироваться при условии постоянного наблюдения и работы над собой. И у девочки все чаще появлялись глубокие мысли и проскакивали философские рассуждения о жизни и о будущем.

- Надо когда-то начинать.

Алиса представила себя серьезной, с морщинками на лбу и фыркнула.

– Смешная, говоришь? Так смешная или серьезная? – Девочка подошла к подружке и, смеясь, повалила на диван.

- Ну вот, узнаю свою Алиску – хохотушку! Никто меня так не смешит, как ты, - Алеся хохоча, щекотала Алису.

- Для этого и нужны друзья. Вместе плачем, вместе смеемся. Только давай договоримся - больше не плачем и не грустим, только смеемся и веселимся. Жизнь одна, чтобы тратить ее на грустные мысли. А теперь – петь и танцевать!

Подружки включили стереосистему и начали дурачиться. Алиса выделывала смешные па и строила рожицы, Алеся покатывалась со смеху. Обеим хотелось продлить детство. Но они понимали – взрослая жизнь не за горами. Через три года – выпускной, ЕГЭ, поступление в институт, потом работа, семья, дети.



Таша Брагина

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться