"Жизнь снаружи и жизнь внутри"

Размер шрифта: - +

Глава 3. "Он внутри и я снаружи"

С той поры, когда я отключила красную кнопку на микросхеме Тима, моя жизнь стала меняться. Первые два дня я чувствовала внутри себя легкое покалывание. А потом в голове частенько возникали сцены из прошлого – то мы с Тимом ловим головастиков, то играем с ним в догонялки, то бегаем по ромашковому полю. Тим радостно смеется…

А еще через три дня я начала полностью ощущать его внутри. И эти ощущения не были физическими, просто я как бы видела и ощущала, что он там. Я знала, что он делает, и что хочет.

Еще через неделю я уже полностью ощущала его внутри. Даже чувствовала, как он там ходит (но мне не было больно), как он спит. Я начала понимать его желания и делала так, как он хотел. Мне захотелось, чтобы ему там, внутри меня, было бы легче жить.

А неделю назад я стала ловить себя на мысли, что я безумно скучаю по Тимке, что хочу его обнять, прижать к себе. Что хочу увидеть его задорную мордашку, услышать его звонкий смех. Я начала плакать, с каждым днем мне становилось тяжелее и тяжелее.

Мама заметила мою подавленность и уложила меня в постель, напичкав таблетками от простуды (она думала, что я заболела!). Я не могла рассказать ей про Тима и про кнопку, которую я отключила. Не знаю, почему не рассказала, наверное, на интуитивном уровне почувствовала, что она не готова еще это услышать…

Я лежала в кровати и теперь точно знала, что буду делать. Я буду искать способ вытащить Тима, а потом и папу, и Андрея и всех, всех, всех…

Жаль, что мне не с кем поговорить об этом – Кристина живет полноценной жизнью, она даже подала документы, чтобы устроиться в Управление за контролем поглощения. Мама не возражала, но и особо не поддерживала.

Я ходила в школу и старалась уловить настроение моих одноклассниц – что они думают, что чувствуют (ведь они все кого-то «поглотили»). Я искала единомышленниц, и не находила. Все девочки в классе постоянно смотрели передачи, в которых рассказывалось о преимуществах «поглощения» и построения мира без мужчин. Некоторые девочки с первых классов вообще не помнили мужчин. Они были уверены, что всегда было так. И это ужасно. По-моему ужасно. Но, похоже, что единомышленниц мне не найти.

Сидя за своей партой, я невольно становилась свидетельницей ужасных (по моему мнению) разговоров моих одноклассниц. Они говорили, что нужно на выходных пойти в Управление по контролю за поглощением и еще кого-нибудь «поглотить», что после школы пойти учиться на депригонгов или гонтов. И сожалели, что не могут сейчас вступить в ряды гонтов…

Всегда будет кого «поглотить», потому что каждая женщина, которая «поглотила», могла забеременеть и родить ребенка. Когда рожали мальчиков – три года было дано на воспитание, а потом женщины были обязаны сдавать ребенка на «поглощение» в Управление. В некоторых случаях позволяли воспитывать мальчика до семи лет… Для привилегированных. А еще было создано отделение знаменцев – это женщины, которые специально рожали мальчиков для сдачи их в Управление для последующего «поглощения». Таким образом, Управление не испытывало недостатка в мужчинах «для поглощения». И в любой момент любая женщина, которая задумала «поглотить» еще кого-то для омоложения, для того, что бы жить тысячу лет (только не понятно для чего!?), могла прийти в Управление и «поглотить». Короче, мужчин (маленьких мальчиков) стали выращивать, как свиней – на убой…

Наблюдая за одноклассницами и слушая их разговоры, я думала, как же открыть им глаза… Мысль сама пришла – надо найти их микросхемы с «поглощенными» и отключить кнопку. Тогда все изменится. От этой мысли я даже подпрыгнула на стуле, чем вызвала недоумение моей соседки Маши. Скромной, тихой и, даже незаметной, девочки. Сколько ее помню, она всегда была такой, что до, что после «поглощения». Кстати, они с мамой жили вдвоем, поэтому, когда надо было «поглотить» стояли в очереди в Управление, чтобы выбрать кого «поглотить».

Но я не стала останавливаться на Маше. Во-первых, она любила докладывать все разговоры учителям (так же тихо и незаметно, как бы исподтишка), а во-вторых, она ничего не чувствовала к «поглощенному» и, следовательно, отключение ее кнопки ни к каким изменениям внутри бы не привело. Разве бы что к раздражению от того, что кто-то там внутри…

В общем, она отпадает. Тогда кто?! Я повертела головой по сторонам. Так, Вика, самая бойкая и спортивная девчонка из класса. Она «поглотила» своего брата (так же как и я). Можно было бы начать с нее, но ее мама теперь работает в отряде гонтов. Слишком рискованно. Инна – нет, не пойдет, она у нас немного придурковатая и постоянно подражает нашему лидеру, красотке Тане, местной воображалке. Таня – заносчивая, высокомерная стерва. Думает только о собственной выгоде. Помешанная на красивых шмотках и косметике. Они отпадают. Внезапно я остановила свой взгляд на Юле, которая сидела на последней парте и что-то рисовала. Точно. Она подойдет. У нее собственное мнение, она ни под кого не подстраивается. Когда «поглощение» стало обязательным, они с мамой до последнего тянули. После третьего уведомления ее мама «поглотила» папу, ну а Юле пришлось съесть Дениса, это ее двоюродный брат, который жил с ними последние восемь лет. Его родители отказались от него, как только стало известно о его болезни. У Дениса был врожденный паралич – он не мог ходить. Зато он был прекрасным собеседником, он много читал и мог поговорить на любые темы. Больше всего его интересовала история и география. Когда Юле пришлось его «поглотить» ему было 9 лет.



Соклакушка

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться