Жизнь одна

Размер шрифта: - +

Ася

Ася.

«Я любила его, а он меня обманул. Пользовался мной. За что? Я все готова была отдать за внимание и нежность. Я никому не нужна».

 

- Давление выросло. Тахикардия. Кислород!

- Нашли родителей?

- Только мать. Она заявила о пропаже дочери шестнадцати лет. Приметы совпадают. Скоро будет здесь.

 

Алеся.

- Где вы встречаетесь?

- На квартире его друга.

Алиса нахмурилась.

- Почему он не приводит тебя к себе? Вы уже месяц знакомы! Тебе это не кажется подозрительным? А если он женат? Почему же он не знакомит тебя с родителями и друзьями?

- Он просто не хочет меня ни с кем делить.

- Мне это совсем не нравится. По-моему, он просто пользуется тобой. Ты же не глупая. Почему ты веришь его отговоркам? Он не приводит тебя к себе, ни с кем не знакомит, вы встречаетесь в чьей-то чужой квартире. Ты бежишь по первому зову, как собачка. А когда ты звонишь ему, у него всегда находятся какие-то дела. Да он просто скрывает тебя от всех. Либо он женат, либо у него нет намерений строить с тобой долгих отношений. И не похоже, чтобы он горел желанием жениться.

- У тебя такой большой опыт? – огрызнулась Алеся. – Насколько я знаю, у тебя еще не было серьезных отношений и несерьезных тоже! – В ее голосе слышались агрессивные нотки. – Тебя в парнях вообще ничего не устраивает, то не так, это не этак. Будешь долго выбирать – одна останешься!

Подруги еще никогда не общались в таком тоне. Алеся защищалась, втайне признавая правоту Алисы, но верить ей хотелось только в хорошее – в настоящую любовь и искренность. Она чувствовала смятение и неуверенность. А еще – что отдаляется от подруги. И пока не разобралась, что тяжелее: признать правоту Алисы и отказаться от Артема или верить в сказку, закрывая глаза на очевидное, и, возможно, потерять подругу.

-Да лучше одной быть, чем унижаться, как ты. Он тебе хоть раз говорил, что любит? – наседала Алиса. – По-моему, ты сама не веришь в то, что говоришь.

промолчала, опустив голову.

- Как знаешь, я хотела только предупредить. – Алису задели слова подруги, она еле сдерживалась, чтобы не расплакаться. Про себя девушка подумала: «Надеюсь, ты не разочаруешься».

 

Ася.

«Я исчезаю. Руки растворяются, тают в пустоте. За ними – ноги, тело, голова. Меня стирают, как ластиком. От меня ничего не остается. Меня нет. Пустота».

 

 

- Остановка сердца! Адреналин, быстро!

Врачи несколько минут боролись за жизнь девушки. Сердечный ритм удалось восстановить, но надежды на выздоровление и на то, что она придет в себя, таяли с каждым днем. Об этом и сообщили матери.

- Анализ крови показал наличие героина в смертельной дозировке. Но мы обнаружили единичный след от инъекции. Похоже, укол был сделан в первый раз, и сразу передозировка. Если бы ее привезли на несколько часов раньше, что-то еще можно было бы сделать. Сейчас остается только ждать и надеяться на чудо и на молодой организм. Судя по вашей реакции, вы были не в курсе? – В голосе врача послышался упрек.

Полина находилась в оцепенении.

- Наркотики?! Вы не ошиблись? Но это невозможно! Моя дочь – послушная, примерная девочка, отличница.

- Все бывает, - устало проговорил врач. Мы здесь всякого насмотрелись. Вы думаете, только дети из неблагополучных семей или хулиганы попадают в плохие компании? Переходный возраст – самый сложный. Порой непросто понять, что в голове у подростков. У меня самого двое. Я понимаю, вам некогда следить за дочерью, вы же тоже врач, времени на детей вечно не хватает.

Несмотря на сочувствие, Полина оставалась в шоковом состоянии. Смотрела на врача в ожидании приговора или надежды и повторяла:

- Она придет в себя? Будет жить?

- Ваша дочь на данный момент в коме. Выживет или нет, решится в ближайшие двадцать четыре часа. Но даже если она вернется, это не гарантирует выздоровления.

Врач с жалостью посмотрел на женщину и пошел по отделению к себе в кабинет. Полина проводила его полными слез глазами и разрыдалась.



Таша Брагина

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться