Жизнь оправдывает жизнь

Размер шрифта: - +

пролог. первая часть

У одного мудреца спросили, – что делать, если вас разлюбили?

Забрать свою душу и уйти, – ответил он.

 

ПРОЛОГ

 

Хотя и сладостен азарт по сразу двум идти дорогам,

нельзя одной колодой карт играть и с Дьяволом и с Богом…

Игорь Губерман

 

 

 

СССР. Кронштадт 1961 год.

Осеннее небо нависло над Кронштадтом. Низкие, темно-серые облака давили своей тяжестью и дышали влагой. Крикливые чайки ловко лавировали в воздушных потоках на расправленных белых крыльях, создавая иллюзию сумбура и тревожности. Порывы ветра приносили брызги морской воды и запах солярки. Подводная лодка проекта 613 "Whiskey" виднелась у длинного причала. В свете фонарей её мокрый корпус отливал серебром.

На пирсе, твердо уперев ноги в настил, стояла девушка, сотрудник службы радиосвязи. Она старалась прикрыть лицо от порывов пронизывающего, морского ветра большим шарфом, накинутым на темные, жесткие волосы. Почти чёрного цвета глаза смотрели не отрываясь на подводную лодку. Поджатые, неумело подкрашенные губы на круглом грубоватом лице, выражали недовольство и нетерпение. А две большие, выпуклые родинки на лбу и щеке, похожие на бородавки, дополняли и без того унылый портрет. Наконец с подлодки начали спускаться люди.

Один из матросов невысокий, худощавый направился прямиком к девушке. Он на ходу застегивал бушлат и подняв воротник, прикрылся от очередного порыва ветра. В глазах цвета моря в пасмурный день отразилось удивление и настороженность.

– Нелли! Что ты здесь делаешь? Я же сказал, что как освобожусь, сам зайду к тебе, и мы куда-нибудь сходим, – почти прокричал мужчина, перекрывая шум ветра и моря. При этом его низкий лоб собрался морщинами.

– Виктор! Мне очень нужно поговорить с тобой! Срочно! – нервно ответила девушка. Она взяла молодого человека под локоть, и они быстро пошли в направлении скопления огней на берегу. Звук шагов по настилу заглушали шум волн, налетающих на причал и превращающихся в сероватую пену. Крики чаек привносили свой вклад в эту привычную какофонию безостановочного движения соленой воды.

Несколько матросов, сошедших с подводной лодки, переговариваясь и посмеиваясь смотрели в сторону удаляющейся парочки.

– Во дает старшина! Такой красавчик, а дал себя охомутать такой тётке как эта Неля, – сказал один из мужчин, покачав головой.

– О да. Она ему прохода не дает, теперь еще и на причал пришла. Но ты знаешь, они в детстве жили на одной улице в каком-то городишке. Когда Виктора направили служить в Кронштадт, она смогла получить допуск и устроиться в радиослужбу в ту же Часть.

– А еще она его старше лет на пять! – добавил другой матрос.

– Да, я это слышал, – ответил первый собеседник, – поначалу и думал, что она его опекает по старой дружбе. Но похоже, что нашего старшину тянут под венец. Жаль парня! Что тут скажешь, говорят, она настоящая ведьма, – парень засмеялся и изобразил причудливые пассы руками, – может быть, она его околдовала.

– Ага, опоила колдовским зельем, – матросы, продолжая переговариваться, подняли воротники бушлатов и быстро пошли в сторону береговых построек, где их ждал отдых и ужин.

 

Мрачное, низкое небо быстро темнело, и тем ярче казались огни фонарей, освещавших дорогу вдоль красных казарменных строений Кронштадта. Осень вошла в свои права, и повсюду ветер пересыпал цветные опавшие листья. Порывами ветра они поднимались в воздух и описав круги, снова опускались на землю. В свете фонарей мелькали как в калейдоскопе и складывались в причудливые фигуры.

Виктор шел, опустив голову, и все большее выпячивая нижнюю губу, почти касаясь ей носа. Он всегда так делал, когда был чем-то недоволен. А теперь он был недоволен и еще как! Вместо ужина и партии в шахматы в клубе, его ждет какая-то очередная проблема подруги.

Нелли едва поспевала, повиснув у него на руке. Она быстро перебирала ногами в ботах на низком каблуке, надетых на шерстяные носки собственной вязки. Их шаги глухо раздавались по тротуару, а ветер подвывал пробираясь через решетку ограждения. Виктор остановился, высвободил свою руку из цепких пальцев девушки.

– Неля, я очень устал, давай завтра увидимся и поговорим, – сказал он вяло, закатив глаза и не надеясь на освобождение от наседавшей подруги.

– Нет! Завтра, может быть, уже поздно! – напирала на него Нелли. Ее глаза при этом сузились и превратились в черные мазки, а выбившиеся из-под шарфа жесткие волосы, торчали во все стороны, – мы должны пожениться! Срочно! Все дело в той квартире на Невском проспекте! Давай сейчас пойдем к начальнику и напишем заявление, что мы хотим пожениться!

– Неля! Я тебе уже сказал, что мы поженимся. И это не обязательно делать вот так с бухты-барахты! Успокойся. Я пойду отдыхать, и ты отдохни, а завтра все обсудим, – заискивающе промямлил Виктор, но шаг при этом ускорил. Девушке тоже пришлось прибавить скорость.



Simone Bailly

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться