Жизнь после переломного момента

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Повествование ведётся от первого лица.
2 июля 20** года.

8:24
Проснулась я непривычным для меня образом: меня разбудил телефонный звонок. Я, сразу же проснувшись, мгновенно ответила на звонок и услышала незнакомый мне женский голос, говорящий, должно быть, заученную речь:

— Вы — дочь Чистовой Софьи Эдуардовны, Чистова Виктория Евгеньевна?

— Да, это я. А кто Вы?

— Я медсестра из больницы ****. Прошу приехать Вас к своей матери.

— В… больницу? — испуганно спросила я.

— Да. — спокойно, наверное, по привычке, ответила медсестра. Видимо, приезд в больницу к родственникам для неё обычное дело. Но для меня — нет. Ведь больница эта для людей со смертельно опасными ранами.

— Х-хорошо. — сказала я и бросила трубку.

«Лучше поеду на такси. — подумалось мне. — Хорошо хоть, что дома деньги есть. Но что произошло с мамой? Про Серёжу и Женю она ничего не сказала… Странно, они ведь вместе были. Хотя, я не знаю, как и где её нашли. Не знаю обстоятельств.»

Я переоделась в первое, что попалось под руку и взяла деньги на такси (туда и обратно). Вызвала такси, предусмотрительно узнав адрес больницы, откуда звонила медсестра, и вышла на улицу, ожидая приезда машины.

Через минут десять пришло уведомление, что найдена машина. Цитирую: Lanos, бежевый, номер: ****. И ровно через восемь минут и тридцать четыре секунды я увидела нужный мне автомобиль. Подошла к нему, открыла дверь, залезла в салон и закрыла дверь.

— Доброе утро. — решил первым поздороваться водитель. Мужчина преклонного возраста, о чём говорит седина и морщины.

— Здравствуйте. — не понравилась мне идея «Доброе утро». — Мне туда и обратно. Подождёте? Думаю, что да. — сама себе ответила и, вдобавок, кивнула. — У вас же счетчик.

— Да. — и он отвернулся.

«Возможно, он понял, что я не настроена на разговоры».

8:55
И мы поехали. Я засунула наушники в уши и включила подборку песен автора Skillet в оригинале. Громкость на максимум и смотрю на дорогу. Машины, деревья, дома, магазины, кусты, заправки и снова машины. Много. Чёрт. Пробка. Рассматриваю машины, автобусы и маршрутки. Обилие цветов: красный, желтый (яркий и насыщенный), синий (яркий и темный), белый, чёрный, розовый (целых два авто этого цвета нашла), синий с белым (двухцветный) и ещё где-то видела фиолетовый.

Раз уж ехать, наверное, минут сорок, тогда я, пожалуй, опишу свою внешность на данный момент. Начнём сверху.

Длинные темно-русые волосы. У корней почти коричневые, а у кончиков — русые. Собраны наскоро в хвост.

Бирюзово-зелёные глаза. Проще говоря: aquamarine.

Нос с горбинкой. Небольшой шрам восьмилетней давности.

Губы подсохшие, бледно-розовые.

Белая свободная футболка с надписью: «NO HOME».

Бриджи с легким бирюзовым оттенком и с карманами (спереди и сзади).

Простые бежевые балетки с «дырочками».

А на коленях — портфель.

Кстати, левое запястье у меня обмотано четыре раза красной ниткой. Тётя попросила её завязать после того, как я сняла гипс. А сделала я это сама. Рука ещё немного болела, может поэтому она попросила сделать это.

Рост: 163,2 см. Вес: 66 кг. Мне нужно сбросить несколько килограмм, но никак не представляется возможности…

Смелости, наверное, не хватает…

9:43
Наконец-таки мы приехали. Я заплатила водителю и вышла из такси. Зашла в больницу. Выключила музыку и сняла наушники. Убрала телефон вместе с ними в рюкзак.

Как только я зашла, ко мне подошла девушка лет 25 в белом халате. У неё чёрные волосы, остриженные под каре. Она примерно моего роста. Глаза у неё пронзительно карие. Если не подходить близко, то они могут показаться чёрными. Из-под халата виднеются бардовая футболка и синие джинсовые шорты. Смотрю вниз и вижу закрытые бледно-голубые балетки.

— Девушка, Вы…

-…дочь Чистовой Софьи Эдуардовны. — закончила я за неё. — Да, это я — Чистова Виктория Евгеньевна.

— Х-хорошо. — удивленно ответила она. — Я… проведу Вас. — уже более спокойно.

— Ведите. — согласилась я.

Спустя минут пять.

— Предупреждаю — Вам сказали не всё. Обо всём расскажет доктор. — сказав это она указала на дверь с надписью: «Приёмная доктора по срочным вызовам — Глушникова Петра Васильевича». — Вам сюда.

— А?

Я только хотела спросить, а она уже смылась. М-да. Тогда… Спрошу у него.

Я решительно постучала в белую дверь.

— Войдите. — услышала я мужской голос из-за двери и вошла. Закрыла дверь.

— Здравствуйте. Я хочу узнать что произошло. Я — Чистова Виктория Евгеньевна.

— Садитесь. — я присела на стул перед его столом. — Доброе утро. Хотя… Для Вас не совсем. Дело в том, что… — он откашлялся. — Плохая или хорошая новость? — он посмотрел на меня и сложил пальцы рук в замке, поставив локти на стол.

— Давайте с плохой. — я посмотрела ему в глаза. Мужчине примерно 30 лет. У него каштановые волосы, в которые уже начала прокрадываться седина, собранные в низкий хвост. Глаза цвета мокрого асфальта. Серые, то есть. Рост… Хмм… где-то 180-190. Как-то так.

— Хорошо. Ваш младший брат… Он мёртв. Мгновенно скончался после того, как наткнулся на что-то довольно острое.

— Попало… прямо в сердце? — я даже не знаю, как реагировать…

— Да.

— Но… Постойте. А что же произошло?

— ДТП. В джипе ехали все: Ваша мать, Ваш брат и Ваш отец.

— Отчим. — исправила я его.

— Что?

— Это не мой отец, а моего брата. Просто первого её мужа зовут также — Евгений. Тогда, что с ними? И почему Вы сразу обо всём не сказали?

— Чтобы Вы сильно не беспокоились. Сейчас они оба в коме. Они были на волоске от смерти, да и сейчас…

-… Ясно. Я могу их увидеть?

— Простите, но сегодня — нет. Приезжайте завтра с 13:00 до 18:00. До встречи.

— До свидания. — я встала и вышла из приемной. Вышла из здания и подошла к такси. Водитель заметил меня и вылез из окна.

— Едем?

— Нет. Вот за ожидание. — и протянула ему купюру.

— Кхм. Хорошо. — завел мотор. — Прощайте. — бросил он и уехал.

— Ага. — достала телефон с наушниками и включила первую попавшуюся песню.

10:11
"— Зачем ты опять пришла в мой сон?

— Просто я ещё… помню тебя.

И как похожа эта жизнь на адажио

И вроде темпы медленные, тихие даже, но

Проснувшись утром понимаю, ночью не усну

Снова вижу сон, встречаю ту весну

И что за неполадки — это диссонанс.

С судьбой играю в прятки, а может быть пасьянс?

Нет, не посмотрю назад. Прошу, отпусти.

Полночь. Слёз холодный град, не хватает сил."


Отрывок: *kerwprod — кружится снег*

— М-да. Какие весёлые мотивы… — саркастически произнесла я. — Вот, к примеру, ещё одна:

"Открытые раны на моём теле,

Бог видит: мы этого не хотели.

От острой боли сходим с ума мы,

Падая в пропасть уже навсегда."


Отрывок: *Виктория Дайнеко — Крылья*

12:37
Пока критиковала свои треки, поняла, что уже недалеко от дома… А ещё поняла, что сейчас сгорю на солнце от жары! Быстренько достала ключи из портфеля и подбежала к подъезду. Открыла дверь, побежала на самый верх (8 этаж) и открыла дверь в квартиру. Зашла внутрь, закрыла дверь и сняла обувь.

— Блин! — протянула я «и», заходя в свою комнату. Ну, как «комнату»… Она небольшая, там еле-еле вмещаются: диван-кровать (односпальная) с разными надписями, напоминающая ретро, компьютерный стол черного и белого дерева, несколько полок над ним и кресло рядом, также небольшой шкаф-купе (где-то 170 см). В конце комнаты, над кроватью, окно. Люблю сидеть и наблюдать оттуда за внешним миром. 



Анна Коваль

Отредактировано: 24.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться