Жизнь Offline

Размер шрифта: - +

Жизнь Offline

В этот знаменательный вечер внимание всех жителей США, где бы они не находились: дома, в гостях или в баре было приковано к экранам телевизоров и компьютеров, начавших трансляцию интервью с молодой убийцей, дело которой гремело на весь мир вот уже несколько месяцев. Это интервью она согласилась дать перед тем, как ступить за порог камеры и навсегда покинуть этот мир.

Интервью проводилось в небольшой, мрачной и серой комнате для допросов, в центре которой стоял стол, с одной стороны сидел журналист, а с другой убийца. Кроме них в помещении находился фиксирующий все оператор и два вооруженных надзирателя, дежуривших у двери.

-Скажите, Оливия, вам страшно осознавать то, что через несколько часов вас уже не станет?-спрашивал заключенную корреспондент одного из самых брендовых каналов в США, презентабельный на вид высокий темноволосый мужчина в очках и деловом костюме.

-Совсем нет.-негромко ответила ему девушка двадцати шести лет с длинными вьющимися ярко-рыжими волосами и ярко-зелеными глазами, одетая в тюремную форму. Она была прикована наручниками к стулу и вид имела такой печальный, что впору расплакаться и пожалеть ее-Знаете, я даже рада этому.

-Рады смерти?-не сдержал своего удивления корреспондент.

-Да.-подтвердила девушка-Наконец-то сегодня все кончится и я больше никогда не столкнусь с этим ужасом. Надеюсь, что не столкнусь. Я согласилась на интервью только потому, что хочу перед смертью поведать свою историю всем, кто сейчас смотрит на меня и внимательно слушает. Я хочу предостеречь их и возможно спасти от того, от чего каждый из нас не защищен. Позвольте же мне начать.

-Конечно. Я, все жители Соединенных Штатов Америки и весь мир готов слушать вас.-любезно предоставил ей право говорить корреспондент, ставший после этого интервью знаменитым до конца дней своих.

-Я начну свой рассказ с событий трехлетней давности, именно тогда все началось.-заговорила Оливия-В ту пору в моей жизни был тяжелый период, у меня не ладились отношения с родителями, друзьями, парнем и коллегами по работе. Моя мать, властный и очень капризный по натуре человек занимала пост директора небольшой туристической фирмы, а мой отец, почти во всем потакавший жене и имевший свои странности работал в компании по производству дрелей. Они влезли в долги. Половина моих друзей обзавелась новым кругом общения и забросила меня, мой парень, не посоветовавшись со мной, взял и переехал в другую страну ради университета своей мечты, а на работе, работала я в офисе одной торговой компании, меня понизили. Денег стало катастрофически не хватать. Квартиру, которую я снимала с парнем в одиночку я не могла потянуть, пришлось с тяжелым сердцем и, скрипя зубами возвращаться в место, в котором я провела все детство и подростковые годы-родительский дом. Как только я это сделала, ни дня я не могла провести без скандалов, устроенных моей матерью.

-Оливия, почему посуда до сих пор не помыта?-ворвалась ко мне в комнату мать, едва я пришла с работы.

-Сейчас помою, мам, дай только переодеться!-отвечала я.

-Оливия, где ужин?-кричала она снова-Я же просила тебя его приготовить! У меня мигрень, мне самой не до этого. Если не хочешь, чтобы мне стало еще хуже и я слегла в больницу, немедленно сделай его!

-Хорошо, мам.-снова потакала ей я.

Однажды она разбудила меня уже в семь утра, в мой единственный выходной.

-Оливия, к нам с твоим отцом сегодня в восемь вечера прибудут гости, изволь везде прибраться к их приходу, хватит спать!-громогласно сказала мать, раздвинув шторы, мне в глаза сразу ударил яркий солнечный свет и окончательно лишил меня возможности дальше видеть сны.

-Сейчас встану, мам.-сонно ответила я.

Практически единственной радостью в моей тогдашней жизни для меня были мои любимцы: терьер Локи, далматинец Керри и кот Дюк, которых я вынуждена была оставить здесь, переехав на новую квартиру. В совместной жизни с молодым человеком не было места домашним животным. А тут они снова со мной рядом. Радуют и согревают меня. Я с удовольствием гуляла с Керри и Локи утром и вечером, гладила шерстку Дюку, кормила всех троих только самой вкусной едой, а по ночам я всегда пускала их к себе, спать с домашними любимцами мне было комфортно. Но все равно собаки и кот не могли полностью заменить мне человеческое общение, например с лучшей подругой, которая, к сожалению, проживала в другом городе, а так как денег у меня на поездку к ней пока не было, мне оставалось только созваниваться и списываться с ней в сети. Вот тут я и добралась до самого главного. До социальной сети, которая свела меня с человеком, поставившим крест на моем будущем.

Чаще всего посещая интернет, я зависала в социальных сетях, общаясь с друзьями (друзья состояли из тех, кого я знала в реальной жизни и тех, кто находился далеко от меня и, следовательно, кроме как на фотографиях, выложенных на моей странице и в скайпе меня никогда не видел) и чатясь в группах, отражающих мои интересы. В одной из них я и познакомилась с ней. Я назову ее Мэри. Мое знакомство с Мэри не было преднамеренным, как часто это бывает в интернете. Мэри была лучшей виртуальной подругой  девушки под ником Фрик, которая и притащила меня в новую группу поклонников азиатской культуры, киноиндустрии и моды. В группу входило много разносторонних личностей из разных стран, но Мэри сразу привлекла мое внимание. Посмотрев на фотографии светловолосой голубоглазой девушки, выглядевшей младше своих лет и напоминавшей задорного подростка, улыбавшейся иногда мило, иногда откровенно нагло, но смотревшей всегда одинаково-холодно и расчетливо и почитав несколько ее высказываний я сначала подумала, что она типичный подросток: капризный, жаждущий внимания, взрывной и наглый, в общем такой, каких обычно любят демонстрировать в подростковых американских фильмах про любовь и школу. Она и Фрик занимали главенствующее положение в этом интернет-сообществе и за все шутки, либо унижения по большей части были ответственны именно они. К тому же Фрик и Мэри жили в одной холодной стране за океаном, правда в разных городах и мечтали приехать друг к другу в гости. Сначала я появлялась в группе редко, но потом она захватила меня, я общалась с теми, кто занимал второй план, пока случай не свел меня с Мэри. Как-то вечером вернувшись после работы, переделав все свои домашние обязанности и поиграв с питомцами, я залезла на сайт той группы, я обнаружила всех в дурном расположении духа. У Мэри случилась беда. Я и раньше подозревала, какой образ жизни она ведет, подозревала, что у нее проблемы с родственниками, но только сейчас я прониклась к ней сочувствием и увидела в этой эгоистичной девушке человека. Я написала ей в личку, она ответила и понеслось. У нас возникла дружба. В начале знакомства Мэри поведала мне все, после чего я окончательно перестала считать ее легкомысленной дурочкой, любящей внимание больше всего на свете, а поняла, что на самом деле она серьезный человек с тонко чувствующей душой и большими талантами, за свою недолгую жизнь успевшая пережить многие неприятные вещи. Она говорила мне про родителей, которые не понимали ее стремления к индивидуальности и творческих порывов, говорила, что они еще в детстве часто били ее и до сих пор могут поднять руку, если захотят, говорила о своих прошлых похождениях в мало знакомых компаниях, говорила о побегах из дома, говорила о своих взглядах на жизнь, которые были действительно зрелыми и продуманными, она не хотела всю жизнь гулять и развлекаться, как я раньше думала, Мэри больше всего на свете желала закончить колледж и поступить в университет, переехать в другой город и издавать собственные книги. Да, она писала рассказы и высылала их всем, кто состоял в группе. Должна сказать, рассказы были хороши, мне они очень нравились, она умела сделать сюжет таковым, чтобы он цеплял читателя с самого начала до самого конца, и честно говоря, мне льстило, что свои работы она присылала мне первой. Так же она делилась со мной всеми своими секретами, например, рассказала про неприятный случай, повергший меня в шок и еще больше заставивший уважать ее. С ней случилось то, из-за чего многие девушки повреждаются психикой и оканчивают жизнь самоубийцами или навсегда остаются затворницами. А ее это как будто не коснулось, она продолжала верить в себя и уверенно идти вперед, не смотря ни на что. Так же, как она делилась со мной всем, я делилась с ней случаями из своей жизни. Она слушала все, что я говорю, в чем-то соглашалась со мной, а в чем-то нет. Например, первое, что я выяснила, она не любила собак, как и кошек. Она вообще не любила животных.  Еще она не понимала, почему я беспрекословно слушаю свою мать, говорила, что будь она на моем месте, давно бы уже приручила ее. Да вообще, чем больше я с ней общалась, тем больше понимала, какие мы с ней разные. Если я была спокойной, она была вспыльчивой, если я могла стерпеть, она высказывала собеседнику все в самой грубой форме. Но были у нас и общие черты, например стремление к творчеству, мы вместе творили и получали от этого удовольствие, мы как будто дополняли друг друга и делали книги еще более неповторимыми. Мы обе страдали высокомерием, но как потом выяснилось, Мэри страдала им куда в большей форме. Сначала у меня были по ее поводу опасения, характерные для интернет-общения, действительно ли это она? Та, за кого себя выдает? А не какая нибудь левая страница совершенно другого человека? Все мои опасения отпали, когда мы начали созваниваться по скайпу, да, это действительно она, точь в точь, как на фотографиях, Мэри, все та же семнадцатилетняя девушка. И она, если до этого тоже сомневалась во мне, смогла убедиться, что это я и что никто не врет о своих личностях. Мы знали настоящие имена друг друга, знали точные адреса и собирались через некоторое время встретиться в реале. И не только мы, вся наша группа. Мы мечтали встретиться в Нью-Йорке, я давно желала туда переехать, как только мне удастся накопить нужные средства, как и еще пара человек, проживающих в моей стране. Ну а те, кто жил в других странах с тяжелой в них обстановкой, например как Мэри и Фрик, просто хотели мигрировать в более благоприятное государство. Наверное, почти год я пребывала счастливая, не обращала внимания ни на капризы матери, на ни противных коллег по работе и совсем забыла про покинувшего меня парня, весь мой внутренний мир занимала наша группа, а особенно Мэри, ставшая для меня по настоящему близким другом.



Anna Riddle

Отредактировано: 23.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться